Кинофестиваль: как это было

VIII Забайкальский международный кинофестиваль завершился в Чите


Улётные встречи


Творческую встречу в Улётах в рамках Забайкальского кинофестиваля 31 мая открыла великолепная Раиса Ивановна. Зритель даже простил полуторачасовое опоздание актёров. Народная артистка России, сыгравшая более двухсот ролей, говорила немного, по делу. Представляем вам отрывки из её выступления.


Наша Раечка

От мадонны до «зэка», каждая из россиянок – роль Раисы Рязановой




Ничто ей не чуждо

– Профессия актёра обязывает встречаться с вами, делиться с вами с экранов любовью, а вы тут же отдаете её на улицах, в магазинах, банях. Был такой случай со мной (в общественной бане – прим. авт.). Говорю: «Потрите мне спинку». А женщина мне: «Слушайте, что-то лицо знакомое. А вы у нас в поликлинике на вахте, да?». Говорю, вот выйдут мои два часа в бане, тогда и скажу: кто я. Вот она следит за мной, глаз косит. Подходит: «Ну, не могу больше! Я же вас знаю! Кто вы?». Говорю ей, что, наверное, она смотрела киноленту «Москва слезам не верит». Женщина закричала: «Артистка! В бане! Голая!». Ну, вот так, говорю, я – как все люди. И тут у меня начался творческий вечер. В бане.

О Забайкалье
– Сейчас мы проехали всего 100 километров, для бешеной собаки сто вёрст – не крюк. Едешь и видишь эти необыкновенные просторы: поля, леса. У вас ещё горы. Спрашиваю: мы сейчас за горы или до гор? Мне отвечают: «До гор ещё километров пятьдесят». Так вот же они! Вот такой у вас визуальный обман. Везде обман (улыбается – прим. авт.).

Роли русских женщин
– Я прочитаю вам восемь строчек, и вы поймёте кое-что о моей профессии:

Наперекор изменчивой молве
Художники прославили в веках
Не девушку с венком на голове,
А женщину с младенцем на руках.
Девичья красота несовершенна.
В ней нет ещё душевной глубины.
Родив дитя, рождается мадонна,
В её чертах – миры отражены.


Посмотрите друг на друга, женщины, какие вы красивые, какие вы мадонны. Нам посчастливилось воплотить вас на экране, за это вам благодарность большая. Иногда играешь не только мадонн, но и других женщин. Однажды играла первый раз в картине «Клетка» зэчку в тюрьме. Пришла к режиссёру: «Сашенька, давай сходим в тюрьму». Он шутит: «Подожди! Какие твои годы, ещё сходишь». Объясняю, что никогда не видела вживую зэчек, с телевизора копировать не хочется. Хочется денёчек с ними побыть. Понюхать, послушать, дотронуться. Какие они? Они ж бабы. Режиссёр сказал, что ему нужна баба с моей душой, моими глазами, моим сердцем.

Моя героиня попала в тюрьму потому, что убила своего мужа. Убила потому, что достал. Чтобы баба, мать его детей, убила мужа, для этого столько надо пережить, перетерпеть. Одели меня, гляжу в зеркало: боже мой, боже мой! Майка в обтяжку, складки мне сделали, перетянув верёвочками. И я сидела, как Леонов в «Джентльменах удачи», помните? Понимаете? И такие качества во мне всплыли...


Постельная сцена. Первая.
– Играю в основном о любви. При этом ни разу на экране не поцеловалась. Один раз полежала в койке с народным артистом Виктором Авдюшко. Мужу говорю, что, мол, такая-то будет сцена, надо плакать. Он: «Ну, поплачешь». Да нет, говорю, мне надо в койке лежать... Муж: «В какой койке?!». Прихожу на съёмки, рассказываю об этом диалоге режиссёру. «Раечка, не волнуйтесь». И вот – постельная сцена. Две подушки, односпальная кровать. Мой партнёр в брюках, в борцовской майке, носках. На мне: про одну деталь не скажу, ночная рубашка с кружавчиками, рейтузы, чулки в рубчик, шерстяные носки. Лежим под одеялом, между нами положили скатку как у солдат. У Авдюшко ноги свисают в одну сторону, у меня – в другую. Короче говоря, когда я лежала и думала, что где-то касаюсь его, упираюсь, может, думаю, как-то подвинуться надо. Вся группа стоит вот так (сложив руки на груди – прим. авт.), смотрит. Текст, слёзы, сняли с первого дубля.

