Век вечного вальса

Илья Алексеевич Шатров – творец неувядаемого, удивительно мелодичного вальса


Кто не знает и не любит старинные вальсы «На сопках Маньчжурии», «Берёзка», «Амурские волны»! Многие считают их народными. На самом деле у них есть создатели. Интересно, что все они – полковые капельмейстеры. Илья Алексеевич Шатров – творец неувядаемого, удивительно мелодичного вальса «На сопках Маньчжурии». Как же сложилась судьба автора и самого легендарного вальса?

Листая время, как страницы книг

Илья Алексеевич Шатров родился в 1879 г. в уездном городке Землянск в Воронежской губернии. С раннего детства Илюшу неудержимо манила музыка. Всего за неделю он научился играть на балалайке. А на появившейся в доме гармони-трёхрядке десятилетний самоучка вскоре воспроизводил почти всё из того, что слышал в летнем парке, где долгими летними вечерами играл духовой оркестр.

Вскоре слухи об одарённом мальчике дошли до воинского начальника, и Илья оказался в воспитанниках полковой музыкальной команды. Потом судьба преподнесла поистине царский подарок – возможность учиться в Варшавской консерватории, откуда юноша вышел с правом быть дирижёром военного оркестра. Это была почётная должность, ведь оркестры в русской армии были издавна неизменной её частью. Ещё А.В. Суворов утверждал, что «музыка удваивает, утраивает армию».

Илью Шатрова не сразу приняли бывалые музыканты: потешались меж собой над его редкими коротенькими усиками, который тот стал отпускать (что за музыкант без усов!), подкручивать вверх, а они, усики, никак не слушались и топорщились, как солома; без особой охоты разучивали новые мелодии. Немало труда стоило Шатрову излечить их от равнодушия и лени, но добился-таки своего. И скоро молоденький капельмейстер, «совсем сосунок», стал нравиться оркестрантам. Зазвучали новые вальсы, польки, романсы в батальоне, потом в городском саду, на ипподроме.


Справка «ЧО»
В 1878 г. в Пензе формируется 59 резервный пехотный батальон, в 1891 г. он получает название Мокшанского, в 1899 г. переименовывается в 214-й пехотный резервный Мокшанский батальон. Батальон получает название по месту расквартирования одной из его рот в городе Мокшан, в 40 верстах от Пензы. Когда-то здесь горожане с оружием в руках защищали Родину от грабительских набегов степных кочевников. Мокшанцы имели свои традиции, знамя, штатную музыкальную команду или хоры музыки, как тогда именовали военные духовные оркестры. К началу Русско-японской войны, по объявлению мобилизации в июне 1904 г., Мокшанский резервный батальон развернулся в два полевых пехотных полка: 214-й Мокшанский в Златоусте и 282-й Черноярский в Екатеринбурге. В Мокшанском полку числился 61 музыкант. Летом 1904 г. завершилось комплектование частей, а 30 июня в Златоуст прибыл император Николай II для торжественных проводов воинов на фронт. Оркестр Шатрова играл на параде перед государем. Многие мокшанцы получили памятные подарки.



Вскоре об оркестре заговорил весь Екатеринбург. Вот что писала газета «Урал»: «… Во время бега играл хор музыки 214-го Мокшанского батальона под управлением окончившего консерваторию капельмейстера Шатрова. Исполнение прекрасно; видно знание дела и большая подготовка. Людям, не заинтересованным спортом, стоит быть на бегах даже ради того, чтобы послушать музыку военного оркестра, превосходящего исполнением наши бальные оркестры».

Это был первый взлёт музыкального и дирижёрского таланта Шатрова.

Преданность и любовь к Родине
Летом 1904 г. Мокшанский полк шестью эшелонами выступил в Маньчжурию и 31 июля прибыл в Мукден. 14 августа он занял позиции на левом фланге русской армии под Ляоляном на Далинском перевале, который успешно оборонял во всё время ляолянских боёв.

Музыканты вместе с полком переносили все тяготы войны и принимали непосредственное участие в боях. Последнее сражение возле крупного маньчжурского города Мукдена в феврале 1905 г. было, пожалуй, самым жестоким и кровопролитным. Двенадцать дней кипела страшная битва. Будто вросли в землю, как могучие дубы, мокшанцы, отбивая десять дней подряд яростные атаки японцев. Уже некому было заменять в окопах убитых. А полк всё держался, истекая кровью. На одиннадцатые сутки их всё-таки окружили.

Устилая сопки своими трупами, японцы всё же обошли с фланга сильно поредевший, смертельно уставший полк. Теперь у мокщанцев совсем опустели походные ранцы – нет ни патронов, ни сухарей. Всем погибель или плен? Но у них была ещё одна, последняя надежда – знаменитый русский штык, с которым суворовские чудо-богатыри прошли через неприступные, заоблачные Альпы, а кутузовцы навечно прославили Бородино.

В этот критический момент полковник Павел Побыванец скомандовал:
– Знамя и оркестр – вперёд!

