Отважный рыцарь ордена краеведов

3 марта – 105 лет со дня рождения врача, учёного, краеведа, литературоведа, библиофила Евгения Петряева (1913-1987)


Евгений Дмитриевич – автор многих краеведческих сборников о Забайкалье: истории, культуре, здравоохранении. О его деятельности напоминает мемориальная доска на здании, где он работал (ул. Бабушкина, 88), а также Петряевские чтения в краеведческом музее. Друг и единомышленник Петряева – журналист из Кирова Владимир Семибратов прислал в Забайкалье статью о Евгении Дмитриевиче. Публикуем её, чтобы показать: Петряев принадлежит не только Чите – всей России.


Как древнегреческие города бились за право называться родиной великого Гомера, так и уральцы, забайкальцы и вятские борются за то, чтобы считать в первую очередь своим Евгения Петряева. Что не удивительно: родившийся на Урале и тесно связанный судьбой с Сибирью и Вятским краем, Евгений Дмитриевич одинаково близок жителям трёх соседних регионов.


Зная глубинку не понаслышке, этот одарённый человек любил повторять слова писателя и общественного деятеля П.Т. Морозова (1808-1881): «Будем работать сами и будем приводить в известность полезные дела других». Итогом такой убеждённости стали труды Петряева, посвящённые скромным делателям на ниве провинциального здравоохранения, просвещения, образования. Именно в этих работах убедительно показана роль «муравьёв прогресса», к которым принадлежал и сам автор – кандидат биологических наук, не ограничивавшийся рамками сугубо профессиональной деятельности.



До выхода в отставку он, полковник медицинской службы, по долгу службы писал научные статьи на темы микробиологии, бактериологии, санитарной гигиены, эпидемиологии, но славу ему составили работы, посвящённые культурному прошлому Забайкалья и Вятки. Обстоятельность и скрупулёзность петряевских книг давно превратили их в классику жанра и стали своеобразной «валютой» для российских (и не только) библиофилов. При этом Киров, в котором учёный и писатель жил с 1956 г. до кончины, получил у книжников с лёгкой руки воронежца О.Г. Ласунского негласное наименование Петряев-града на вятских берегах.

Однако и в литературоведческо-краеведческих исследованиях Евгения Дмитриевича пальма первенства отдана слугам Гиппократа, в когорту которых он вступил в 1938 г. по окончании (с красным дипломом) Свердловского медицинского института.

В первые годы службы военным врачом за Байкалом, когда даже пришлось повоевать с японцами на Халхин-Голе, было не до краеведения. Однако понемногу накапливался материал, обобщались жизненные наблюдения, что и вылилось во множество публикаций после 1945 г., когда при участии Е.Д. Петряева завершилась ещё одна схватка с островным милитаристским государством. Со страниц научной и популярной периодики пришли тогда к читателю петряевские статьи и очерки о врачах А.К. Белявском (1872-1930), Н.В. Кирилове (1860-1921), В.Я. Кокосове (1845-1911), участии декабристов в становлении забайкальского здравоохранения.

Участвуя в работе получившего второе рождение Забайкальского отдела Географического общества СССР, Е.Д. Петряев напечатал в «Забайкальском рабочем» статью с призывом «шире развернуть работу по изучению» края, сделавшегося для него родным. И призыв этот им самим подкреплялся в первую очередь такими весомыми аргументами, как книги.

Первая из них, напечатанная в Чите в 1952 г., была посвящена лекарственным растениям Забайкалья и открывалась обзором истории их изучения. Конечно же, занимались этим в первую очередь врачи, как правило, совмещавшие свои должностные обязанности с просветительской и краеведческой миссией. Пока лишь обозначив их имена («важно напомнить имя»), Е.Д. Петряев подробно расскажет об этих и других людях в таких отдельных читинских изданиях, как «Исследователи и литераторы старого Забайкалья» (1954), «Люди и судьбы» (1957), «Нерчинск» (1959), «Н.В. Кирилов – исследователь Забайкалья и Дальнего Востока» (1960).

