С чего начинается фашизм. Часть II


Узник Вюрцбургского строгого концлагеря о нелюдях, жаждущих реванша

В советское время даже в дурном сне не могло присниться, чтобы русские и украинцы видели врага друг в друге. Передача Крыма Украине рассматривалась как формальность. Теперь даже мои родные и самые близкие люди, живущие на украине, обвиняют меня в предательстве родины. Для них я – москаляка. А ведь с юных лет я и мои сверстники, такие же украинцы, познали на себе, что такое фашизм... Поначалу нас с оккупированной территории угнали на работы в Германию, а позже я и мои товарищи попали в застенки Вюрцбургского строгого концлагеря. 

Окончание. Начало читать здесь



Жизнь в Вюрцбургском лагере была такой же, как в Бухенгальде, Дахау, Освенциме, только масштабы были несравнимо меньшими.

Немецкие «учёные» проводили здесь исследования на тему «Изменения в человеческом организме в экстремальных условиях». Всего несколько примеров: тебя избивают, тебе больно, тело дрожит, как в лихорадке, открывают дверь, и ты шатающейся походкой заходишь в камеру. Меня поразило полное безразличие узников к тем, кто пополнил их ряды. Сплошной деревянный настил, вместо постели – щели, заполненные клопами. Почуяв свежую кровь, полчища вшей атакуют тело. Твоя рука и рука соседа крепко связана наручниками. Снимаешь часть одежды, стряхиваешь этих тварей и давишь ногами. 

Камера рассчитана на 50 человек, а нас было от 100 до 120. Чтобы повернуться с боку на бок, надо было подняться, а потом заклинить образовавшееся узкое пространство. В тот первый день пребывания в камере я подумал, что большего наказания придумать просто невозможно. До избитого тела рукой дотронуться больно, а тут...

Каждый день начинался с «утреннего проветривания». Как только выходишь из барака, звучит команда: «Бегом марш!», а потом: «Пади!». Кто последний упал или поднялся, получал пять нагаек от одного из десяти полицейских, стоящих по кругу. А на высоком крыльце стоял жирный рыжий немец Франц и условными знаками подавал команду, которую выполнял фашист польского происхождения. Нас учили ходить по-гусиному, по-утиному, ходить на «чвурах» по-собачьи... Если кто-то падал, терял сознание, его били нагайками, обливали водой и снова били. Если упавший не подавал признаков жизни, специальная бригада волоком затаскивала его в камеру. «Проветривание» длилось 2,5-3 часа, пока 30, а то и больше человек не будут затащены в камеру. И этот фашист (он дежурил через сутки) не пропустил ни одного дня, сложив руки на груди, наблюдал страдания людей и радовался тому, что всё это происходит по его воле.

С 1947¬го по 1952 год я учился в Умани, что в 200 км от Киева. Все без исключения студенты осуждали бандеровцев, которые зверствовали на Украине, не только в годы войны, но и в послевоенное время. И вот сейчас, в основном молодёжь и люди послевоенного поколения, называют героями тех, кто убивал их дедов и прадедов, кто спасал их от фашистского порабощения. Фашизм не шагает по Украине, он там обосновался.

Тех, кто не мог принимать участие в «утреннем проветривании» или кому надоела такая жизнь, отправляли на утилизацию. На второй день дежурил другой немец. «Проветривание» длилось 15-20 минут. Команды подавались только такие: шагом марш, ложись. Оба немцы, одинаковые обязанности, но какие же они разные.

За порядком в камере наблюдали два украинца. Один из них – рослый, западенец спортивного телосложения – при каждом новом поступлении предупреждал: «Меня зовут Пани-Ивани». В его обязанности входило проведение соревнований по боксу: если кто-то кого-то пожалел, подзывал к себе и поставленным ударом выбивал зубы, ломал челюсть или ногой бил в пах. О медицинской помощи не могло быть и речи. Он же открывал дверь, разрешал подойти, подышать свежим воздухом. Толпа старалась занять место поближе к двери. Он вставал на табурет и бил плетью по головам, пока не уставала его рука. А теперь представьте, каким воздух был в бараке, когда люди за глоток свежего воздуха подставляли свои головы под удары плетью.

Каждый четверг нас выстраивали по два человека в ряд, и этот полицай 1,5-2 часа ходил вдоль рядов, выбирая троих человек. Подойдёт к тебе и смотрит в глаза. Если ткнёт рукой в твою сторону, ты выходишь из строя. Двое должны повесить третьего. Никто не знает своей роли: кому надеть петлю, кому выдернуть скамейку, чья голова будет в петле. Открывается дверь: все немцы в военной форме, врач в белом халате, у стены на скамейке сидят «учёные», оператор с камерой в руках. Высокая скамейка, вверху петля. Заходят все трое, им предлагают садиться, угощают сигаретами. «Учёные» задают вопросы, обречённые отвечают, и каждый думает о том, какую роль ему предстоит исполнить: надеть петлю на шею другу, или её наденут тебе. Минут через 40 объявляется вердикт.

Второй полицай – тоже фашист, украинец из Днепропетровской области, был жесток не менее своего коллеги по ремеслу, хотя ростом был чуть больше полутора метров. Он постоянно ходил с плёткой. Его жертвами становились, как правило, те, кто ростом был значительно выше его. Видимо, сказывался ещё и комплекс неполноценности. Он мог подойти к любому узнику лагеря, ударить раз или два плетью, а то и избить до потери сознания. Никто не мог заступиться за жертву. В противном случае придут ещё несколько полицаев, и будут наказаны все без исключения. Всё это делалось для поддержания экстремального режима. Даже если кто-то из заключённых выскажет свою жалобу во время допроса, то наказан будет не только он, но и все сокамерники.

