«За любым кризисом начинается подъём»


Константин Ильковский ответил на вопросы руководителей СМИ

На встрече главных редакторов с губернатором в минувшую субботу прозвучало немало вопросов. Некоторые из них – о более чем 20-миллиардных долгах Забайкальского края, расходах на проведение «Студенческой весны стран ШОС», льготах для «детей войны» – задал Константину Ильковскому наш главный редактор Николай Черняев. Вашему вниманию – самые интересные, на наш взгляд, моменты встречи. Мы решили оставить только прямую речь губернатора, в комментариях она не нуждается.

О сокращении расходов
– А все ли наши статьи в бюджете рациональны? Можно ли без каких-то затрат обойтись? Можно. Практически каждый день провожу встречи с руководителями министерств, бюджетных учреждений. Резерва просто неимоверное количество. Вот небольшой пример: не так давно рассматривали, рационально ли используем здания, в которых находимся. Правильно ли мы делаем, что сидим не в своих, а в арендуемых зданиях? В общей сложности у нас на всё это в год уходит порядка 200 миллионов рублей по разным нашим министерствам, ведомствам, учреждениям. За этим последовала ещё один вопрос: а все ли существующие учреждения необходимы? 

Вот есть спортивная школа (профиль: плавание) в составе министерства образования. Занимаемая площадь – 350 кв. м. Спрашиваем: «Это с бассейном?». Нет, бассейна нет. Что же это за школа плавания, если бассейна нет? Так сложилось исторически. А для чего тогда 350 кв. м? Ответ: куда-то родители должны прийти, дети, где-то их надо записать... А стола недостаточно и двух стульев, кабинета 18 кв. м? В результате обсуждения большинство приходит к мысли, что, наверное, достаточно и т.д. И таких примеров много. Вместо того чтобы тратить деньги на детей, на плавание, на здравоохранение, на образование, мы их тратим на содержание, на отопление, на освещение зданий.

Резервов много. Взять здравоохранение. Мы врачей не сокращаем, денег медицине не убавляем – зарплаты только растут, у нас больше чем на миллиард выросло финансирование здравоохранения только за год. От чего избавляемся? От того, что никакого отношения к медицине не имеет: от квадратных метров, от гектаров земли, от лишнего имущества.

О бюджетах России и Забайкалья
– Буквально вчера прошла информация, что впервые за 15 лет бюджет Российской Федерации подвергся секвестированию. И дефицит бюджета Российской Федерации увеличен с 400 миллиардов рублей (округляя цифру) до 2,5 триллионов рублей. Цифра увеличилась в шесть раз. Вот просто за одно движение. Теперь смотрим на бюджет Забайкальского края. Дефицит бюджета в 2011 году составлял порядка 5,5 миллиарда рублей (округляя цифры). По итогам года приблизимся к 25 миллиардам. То есть, он вырос в пять раз. Но это за пять лет. А у России – одним движением.

Можем ли мы обратиться за помощью к Российской Федерации? Можем. Может ли она нам в полном объёме компенсировать все наши потребности? Не может. Мы, безусловно, должны обращаться, добиваться того, чтобы увеличивались поступления. В то же время они нам справедливо говорят: а вы-то сами, что сделали? И начинают очень подробно копаться в наших статьях: у вас вот тут резервик, вот тут резервик – почему не приводите в соответствие? Приводим. Но ситуация небезнадёжна. За любым кризисом начинается подъём.

О критиках из Москвы
– Я искренне рад критике, которая звучит из федерального центра. Это говорит о том, что правительство Российской Федерации обращает внимание на регион. Мы не выполнили что-то, и они начинают разбираться, а почему. И вот тут мы вступаем со своей скрипкой: а потому, и теперь давайте посмотрим, всё ли от нас зависело, или это мы вместе не доработали. Последний месяц работы с федеральным правительством показывает, что они практически с 60-70% наших предложений соглашаются. Нужны совместные решения.