Последние три увидели свет тогда, когда «проходчик литературных руд» (выражение писателя В.Г. Лидина) уже жил в Кирове, где трудился до выхода в 1965 г. в отставку в закрытом НИИ микробиологии Минобороны СССР.

С головой окунувшись в культурное прошлое нового для него края, название которого по старинке ассоциировалось у многих с медвежьим углом и местом ссылки, Петряев и на примере Вятки (как прежде Забайкалья) добыл множество убедительных доказательств того, что провинция – понятие не культурное, а географическое.

Итогом первого десятилетия вятских разысканий стала его книга «Литературные находки» (1966). Говоря о её значении, уместно вспомнить слова А.С. Пушкина, сравнившего автора «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзина с открывшим Америку Колумбом. Вот и Евгений Дмитриевич после выхода в свет «Литературных находок» стал своеобразным Колумбом в ряду искателей духовных богатств Вятской земли. Не случайно появившиеся в тогдашней периодике рецензии и отклики на сборник петряевских очерков носили такие заголовки: «Книга поисков и находок», «Книга, зовущая к поиску», «Земля, полная тайн и чудес», «Литературные клады», «Сокровища Вятской земли»…

Так же можно охарактеризовать и издания, появившиеся на свет, как указано под некоторыми авторскими предисловиями к ним, в Кирове-на-Вятке: «Люди, рукописи, книги» (1970), «Кировский литературный музей» (1972), «М.Е. Салтыков-Щедрин в Вятке» (1975), «Записки книголюба» (1978), «Вятские книголюбы» (1986). Как и в забайкальских изданиях, в этих также с особенной любовью говорится о врачах, каждого из которых, как, например, С.И. Сычугова (1841-1902), можно с полным правом назвать «другом народа».

Немало страниц отведено им и в «Живой памяти», увидевшей свет в 1984 г. в московском издательстве «Молодая гвардия». Героями сборника, за который автор в 1986 году получил диплом II степени Всесоюзного общества «Знание» и премию Всесоюзного конкурса на лучшее произведение научно-популярной литературы, являются и уральцы, и сибиряки, и вятские.

Все они после кончины «открывателя Отечества» (выражение писателя А.А. Лиханова) не только воздают ему должное в книгах и отдельных публикациях, выступлениях на конференциях, но и продолжают начатые им добрые дела.

Так, в Кирове действуют основанные по инициативе и при самом деятельном участии Е.Д. Петряева музеи М.Е. Салтыкова-Щедрина и А.С. Грина. В областной научной библиотеке им. А.И. Герцена на протяжении многих десятилетий ежемесячно собираются на огонёк члены клубов «Краеведческий четверг» и «Вятские книголюбы», последний из которых носит имя их основателя. Проходят Герценовские и Салтыковские чтения, начало которым положил Евгений Дмитриевич.

Не осталась в стороне и Чита. Как и в Кирове, в каждой крупной библиотеке есть «петряевская полка», проходят тематические чтения с последующим выпуском их материалов. Статьи и очерки об «отважном рыцаре ордена краеведов», как называл его друг и единомышленник Оскар Хавкин (1912-1993), публикуются в журналах и сборниках, издаются отдельными книгами.

Уникальным в этом ряду видится читинский сборник 2008 г. «Е.Д. Петряев в воспоминаниях забайкальских краеведов. Письма Е.Д. Петряева». Дав ему высокую оценку в своей рецензии, писатель-литературовед О.Г. Ласунский попенял на стремление создателей книги «едва ли не морским узлом прикрепить… к своему Забайкалью» человека, который «принадлежит всей России и, во всяком случае, Вятской земле».

С этим нельзя не согласиться, но стремление читинцев сделать Евгения Дмитриевича прежде всего своим простительно, тем более что далеко не каждый оставил за Байкалом такой не стирающийся со временем след.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Владимир Семибратов,
кандидат культурологии,
член Национального союза
библиофилов, лауреат премии
им. Е.Д. Петряева

«Читинское обозрение»
№9 (1493) // 28.02.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).