Это не отдельные нелюди в облике человека. Это идеология фашистского государства, где всё построено на страхе. Все приказы и распоряжения властных чиновников должны исполняться беспрекословно.

Я не понимаю, как этому извергу было не противно стоять рядом со своей жертвой, ожидать, пока тот не достанет пальцем содержимое своего кишечника. Если он не может проглотить, то этот изверг предлагает «эликсир здоровья» – песок с солью, принесённый в мисочке, и ложкой засыпает тебе в рот. Боль нестерпимая, её невозможно передать словами. Эту процедуру мне пришлось испытать.

Этот же полицай «скреплял кровью вечную дружбу». Подбирал двух человек, вручал булавку, и каждый из них по очереди делал проколы под ногтями всех пяти пальцев, пока не получится нужное количество крови. Полицай сам соединял окровавленные руки и провозглашал: «Вечная дружба скреплена кровью!».

Я благодарю Бога, что мне не пришлось заниматься «боксом», скреплять «вечную дружбу» и не участвовать в «чистых четвергах».

Вспомнились некоторые высказывания Гитлера и его подчинённых. В мартовском приказе 1941 года: «Никакого братания! Война будет вестись на уничтожение!». Гиммлер в марте 1943-го после личного присутствия при расстреле еврейских женщин и детей в пригороде Минска сам чуть не упал в обморок. Выступая перед высшим командным составом армии СС, он сказал: «Необходимо обладать нечеловеческой силой воли, твёрдостью духа, верой партии и фюреру, чтобы, убивая женщин и детей, при этом оставаться порядочным человеком. Им сейчас 6-10 лет, через 10 лет они вырастут и будут нам мстить. А эти наплодят новых мстителей. Мы ведём войну на уничтожение». Эти высказывания из дневниковых записей начальника генштаба Гальдера в моём переводе.

Прошли десятилетия. И такие «деятели», как Порошенко, Яценюк, Турчинов и иже с ними решили доказать, что им предназначалась роль вершителей судеб человечества. В украинских газетах и журналах начали писать о вымышленном древнем народе – «украх». Так как им невыносимо осознавать, что название «Украина» происходит от русского выражения «у края», то были придуманы мифические «укры», от имени которых якобы и появилось слово «Украина». Небылицы громоздятся на небылицы. Так, было объявлено, что укры договорились с Богом по созданию земной цивилизации, что Мамай, Тамерлан и все выдающиеся деятели были украинцами, Будда и Иисус Христос тоже были чистокровными украинцами. А вот Гитлер не оправдал надежд укров и не уничтожил проклятых москалей. И теперь им самим приходится выполнять эту черновую работу.

Москали мешают украм выполнить договор с Богом по управлению всем миром! В доказательство они приводят пример из своей истории, на что способны укры: изобрели колесо, сделали телегу, выкопали большую яму, чернозёмом покрыли часть Украины, а яму заполнили водой и назвали Чёрным морем, поскольку земля была чёрной.

А вот что говорит Порошенко уже в наши дни о ситуации на востоке страны: «Наши дети будут учиться в школе, а их будут гнить в подвалах». И это о детях своего государства! Они для него террористы, и он не намерен ждать, пока они вырастут. Для осуществления этой цели он готов при помощи авиации, градов и других средств массового поражения сравнять с землёй города и села. И как только земля терпит на своей поверхности таких нелюдей? Земля, забери этих посланцев ада, Порошенко с его командой, и посади на цепь в котлах с кипящей смолою!

Напрашивается параллель между немецкими и украинскими фашистами, которым с детства внушали, что один их смертельный враг – Россия. Силе внушения очень трудно что-то противопоставить. К примеру, те же американцы убедили киевскую хунту, что та приобретёт особый статус, если предоставит свою территорию для их войск и как полигон для испытания оружия.

Вампиры бывают разными. Одни пьют человеческую кровь, другие получают особое наслаждение от того, как по их воле кровь ручьями течёт. По вине бандитов киевской хунты уже пролилась кровь десятков тысяч людей. А они ездят по всему миру в поисках оружия, чтобы принести в жертву ещё тысячи, а может, и миллионы людей.

Немцы уничтожали другие народы для обеспечения жизненным пространством своего народа. А какова цель у киевских бандитов? Неужели им тоже нужно пространство? Не знаю, сколько ещё продлится царство бесов, но наступит суд Божий! Он неподкупный и страшнее Нюрнбергского, Гаагского или ещё какого-то. Трепещите, ироды! Расплаты не миновать!

Свою точку зрения и оценку идеологии фашизма я изложил исходя из собственных наблюдений и доступных материалов в СМИ. У меня было много встреч с членами нацистской партии, которым, как им казалось, удалось меня убедить, что национал-социалистическая идеология является единственной, которая может обеспечить мир для всей планеты. Я в свою очередь утверждал, что только коммунисты являются гарантами справедливого мира. Сейчас я уверен, что мы оба были не правы.

Начало читать здесь

Иван Гаврилович Проценко,
житель Читы
«Читинское обозрение»
№15 (1343) // 15.04.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).