Мы последовательно с ними те или иные позиции отрабатываем и находим понимание. По большинству позиций в этом году мы добились софинансирования с Российской Федерацией. Наша доля составила от 5% до 10%, доля Российской Федерации – 90%.

О ветхом жилье
– Мы говорили федеральным коллегам уже несколько лет: мы не можем обеспечить такой уровень софинансирования, который вы нам предлагаете для того, чтобы переселять людей. Это первое. Второе: вы многие наши переселения не учитываете. Вот, например, мы переселяем по решению судов, а это не учитывается. Правильно это? Неправильно. Они говорят: это ваши проблемы. Пресловутое Аксёново-Зилово (в августе 2010 года здесь побывал В.В. Путин, проезжая на «Ладе» от Хабаровска до Читы – прим. ред.) – притча во языцах. Каждый дом там обошёлся бюджету как подмосковный коттедж – в 6 миллионов рублей. Только ли эта вина края? Конечно, весьма значительная – от история принятия этого решения до реализации проекта. Но федеральный же центр с этим решением согласился. И дальше получилось так, что 70% – затраты бюджета края – это переселение в Аксёново-Зилово, а 30% – Российской Федерации. Должно быть наоборот. 

О сельском хозяйстве
– Если в прошлом году у нас на эту дату финансирование отрасли было порядка 120 миллионов рублей, то в этом году – почти 250 миллионов рублей. Больше, чем в два раза. Это позволило хозяйствам нормально подготовиться. Некоторые сберегли деньги, т.к. отпала необходимость идти в банк за кредитом. 

О задержках зарплаты
– Мартовскую зарплату бюджетникам выплатили в полном объёме. Долга нет. Это не говорит о том, что всё, благополучие наступило. Сегодня есть предварительные договорённости с федеральным центром на получение дополнительной помощи в размере 5,9 миллиарда рублей. Это не окончательно. По нашим оценкам, необходимо 12 миллиардов рублей. Из них мы 1,5 миллиарда уже получили. Они пришли, и мы их тут же направили в полном объёме на заработную плату. Теперь будем готовиться ко второму траншу. Они тоже условия вносят – при каких условиях давать эти транши. Мы эти условия выполняем, поэтому сейчас идёт корректировка бюджета. 

О долге края
– Когда наступают тяжёлые времена, мы набираем долгов, во времена пожирнее – начинаем отдавать. На сегодня суммарный долг регионов Российской Федерации перед федеральным бюджетом, кредитным организациями составляет 2,3 триллиона рублей. С чем это связано? Мы поставили перед собой социальные задачи правильные, но немножко без детального прогноза. В результате получилось, что мы затраты на социальную сферу нагоняли, а прирост доходов не происходил. Сравним доходы бюджета Забайкальского края: в 2011 году – 46,3 миллиарда рублей и в 2015 году – 46,1 миллиарда. А расходы увеличились. У нас зарплата по отдельным категориям за этот период времени возросла в разы, учителя, врачи стали в разы больше получать, чем прежде. Я не обсуждаю, много это или мало, обращаю внимание только на соотношение.

Год назад были доступны коммерческие кредиты, и ставка была невеликая, мы брали под 8%, под 7,8% годовых, максимум под 9,1%. Это нормально. А сейчас нам предлагают под 20%. Почему возникла задержка по зарплате? В прошлом году все те же самые сложности были, но мы пошли в банки и 1,7 миллиарда взяли, решили все свои проблемы. А в этом году мы уже не смогли прийти в банки. Это же надо быть самоубийцей, чтобы брать под 20%. Вот мы сейчас объявили конкурс – взять кредит под 17% годовых. Ни один банк не вышел.

Нам в этом году надо взять 10 миллиардов кредита. Мы умножили на 20% – это 1,5 миллиарда надо заплатить за его обслуживание. Это месячный фонд нашей заработной платы.