Во весь рост встал под вражескими пулями капельмейстер Илья Шатров, воскликнул: «Музыканты, настал наш час!», – и отчаянно взмахнул рукой.

Мощно грянул боевой марш. Воспряли духом измученные, голодные, перебинтованные солдаты, встали из окопов и бросились в яростную штыковую атаку. Загремело грозное «ур-р-р-а-а!».

Благодаря дерзкой штыковой атаке, под марш оркестра, смертельное кольцо прорвано, мокшанцы вышли из окружения, полк был спасён. Но слишком велики были потери в этом сражении. Истёк кровью в этой трагедии героический Мокшанский полк. Пехотная дивизия, в состав которой входил 214-й Мокшанский полк, оставила на поле боя 52 офицера и около двух тысяч нижних чинов. Погибли и два музыканта из оркестра Шатрова.

27 февраля 1905 г. под Мукденом был тяжело ранен полковник Побыванец. Скончался он в санитарном поезде у станции Гунжулин.

Кончилась война. Мокшанцев осталось всего 700 человек. За героизм в боях воины-мокшанцы были представлены к наградам и знакам отличия. Семеро музыкантов были удостоены высшего знака солдатской доблести – Георгиевского креста, а сам Илья Алексеевич Шатров – ордена Станислава 3-й степени с мечами. Отчеканенный из золота орден капельмейстеру – редчайший случай в армии. Им Шатрова наградили за храбрость и хладнокровие, с которыми он вёл музыкантов на вражеские пули. Оркестр получил высоко ценившиеся в русской армии Георгиевские серебряные трубы.

Рождение неувядаемого вальса
Но не радует Илью Шатрова золотой орден.… Болит, терзается под ним душа. Нет Побыванца, нет нескольких музыкантов, нет три четверти Мокшанского полка… Да что полк – вся Маньчжурская армия истекала кровью. От Порт-Артура до Мукдена – могилы, могилы, могилы… Шатрова они преследуют как призраки, а в голове вспыхивают музыкальные образы. Капельмейстер стал совсем странным. То задумчиво всматривается в сопки, то прислушивается к шелесту гаоляна.

Однажды Илья Шатров пришёл к музыкантам, держа в руках какие-то листы. Заметно волнуясь, Илья Алексеевич раздал музыкантам рукописные ноты и предложил разучить. Новая мелодия необычно волновала, трогала сердце. В Мокшанском полку зазвучал новый вальс!

Небывалый успех вальса
И полетел над Россией и другими странами вальс, который получил название – «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии».

С самого рождения вальсу сопутствовал небывалый успех. В 1907 г. начали издавать ноты, а с 1910 г. стали выходить грампластинки с записью вальса. На этикетках пластинок не вмещалось полное оригинальное название вальса, потому из него и исчезло посвящение Мокшанскому полку, что, конечно, не радовало автора.


Капельмейстер И.А. Шатров после Русско-японской войны,
когда над миром зазвучал его вальс. Самара, 1907 г.


С пластинками же связана и неприятная история из жизни вальса. И. Шатров – один из первых композиторов в Российской империи, сумевший в суде отстоять свои авторские права на произведение. Ведь автор не получал никаких финансовых отчислений от продаж. Только в 1911 г. появился первый в России закон об авторском праве, что позволило Шатрову выиграть судебный процесс против звукозаписывающих компаний.

Вскоре вальс запели певцы – к музыке стали сочинять различные варианты текста. Наибольшее распространение получили слова русского писателя и поэта С. Г. Петрова, более известного под псевдонимом Скиталец: «Тихо вокруг, сопки покрыты мглой…». Вариант этого текста дошёл и до наших дней.

Ноты вальса выпускались тираж за тиражом. Шатров даже не успевал следить за всеми изданиями. Он не поверил своим глазам, когда на обложке нот однажды прочёл: «Вальс И.А. Шатрова «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Большой успех!!! 29-я тысяча, 21 издание». А к 1911 г. московский издатель О. Ф. Кнауб переиздал ноты уже 82 раза! Всего за лишь за каких-то неполных четыре года!


Тираж нот вальса с сенсационной пометкой на обложке: «Колоссальный успех! 110-я тысяча». 1911 г.

По своей популярности вальс долгое время не имел себе равных. За рубежом его даже прозвали «национальным русским вальсом». В чем же секрет такого успеха? Именно в этой музыке выразилось горе огромной страны, которая оплакивала погибших русских воинов, хотя сам маэстро до конца своих дней настаивал на том, что вальс – не реквием, это объяснение в любви к Родине. Во-вторых, этот вальс, действительно, один из самых красивых.

Земной путь Ильи Алексеевича завершился в 1952 г. Упокоен он на местном Воздвиженском кладбище. Над могилой – плита с золотой эпитафией: «Гвардии майор, композитор Илья Алексеевич Шатров. Творец вальса «На сопках Маньчжурии».

Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 


Лариса Кожевникова,
преподаватель колледжа
Читинского института
Байкальского гос. университета

«Читинское обозрение»
№6 (1594) // 05.02.2020 г. 




Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).