Кормящая мать
– Это была моя первая картина, тогда я только родила сына. На пробы приехала с ребёнком, девать его было некуда. На площадке увидели сына: «Твой? Чего кричит? Есть хочет? Давай корми его!». Как же, говорю, я буду его кормить среди чужих мужиков. «Милая моя, в кино всякое бывает». Остался один режиссёр, стоявший далеко от меня. Всё, говорит, больше никого не смотрим, берём её. Я говорила вам о мадоннах, так вот режиссёр увидел, быть может, краем глаза во мне кормящую мать, что изображена на наших иконах. Сейчас моему сыну 50 лет.

Ольга Чеузова


Забайкальские жемчужины


«Солнцем поцелованные»
В этом году на суд зрителей была представлена игровая картина «Солнцем поцелованные», режиссёр Н. Гадомский.



В основу сценария положена новелла литератора из Улёт Елены Чубенко. Двадцатипятилетняя женщина-санинструктор комиссована по беременности. Она возвращается домой, в забайкальское село. Землячки встречают её в «штыки» – возможно, именно их мужа пригрела эта сердобольная медичка или такая, как она… Отец фронтовички также не может смириться с позором, которым покрыла семью гулящая дочь. Но перед его глазами проносится собственная жизнь. В молодые годы в плену он сошёлся с молодой немкой, она родила от него двойню… Вот так жизнь бумерангом ответила ему. Как говорится: не суди, да не судим будешь.

Елена Чубенко – мастер сентиментального жанра. Иначе этот жанр ещё называют «слезливым». В фильме тоже много слёз. На мой взгляд, не всегда оправданных. Не верится, что женщина-санинструктор, не терявшаяся под пулемётными очередями врага, сознательно принявшая решение выносить и родить ребёнка без мужа, будет заливаться слезами. Она иная. Стойкая. Сильная духом.

И… мне не хватило в фильме местного забайкальского колорита, местного фольклора, наконец. Деревня показана среднестатическая. В одном из эпизодов мать-старушка заносит в избу куриные яйца… В годы войны сельские женщины заводили кур, а в летнее время птицы сами отыскивали себе корм: букашек, червяков, личинок. Но к зиме собственникам кур приходилось сдавать по сотням яиц государству. Приёмный пункт в Чите, добираться туда приходилось на телегах. А дороги, как стиральная доска: то канава, то яма. Нередко до областного центра довозили только бой. И в этом случае – суд.

В забайкальских сёлах даже была сложена частушка по этой «больной» проблеме:

Привели меня на суд,
Я стою трясуся.
Присудили сто яиц,
А я ить не несуся.


Забайкальцы умели стоически переносить невзгоды. И даже шутить над собой. Местный фольклор был для них своего рода поддержкой.

В сороковые годы мужчины, если возвращались домой с фронта, были в большинстве своём калеками. Без рук, без ног. Но старались адаптироваться к жизни, быть полезными землякам, своим домочадцам. И не терпели жалости. Вот ещё один образчик забайкальского фольклора военных лет, показывающий характер сибиряка, забайкальца:

Хорошо тому живётся,
У кого одна нога.
Много валенок не надо,
И портяночка одна.


Привнесение этнического колорита в фильм о забайкальцах – пожелание на будущее. Режиссёр Гадомский на встрече с читинскими зрителями сообщил, что работа над игровым фильмом «Солнцем поцелованные» не закончена. Поэтому, я верю в это, мы увидим на экране наше забайкальское село. И наших забайкальских жителей. Стойких и терпимых. Готовых понять другого человека и поддержать его в беде, порадоваться вместе с ним, если радость пришла в дом. А рождение ребёнка, появление новой жизни – радость и надежда на возрождение села.

Режиссёр Николай Гадомский получил на VIII Забайкальском международном кинофестивале приз губернатора Забайкальского края.