О «Студвесне»
– Затраты на проведение фестиваля «Студенческая весна стран ШОС» составили 300 миллионов рублей. Это никак повлиять не могло на ухудшение экономики региона. А всё остальное – это расходы, связанные с фестивалем, мы бы всё равно их понесли: ремонтировали дороги, общежития. Я к вопросу о прошлогоднем снеге отношусь спокойно. Снег растаял – надо дальше двигаться, новые задачи уже стоят. А заниматься объяснением прошлого, наверно, кто-то должен другой, но точно не правительство.

О фестивалях
– Любое масштабное мероприятие приносит колоссальный экономический эффект региону. Он не прямой, а косвенный. Эти мероприятия делают регион открытым, потому что ни в какой закрытый регион никакой инвестор никогда не придёт. Это как жениться: если вас молодой человек не знает, то он на вас не женится. Точно так же и здесь. Если регион не знают, то никто сюда ни с какими инвестициями не придёт. Поэтому наша задача, моя личная – делать так, чтобы у нас практически каждый квартал проходило международное мероприятие. Это как минимум. Чтобы каждый месяц проходило мероприятие федеральное. Чтобы каждый день проходили мероприятия краевого уровня. Они разные могут быть – со спортом связанные, с образованием, с культурой. Тогда это будут совершенно другие инвестиции, тогда замуж возьмут.

У меня много знакомых, которые обладают большим капиталом, они искренне спрашивают: а Чита – это где? Первая задача – чтобы все знали, где Чита, как сегодня, допустим, знают, где Казань, Сочи или где Красноярск.

О малом бизнесе
– На последнем заседании госсовета, в котором я принял участие, говорили о развитии малого и среднего бизнеса. Президент озвучил, что ключевые условия для развития малого и среднего бизнеса – это создание соответствующей деловой среды в регионе. Таким образом планируется обновить нашу экономику. Ни для кого не секрет, что доля в ВВП малого и среднего бизнеса у нас не достигает даже 21%. В то время как во всех развитых странах он начинается от 50%. Если не поменять кардинально налоговую систему в нашей стране, в отношении малого и среднего бизнеса в частности, весьма проблематично будет его развить за пять лет, как планирует президент, до мирового уровня.

Занятых в малом и среднем бизнесе в Забайкалье не так мало – порядка 25% (112 тысяч человек). При этом доля в региональном продукте малого и среднего бизнеса – всего 10%. А в России – 21%. Тем временем в целом по России 17% населения заняты в малом и среднем бизнесе. О чём это говорит? О том, что теневая доля у нас весьма большая. Почему? Потому что вести малый и средний бизнес непросто. Много причин, но самая главная очень хорошо иллюстрируется таким анекдотом или притчей небольшой: «Вы как относитесь к малому и среднему бизнесу?». – «Хорошо, в этом будущее России». – «А к предпринимателям?». – «Удавил бы!». Этим характеризуется положение малого и среднего бизнеса в обществе. Мы относимся к предпринимателю как к кулаку, как к мироеду, а ему просто жить хочется, обеспечить себя, свою семью.

Нам нужно очень серьёзно котировать малый и средний бизнес, индивидуальных предпринимателей.

Об инвестициях
– Инвестиции должны быть в первую очередь в человека. У нас великолепные образовательные учреждения, такие как государственный университет, медицинская академия. Поэтому специализация края – это развитие образовательной среды. Мы с университетом рассматриваем разные возможности для того, чтобы они всё-таки нашли свою нишу и отличались бы чем-то от вузов других регионов. Чем? Подготовкой специалистов-китаистов технического профиля. Мы вроде как продекларировали: идём на Восток, но специалистов, которые знают китайский язык технический, экономический, финансовый, никто не готовит. Их сегодня надо готовить тысячами. Когда мы с Алексеем Миллером (председатель правления «Газпрома» – прим. ред.) обсуждали тему газификации Забайкалья, строительства нефтепровода «Сила Сибири», он сам обратил на это внимание: строим трубу в Китай, но технарей-то, которые бы знали китайский язык, нет вообще. 

