Рождение легенды: «Даурия»

Казаки всегда всё делали на совесть


Эти слова рефреном проходят через весь фильм. Не за страх, а за совесть служили казаки царю и Отечеству. Крепко строили свой быт и строго соблюдали традиции. А потом ожесточённо воевали друг с другом...

45 лет назад, в 1971 году, в самом разгаре были съёмки историко-приключенческого фильма «Даурия» по одноимённому роману нашего земляка, писателя Константина Седых – первой части трилогии, посвящённой жизни забайкальского казачества. 



Роман «Даурия» (1948), «Тихий Дон» местного разлива, принёсший его автору Сталинскую премию, переиздавался более 100 раз в нашей стране и в Англии, Канаде, США, Франции, Югославии и других странах. «Даурию» продолжил «Отчий край» (1957), а замыкать трилогию должен был роман «Утреннее солнце», но его Седых так и не дописал...


Двухсерийный фильм «Даурия», вышедший на большой экран 8 мая 1972 и отмеченный премией Ленинградского комсомола, снят на «Ленфильме» режиссёром Виктором Трегубовичем («На войне как на войне», «Старые стены», «Уходя – уходи», «Прохиндиада, или Бег на месте»). Он же вместе с кинодраматургом Юрием Клепиковым («История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж», «Не болит голова у дятла», «Восхождение») написал сценарий будущей картины, взяв за основу роман Седых. 



Снималось в картине целое созвездие московских и ленинградских актёров – Виталий и Юрий Соломины, Ефим Копелян, Василий Шукшин, Михаил Кокшенов, Игорь Дмитриев, Светлана Головина, Аркадий Трусов, Пётр Шелохонов, Вера Кузнецова, Фёдор Одиноков, Виктор Павлов, Георгий Штиль, Юрий Назаров, Лидия Федосеева-Шукшина, Зиновий Гердт, Александр Демьяненко. 





Съёмки шли с 1969 по 1971 год в разных местах, большую часть натурных эпизодов отсняли под Читой, в селе Елизаветино. Отдельные сцены – в Иркутске и его окрестностях. В Эстонии, в посёлке Ольгино, в пяти километрах от Нарвы мастера-декораторы возвели настоящую казачью станицу, в которой члены съёмочной группы в течение двух лет жили сельским укладом начала века. Актёры обучались верховой езде, умению запрягать и распрягать коней, косить, убирать сено... 

В фильме много драк, погонь, скачек. Тем не менее, это не боевик. Несмотря на героико-революционную тему, это и не агитка. Лента счастливо избежала судьбы памятника советской эпохи с её чётким делением на «хороших» красных и «плохих» белых. «Даурия» – это трагедия казачества, как и всего российского народа, пережившего гражданскую войну. 



...Итак, лето 1914 года. Молодой казак Роман Улыбин (Виталий Соломин) равнодушен к политике. Как и большинство его ровесников-одностаничников, он занят работой по хозяйству и изучением военного дела. Готовится принять присягу. Влюблённый в Дашутку Козулину (Светлана Головина) Роман просит отца сосватать девушку, но у того, «каторжанской голытьбы», нет денег. И её выдают замуж за сына богатого лавочника. В отчаянии Роман мажет дёгтем дом невесты, за что его сурово наказывает отец. Тогда молодой казак впервые задумывается о несправедливом устройстве мира. Но жизнь продолжается: надо косить, убирать, работать на земле и помогать родителям. И вскоре весь этот размеренный уклад рушится на наших глазах под натиском первой мировой, октябрьской революции и гражданской войны.



Народ разделился на красных и белых. Роман стал красным командиром, веря, что сражается за равенство и социальную справедливость. Но, пока он воюет вдали от дома, в его родной станице хозяйничают семёновцы, выпорот и опозорен атаман, приходят боль и страдания, разруха и смерть, ломаются судьбы. Роман со своим отрядом освобождает родную станицу, но не успевает спасти отца... 


Лариса Бочкарёва
Кадры из фильма «Даурия»


Глазами зрителя
 


Фильм собрал у экранов кинотеатров 49,6 миллионов зрителей. В 1975 году «Союзфильмэкспорт» продал права на прокат «Даурии» за рубежом.