Феномен Этигэлова. Загадка бурятского ламы
Создатели фильма (режиссёр Елена Демидова, оператор Сергей Максимов) поставили перед собой задачу изучить феномен Этигэлова. И проследить, как это явление влияет на людей, наших современников, как изменяет сегодняшнюю ситуацию в буддизме.

В фильме приводится высказывание одного из учёных-исследователей: «Я смотрю на ламу Этигэлова. И ничего не понимаю». Наверное, это позиция многих исследователей, изучающих феномен ламы, находящегося в особом состоянии – между жизнью и смертью. А ламы, служители Иволгинского дацана, даже не пытаются разгадать загадку. Они просто верят. Читают сутры, стремятся к просветлению духа.

Но фильм о другом. Об отношении к жизни. О месте каждого человека в этой жизни.

Продюсер поделилась, что съёмки фильма о ламе Этигэлове изменили её и её коллег. «В Москве у нас сумасшедший ритм жизни. Мы все в делах, крутимся, как белка в колесе. Постоянные поездки, перелёты с одного конца страны на другой… нет времени на созерцание. Времени побыть наедине… с самим собой, осмыслить происходящее. А в Забайкалье такие просторы. И тишина. Какие-то космические пейзажи. Всё это встряхивает душу, перекраивает тебя на другой лад… Мы за всё время съёмок стали иными. Ближе к Земле. К вечным человеческим ценностям, о которых вещает лама Этигэлов».

Оператор фильма Сергей Максимов сумел показать наше Забайкалье, его просторы, его душу, если хотите. Благодаря операторской работе Максимова зритель может увидеть своими глазами феномен забайкальской природы.

321-я сибирская
…На встрече с кинозрителями режиссёр фильма Солбон Лыгденов предупредил: «Это рабочий вариант. Премьера фильма состоится в ноябре 2019 года».

Солбон – выпускник Восточно-Сибирской академии культуры и искусства. Последние годы живёт и работает в Москве. Он долго шёл к осуществлению своего проекта: фильму о сибиряках на войне, на фронтах Великой Отечественной войны. В течение пяти лет изучал военно-историческую литературу, читал военную хронику в газетах и фронтовых малотиражках, встречался с фронтовиками – с теми, кто ещё жив, кто в здравом уме и памяти. Он признаётся, что беседы с фронтовиками, их воспоминания были для него как глоток живой воды. Взгляды, позиция ветеранов войны не дают солгать, покривить душой.



А после Солбон Лыгденов работал в одной связке с сотрудниками музея-заповедника «Сталинградская битва», которые консультировали его при написания сценария. Помогали при подборе костюмов, военной техники. Добровольными консультантами выступали и обычные жители Сталинграда, особенно старики – те, кто пережил осаду города и мог подсказать какие-то детали, неизвестные подробности.

Но дадим слово самому режиссёру фильма.

«Я перебрался жить и работать в Москву. Со временем задумался: почему нет фильмов о Сибири и сибиряках? Почему никто не снимает? Неправильно это. Решил исправить ситуацию. Сейчас живу на три города: Улан-Удэ, Иркутск и Чита. Там, где проходят съёмки фильма.

У нас народное кино. Государство и министерство культуры РФ нам не помогли. Только местные власти. И народ.

В моей команде я один профессионально занимался кино, остальные – нет. Сейчас научились. Как выполнять трюки, как работать на камеру… Всему за время съёмок научились».


А теперь приведём мнения зрителей:

– Герои фильма с боем берут каждый пролёт лестницы в многоэтажном доме, каждый этаж. Как в войну говорили? Не отдадим ни пяди земли врагу.

– Фильм честный. Последнее время как снимают фильмы о войне? Любовная история, а вокруг немножко стреляют, взрывы снарядов слышны… Тут всё не так, тут – противостояние с сильным противником. Поэтому сопереживаешь героям фильма, молишься за них.

Но старики уходили из кинозала. Спросила: почему?

– Сердце заходится. Там наши сынки полегли. Нет сил во второй раз их терять…

– У меня дядя погиб под Сталинградом. Мне всё время казалось: вот сейчас увижу его…


Этот фильм уже нельзя назвать местечковым. Чувствуется мощь, опытная режиссёрская позиция, сильная актёрская игра. Это фильм о войне – реальной, с потом и кровью. Той, что выиграли солдаты. В которой им помогало солдатское братство.