Следующая специализация края – горнодобывающая промышленность. Что бы там ни говорили о сырьевых придатках, ресурсы остаются конкурентным преимуществом Российской Федерации. Большая территория, большие недра. Россия всегда была, есть и будет великой горнодобывающей державой. Поэтому она должна добывать огромное количество полезных ископаемых, продавать их. 

Третья специализация – сельское хозяйство. Наличие хороших пахотных земель, наличие традиционного опыта, традиций и опыта и близость Китая – всё это делает отрасль чрезвычайно потенциальной.

О ценах на жильё
– У нас высокая стоимость квадратного метра, она не соответствует покупательной способности, и моя позиция всегда заключалась в следующем. Доход можно зарабатывать двумя вещами: можно зарабатывать на обороте, можно зарабатывать на завышенной стоимости. Я-то считаю, что лучше идти в направлении оборота. Но вместе с тем жильё, которое строится, оно же продаётся по этим ценам. Что мы видим? В первом квартале, видя, что продажи встали, потому что ипотека стала недоступной, застройщики начали постепенно снижать цену, только за март снижение почти на 10% произошло. Но будет ли цена в Забайкалье равняться цене квадратного метра в Краснодаре? Нет, не будет. Там всегда будет дешевле. По целому ряду причин, в первую очередь связанным с транспортной доступностью.

Мы регулярно встречаемся с застройщиками и обговариваем стоимость квадратного метра, смотрим их себестоимость. Хоть как-то стараемся сдержать цены. 

О детях войны
– Я по-прежнему считаю, что понятие «дети войны» размытое, и глубоко убеждён, что социальная помощь, всевозможные социальные льготы должны носить адресный характер, исходя из нуждаемости. А просто брать и говорить, что категория, которая родилась вот с этого периода по этот период, должна получать такие-то деньги, это совершенно неправильно. Кто сказал, что я лично как губернатор не поддерживаю эту категорию? Не было такого никогда и не будет. Сейчас, перед 70-летием Победы, мы выплачиваем очень приличную сумму – по 10 тысяч участникам и инвалидам, их у нас почти тысяча. И 10 тысячам человек – труженикам тыла, участникам блокады Ленинграда – выплатим по 2 тысячи. Это же всё практически дети войны. Я  против того, чтобы просто брать возраст и даты рождения и, исходя из этого, платить деньги. Нет в России ни одного человека, которого бы ни коснулась война, включая нас с вами. Пройдёт какой-то период времени, и может возникнуть тема «внуков войны», а почему «внуки войны» обижены?

– «Внуки войны» не собирали колоски и мёрзлую картошку, чтобы выжить (реплика Николая Черняева).

– Но и они пострадали. Их отцы и матери в детстве не доедали, это сказалось на здоровье внуков, правнуков... 

Никогда государство не говорило о том, что должен быть принят такой закон. У бюджета Забайкальского края такой возможности нет. Пусть будет принят закон федерального уровня. Потому что… ну как это – мы будем платить «детям войны» по 500 рублей, а Амурская область – нет. Это же несправедливо.

О китайцах
– Китайские партнёры выиграли конкурс на разработку Берёзовского месторождения в Нерчинско-Заводском районе и в соответствии с лицензионными соглашениями должны были уже в прошлом году закончить геолого-разведочные работы, приступить к формированию проекта. Они этого не сделали. Попросили годовое продление. Мы пошли на этот шаг. В рамках лицензионного соглашения они ведут отбор проб, отправляют их в Китай, чтобы определить те или иные характеристики. Пока не более того. Мы перед ними поставили достаточно жёсткие условия, и если к 2016 году никаких сдвигов не произойдёт, мы не увидим утверждённый в установленном порядке, прошедший экологическую и все другие виды экспертизы проект, поставим вопрос об изъятии у них лицензии и выставлении месторождения на повторный конкурс.

Да, у нас есть китайская фобия. Что ж, будем совместными усилиями добиваться того, чтобы проекты с их участием на территории России были взаимовыгодны, экологически чистыми.