Смирнов Юра (Кривой Рог): Фильм захватывающий. Боже мой, это же целая пропасть незнания нашей истории, возможно, заблуждений, а может быть, и воздействия ложных идеалов.

Юрий Жбанков (Белгород): Замечательный фильм, смотрелся на одном дыхании. Великолепная игра актёров! Очень правдиво показаны жизнь и быт казачества, являющегося тогда опорой Российского государства, а также братоубийственная гражданская война. Мне запомнились слова атамана в исполнении непревзойдённого Ефима Копеляна: «Не допущу крови среди своих»! Нынешнему кинематографу нужно учиться и учиться профессионализму и честности на подобных фильмах!

Natalochka (Ярославль): Виталий Соломин в роли Романа Улыбина просто супер. Ярко, интересно описан быт казаков, и нет плакатных героев, а есть просто люди, которые пытаются жить в соответствии со своими убеждениями.

Камо (Тамбов): Природа снята очень красиво. Быт простых людей того времени очень точно показан. Дурь богатых родителей тоже отменно смотрится на экране: главное – деньги. Хорошо сыгрались Кокшенов и Соломин. Жаль, что маленькие роли у Соломина старшего и у Шукшина. И присутствует юмор в меру, и горькие слёзы выпоротого атамана, в общем-то справедливого человека. 

Владимир Плотников: Шукшин, Кокшенов, Павлов, Одиноков, Копелян, Штиль и, особенно, Виталий Соломин творят чудеса интригующей «войнушки» со скоростью, страстью и энергией, никак не уступающими классикам вестерна США. Добавим в актив фильма отменную иронию, станичный кураж. И вот вам незамеченный миром шедевр остросюжетного кино с уникальными российскими изюминками, а скорее шишками: тут и синхронное ныряние до другого берега студёной реки, и чудеса кавалерийского озорства... Любопытно, сколько потребуется всего (не говоря про невосполнимость ухода великих актёров) теперь, чтобы уложить в те же рамки (временные, бюджетные, вкусовые...) что-то подобное? Да чтоб и через 40 лет нескучно было!

(с сайта «Кино-Театр.РУ»)

Глазами акёра
 



Виталий Соломин:

«Снимаем мы в таких красивых местах, что обалдеть. Всё время меняются цветы...». 
«Восьмого прилетает в Читу Юрка на три дня – у нас с ним сцена есть...». (У Юрия Соломина в фильме роль небольшая, но знаковая. Кузнец Семён Нагорный – «политический», один из тех, кто принёс новую власть в далёкое Забайкалье, и погиб, отстаивая её завоевания).

«Я весь в синяках. Снимали сцену моей порки и, конечно, подготовили съёмку плохо. Должны были сделать специальные плети – чтобы не больно было. Сделали только две, и те сломались на первых дублях. Я завёлся, обматерил группу и сказал, чтобы давали настоящие плети. Поддел под рубаху пожарный жилет, чтобы было не больно, но руки были все в буграх и кровоподтёках. Будет смешно, если окажется брак. А вообще, для меня съёмки идут интересно. Много снимали проскоков на лошадях, так что я теперь сижу в седле прилично».

(из писем невесте Марии Леонидовой)


Виталий не рассказал Маше о том, что скакать надо было на лошадях необученных, да ещё с шашкой наголо. Лошадь под актёром налетела на дерево, а Виталий со всего маха через неё – об дерево. Разбился, лежал в больнице. 

Из всех ролей в кино – больших и разных – Виталий больше всего любил роль Романа Улыбина в «Даурии». И не удивительно. В своём дневнике он писал: «Я забайкалец. Я знаю этот говор, мелодии, трогательную беззащитность... Мне удобно с ними сидеть на корточках и курить, ловко молчать часами. Не удивляться застенчивости и неожиданной стеснительности, неуклюжим подаркам, вроде шишечек кедровых...»


Все материалы рубрики "Год кино"
 


Лариса Бочкарёва
Кадры из фильма «Даурия»
«Читинское обозрение»
№11 (1391) // 16.03.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).