… Думаю, следует привести финальное пожелание Солбона Лыгденова сценаристам и режиссёрам, настоящим и будущим, тем, кто будет осваивать забайкальское кино: «Мы должны делать кино сообща, вместе три региона: Забайкальский край, республика Бурятия и Иркутская область. Иначе фильмы останутся местными, интересными только для жителей данного региона. Не выйдут на российские и международные рубежи».

Нина Коледнева


И новые сказки придумает жизнь?..


В титрах фильма «Деточки» (режиссёр Дмитрий Астрахан, сценарист Олег Данилов) указывается: «сказка». Но, наверное, следует уточнить: сказка для взрослых. Жестокая и, увы, актуальная.



В фильме воспитанники детского дома, а возраст у них где-то 11-12 лет, организуются в банду «народных мстителей». И убивают. Убивают, правда, мерзавцев. Наркоторговцев, продающих «дурь» школьникам; высокопоставленных чиновников, растлевающих детей; врача, отказавшего в помощи умирающему ребёнку… Вроде бы народные мстители, герои. Но… убийцы.

В народе, задавленном гнётом несправедливости властей, угнетённом социальным неравенством, всегда – во все времена! – жила мечта о герое, который появится, и Добро победит. Добро должно быть с кулаками. Отсюда английские народные баллады о благородном разбойнике Робин Гуде; на Руси – о справедливом разбойнике Дубровском, грабящем исключительно богатеев. «Пусть, пусть побудут в шкуре угнетённых, поймут на себе: каково это – быть ограбленным и униженным!».

В наше время, когда чиновники погрязли в коррупции, а представителям силовых органов (полицейским, следователям, судьям) нет веры – преступники нередко откупаются или пускают в ход связи и… оказываются на свободе, самое время объявиться новоиспечённому Робин Гуду или Дубровскому.

Но режиссёр Дмитрий Астрахан принял иное решение. Витающую в воздухе мечту о герое-мстителе в его фильме-сказке воплотят… дети. Они не так уж и беспомощны. Умению мастерски владеть ножом, скрываться от преследования, следить за «объектом» их обучает бывший военный разведчик, спившийся и нашедший себе пристанище в детдоме рядом с детьми-подранками полковник в отставке.

Я неслучайно написала дети-подранки. У каждого члена подростковой банды за плечами семейная трагедия. У одного из них родителей убили рэкетиры в девяностые годы, а преступники ушли от ответственности. У главаря банды спившийся отец пытается изнасиловать собственную дочь. Мальчишка тогда впервые схватился за нож, …и вкус крови, и ощущение всевластия, похоже, ударили ему в голову. Остановиться он уже не может. Заодно с ним и его сестра. Неслучайно родная мать подростков отказывается писать ходатайство о возвращении ей прав на материнство. У неё уже другая семья, родился новый ребёнок; и она боится, что «кровавые детки» нарушат её с таким трудом обретённое семейное счастье. Она выставляет подростков из своей квартиры и – из своей жизни.

Но пора выслушать мнение зрителей, пришедших на премьеру фильма и на встречу с режиссёром Дмитрием Астраханом в кинотеатр «Удокан». А вопросы были острые – большинство зрителей были родителями и невольно проецировали происходящее на экране на собственных детей.



Первый вопрос из зрительного зала: «Почему вас привлекла эта тема?».

Д. Астрахан: «Потому что волнует. И зрители не остаются равнодушными, сужу по реакции зрительного зала».

«Но почему роль Робин Гудов отведена детям?».

Д. Астрахан: «Когда герои фильма дети, всё воспринимается намного острее».

Зрители: «Вы не побоялись реакции государства?».

Д. Астрахан: «А почему, собственно? У нас одинаковые позиции. Президент России В. Путин открыто объявил о необходимости решительной борьбы с коррупцией, всякого рода злоупотреблением властью в нашей стране… Наш фильм об этом».

Зрители: «Но актёры – дети… Как участие в сценах насилия и жестокости скажется на них в будущем?».