О пожарах
– Я считаю, что мы ввели режим ЧС своевременно, потому что когда мы его вводили, на территории Забайкальского края действовало пять пожаров на площади всего 400 гектаров. Ввели бы мы его на пять дней раньше или на пять дней позже, это, вот поверьте, точно ни на что не повлияло бы. Мы ограниченно годны. Бюджета для ликвидации пожаров у нас недостаточно. Есть нюансы с технической обеспеченностью тушения пожаров. На самом старте, когда только начинается пожароопасный период, требуется некоторое время для того, чтобы произошла слаженность в действии разных структур. Требуется какое-то время, чтобы мы вот от своей какой-то расхлябанности собрались и начали в полной мере противостоять огню. И ещё один момент – у забайкальских жителей есть традиция поджигать. 

О контактах с Монголией
– Правительство Забайкальского края настаивало на отмене визового режима. Наступил безвизовый режим. Мы оказали поддержку нашим предпринимателям, чтобы они организовали туда маршрутки. Теперь к нам практически каждую неделю приезжают большая и маленькая делегация из Монголии. Буквально на прошлой неделе бывший премьер министр Монголии приезжал, с нашими бизнесменами рассматривали вопросы взаимодействия. Самое отрадное, что бизнес монгольский и наш пытаются найти точки соприкосновения, не особо привлекая к этому государство. Они пытаются сначала договориться, и когда вырисовывается уже какой-то контур взаимоотношений, тогда они говорят: ребята, давайте вот это посмотрим вместе. С моей точки зрения это весьма важно. Они на сегодняшний день рассматривают возможность участия наших организаций в строительстве их объектов, в том числе международных. Они проявляют весьма большой интерес к нашей лесной отрасли, но не с точки зрения, что придут сюда и будут здесь что-то рубить, заготавливать и так далее. Они хотят приобретать у нас за приемлемые цены продукты второго и третьего передела: доску, брус. Я считаю, что это интересное направление.

О гастарбайтерах
– Моя позиция была и остаётся такой: в первую очередь вакантные рабочие места должны заниматься нашими гражданами и во вторую очередь – мигрантами. Сложилось за многие годы такая традиция – идти по пути наименьшего сопротивления – руку протянул, китайца взял, он у тебя работает. Нашего взять так невозможно. В определённых профессиях наши уже разучились работать, но не потому, что они дурнее китайцев или хуже работают или менее производительны, а потому что мы же их сами своей политикой бесконтрольного привлечения иностранной рабочей силы отучили работать. Поэтому задача сейчас – все те лучшие традиции, что у нас были в строительной отрасли, в сельском хозяйстве – всё-таки постепенно возрождать. Воспитывая и обучая наших специалистов. У нас есть немалое количество предприятий в сельском хозяйстве, где ни одного китайца не работает. И они получают очень хороший результат.

Что произошло в этом году? Мы заявили иностранную рабочую силу. А Российская Федерация говорит: нет, она вам не нужна. И тут мы возмутились. И когда я встречался с Игорем Ивановичем Шуваловым (первый вице-премьер правительства РФ – прим. ред.), то сказал ему впрямую: ну, наверное, это всё-таки не ваше дело, решать кого нам привлекать. Установите, что Забайкальский край может привлечь 7 тысяч человек иностранной рабочей силы, а вот со структурой мы уж как-то лучше вас разберёмся. Кто нам тут нужен – овощевод, строитель или космонавт – мы сами решим. И они согласны. Так что, думаю, некоторые изменения в течение этого 2015 года и тут произойдут.

О митингах за отставку
– К любой критике отношусь совершенно нормально. Если люди считают, что надо выйти на митинг и покритиковать, в том числе потребовать отставки губернатора, то это их право, закреплённое в законодательстве.

Фото Евгения Епанчинцева
«Читинское обозрение»

 

Обсуждение
Проректор 17:04 15.04.2015
Ильковский блефует по крупному!
Забайкалец 17:06 21.04.2015
Лицемерная встреча губернатора. Особенно поражает его хамское высказываение о "миингах за отставку".
Даже комментировать не хочется...
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).