Клёвый

Ночь, устьице, костёр,уклейка... — переписал бы Блока рыбак Старчиков


И закачались бы камыши над заводями Шакши, стал над ушицей лавровый парок крутиться... Для Владимира и его друзей рыбалка – таинство, природа – храм, где каждому по способности услышать, прочувствовать, не навредить. И такой поэзией окутаны рыбацкие рассказы, что поневоле... клюёшь!

Старчиковы перебрались в Улётовский район из Благовещенска. «Время было такое». От подъёмов в 5 утра Вовка зарывался в подушку, клял щучье-карасиное царство, но за отцом шёл. В какой-то момент (он и сам не заметил когда) тонкий писк комара, парное на рассвете озеро, рябь на воде вошли в душу. Пацанами, прокопчённые костром, прожаренные солнцем, ловили гольянов в Ингоде и мечтали о «большой рыбе» – шумных городах.

Вырос, отслужил и, правда, уехал в Читу на радость улётовским дождевым червям. Как чебака на крючок, цепко захватили суета, работа... Спас рыболова тесть – большой любитель выуживать хариуса. Вывез нового родственника в окрестности села Горека и «подсадил». Стал Владимир в рыбацкие магазины захаживать, о рыбных местах в социальных сетях расспрашивать. И выяснилось: хвастать уловом земляки всегда пожалуйста, а на вопрос географического характера отвечают пространно «там». Нет организации, объединяющей разрозненные косяки рыбаков, нет площадки для обстоятельного общения (форум не в счёт).

Так появилась сообщество единомышленников – группа «Рыбаки Забайкальского края» «ВКонтакте». Сегодня в ней 2,5 тысячи человек, добавилась соседка Бурятия. Кстати, рыбачек много. А уж о спектре профессий и жизненных путей и говорить пустое: «энцефалитка», что масонский капюшон. Тайное братство, посвящённое удилищем!

Есть среди них умельцы по мушкам (приманкам) и мормышкам (грузикам); их делают похожими на насекомых или даже грызунов, в ход идут перья, пряжа... Есть непревзойдённые повара по части ухи и копчёной рыбки: «Ленка копчу; золотистый становится, а запах...» – немилосерден рыбак в конце рабочего дня. Про наваристую уху, приправленную костром и закатными отблесками, говорит – заслушаешься.
Но не для пропитания всё. «В деревнях, где работы нет, рыбалка, конечно, помогает кормиться. Мы рыбачим ради процесса. Веселее вместе. Кто-то что-то новое расскажет. Чем-то поделится. Выезжаем далеко. На несколько дней. Там даже связи нет, и медведи ходят. От-ды-ха-ем».

В планах на ближайший год создать общественную организацию и – «поскольку рыболовный спорт в Забайкалье не развит» – региональную Федерацию. Тогда можно будет сообща и с «корочкой» бороться, например, со свободной продажей сетей. Проводить соревнования: поймал, взвесил, выпустил. А! Секундочку – фото на память.

На клич «кто больше» рыбаки собираются и сегодня. В апреле тревожили чешуйчатое население Кенона и в июле планируют десантироваться куда-нибудь (кстати, спонсоров ищут). Организаторами соревнований чаще выступают торговые сети. Старчиков же мечтает «рекламировать» бережное отношение к земле-матушке, воспитывать молодёжь. «Вздохнул на природе душой и телом – будь благодарен: убери мусор. Не только свой!».

Яро отстаивают с товарищами право рыбы на честную рыбалку: «Разве есть шанс против сетей? Даже «сани» (волокуши с крючками), запрещённые законом, оставляют ей право выбора. А сколько сетей полными уходит на дно... Продажа должна быть разрешена только для промысловиков». Юмором, назиданием, конкурсами, розыгрышами (администраторам группы высший балл) отучают рыболовную братию от варварских методов лова.

Не понимает браконьеров и чисто по-человечески: что за удовольствие без игры и интриги. Клюнула – ухнет сердце. Выводишь не дыша. Сорвётся – так десять лет пройдёт, а всё кажется, что самую крупную упустил. Оттого и речная рыбалка ему ближе, чем, например, на Шакше. «На речке сложней: поймаешь не поймаешь – ещё вопрос».

«Рыба умна, – рассуждает. – По крайней мере, не соображай она ничего, разве была бы так привередлива?». Одна рыбка любит перловую кашку. Другой гороховую подавай. Карась предпочитает манную (её шприцем на крючок выдавливают). Семечки. Уважают холоднокровные консервированную кукурузу, но исключительно «Бондюэль».«Кроме шуток; только её, вот и пойми, как различает».

Караси вообще гурманы – приплывают на запах валерьянки, а в кашу для них добавляют ванилин.

А ещё рыба «помнит».
«Как иначе объяснить наличие в затерянных уголках, куда нога человека редко ступает, «непуганой» рыбы? На любую приманку идёт. Только нельзя злоупотреблять её бесстрашием...».

Мечтает побывать на озере Букукун в верховьях Ингоды. «Заповедное место. Ленки, рассказывают, прямо у берега стоят. Не ловить. Полюбоваться хотя бы».

Золотая Владимиру не попадалась. Пока. А попадётся, мне кажется, он её отпустит подобру-поздорову. Шепнёт разве что, чтобы сынишка рыбаком стал, в Ингоде лещи завелись килограммов под 50 и осётр зашёл в Читинку.

Все материалы рубрики: "Люди родного города"

Елена Сластина
Фото из архива
Владимира Старчикова
"
Читинское обозрение"
№27 (1459) 05.07.2017



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).