Зрители: «У меня сын, ему 15 лет, занимается в театральной студии. Я вижу, что ему требуется время, чтобы после спектакля выйти из роли…».

«Может быть, в вашем случае требуется работа психологов с актёрами-детьми?».

Д. Астрахан: «Участие в киносъёмках – просто игра, и дети прекрасно понимают это. Я шесть лет был режиссёром Свердловского ТЮЗа и знаю это из практики».

Зрители: «А не боитесь, что банда киношных «деточек» найдёт последователей в реальной жизни?».

Д. Астрахан: «Наш фильм для взрослой аудитории, не для детей… Я проверял реакцию детей на фильм – желания подражать киногероям не было. Ориентируюсь на мнение и оценку фильма и собственных детей, их у меня шестеро. Они разного возраста и воспринимают фильм по-разному. Но в одном их оценка однозначна: фильм обращён к старшему поколению. Призывает к ответственности каждого за то, что происходит в его семье, в его стране».

…И всё же… Мне больше по душе гайдаровская сказка «Тимур и его команда». Тогда, в доперестроечные времена, сказка вызвала лавину откликов по всей стране. Тимуровцы заботились о стариках, одиноких больных людях, творили добрые дела. Конечно, те, что им по силам. Но… добрые!

Нина Коледнева
 


На кинофестивале было представлено 7 международных кинопремьер, что для провинциального кинофестиваля – большое достижение. Это отметил председатель оргкомитета Виктор Шкулёв. «Если говорить об особенностях, то нам кажется, что в этом году мы имеем как никогда большую, интересную и в значительной степени уникальную программу. Мы набираем обороты, отвоёвываем себе место под солнцем в фестивальном движении. С каждым годом у нас растёт количество кинопремьер. Другая интересная особенность: на этом фестивале очень широкая география. В этом году представлены фильмы из Латинской Америки, Мексики, Японии, Великобритании, Франции и других стран».









Фестивальное кино по сути своей глубже обычного развлекательного. С другой стороны, оно не должно быть оторвано от мыслей и чувств простого зрителя. Председатель жюри, режиссёр Дмитрий Астрахан заметил: «Фестиваль, прежде всего, направлен на зрительскую аудиторию, поэтому будем оценивать кино, которое интересно людям, говорящее о человеческих проблемах, человеческих страстях, вызывающее сопереживание зрительного зала».



Забайкалье всегда с радостью и теплотой встречает гостей. Особое забайкальское гостеприимство раз за разом отмечают участники кинофестиваля. Актриса Елена Ксенофонтова не стала исключением: «По большому счёту, ни один другой кинофестиваль так не заинтересован в людях. Здесь совсем другая история. Нет, простите за грубое слово, понтов, всё очень просто и достойно, это подкупает, хочется быть сопричастным. Поэтому, когда меня пригласили на ваш кинофестиваль, я с удовольствием согласилась».









Вместе с тем организаторы с удовольствием говорят, что Забайкальский кинофестиваль за годы его проведения приобрёл хорошую репутацию в творческой среде, о нём знают и его обсуждают по всей стране.







Ирина Верещагина
Фото Е. Епанчинцева


Все материалы рубрики "Темы"
Читайте также: "Парень с Урала. С трубой по деревне, с пьяницами
на плече, или детство Толи Журавлёва"

 


Ольга Чеузова,
Нина Коледнева,
Ирина Верещагина

Фото А. Калашникова и
Е. Епанчинцева

«Читинское обозрение»
№23 (1559) // 05.06.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Лукичев Владимир Александрович 22:22 17.06.2019
Коледневой Н.В.
Уважаемая Нина Васильевна. 80-87 годы я работал преподавателем на кафедре философии и научного коммунизма ЧГМИ. Было много чего интересного. Всю жизнь так и не мог понять, что это было, пока не описал сам для себя этот период. Неожиданно получилась занятная иллюстрация разложения общества излета Советской власти.
Там ничего не придумано, все имена реальные. Если материал заинтересовал, могу выслать. Думаю, может пригодиться для работы.
С уважением, Лукичев В.А. г. Благовещенск-на-Амуре.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).