«Печка», газировка и обтянутые полиэтиленом стены

В каких условиях жили и работали ликвидаторы чернобыльской аварии


Чернобыль оказался небольшим, провинциальным, когда-то ухоженным городком, очень похожим на наш Краснокаменск. Здесь было достаточно оживлённо, несмотря на вечер: машины, люди и даже музыка, звучащая из уличного репродуктора...

Спасительная газировка

Всех прибывших по одному принял седовласый полковник – начальник штаба. На склад сдали повседневную «чистую» одежду, получили специальную, респираторы и противогазы, которые на два месяца стали приложением к форме. Затем радиологи вручили каждому по счётчику-накопителю, снарядив его специальной «таблеткой» для постоянной носки на кармане куртки.

Построение офицеров и постановка задач на день проводились во дворе штаба оперативной группы, который располагался в здании бывшей городской администрации. Как-то офицеры замерили уровень радиации на этом своеобразном плацу, прибор показал цифру, превышающую 800 «распадов».

«Печка» (атомная станция) находилась в десяти километрах от города и в хорошую погоду была видна из окна кабинета, в котором я работал. Практически в каждом помещении под рабочими столами и в шкафах размещались ящики с газированной водой: пепси-колой, мандоррой, лимонадом, ессентуками, боржоми. Вода из водопровода и реки Припяти использовалась только для технических нужд или помывки. Кипятили и пили чай исключительно из газированной воды. Каждый день тыловые службы обеспечивали этой газировкой и рабочие кабинеты, и квартиры «ликвидаторов».

Центральное отопление в домах не работало – топили печи. Дрова привозили и сбрасывали во дворе. Часто это был тот самый «рыжий лес», зола которого имела повышенный радиационный фон. Её постоянно выносили во двор и централизованно вывозили в «могильники» (так назывались специально вырываемые котлованы для захоронения заражённого грунта, техники, зданий, мусора и отходов).

Все квартиры обставлены по-домашнему, единственное отличие внутреннего убранства в том, что стены, потолок, пол, окна и двери были обтянуты толстым, в сантиметр, полиэтиленом. Это было сделано для защиты от проникновения радиоактивной пыли.

Пища «с умом»
Работали пять дней в неделю. День начинался с завтрака. Завтракали, обедали и ужинали в общих столовых. Работники с «Печки» питались на один приём пищи больше, то есть четыре раза. В рационе преобладали продукты, позволяющие выводить из организма радионуклиды: мясо, молоко, солёности, овощи. Питьё разнообразное и много: перечисленные выше газированные напитки, а также соки, чай, молоко, кофе.

Некоторые отчаянные головы пытались ловить рыбу, жарить или варить уху, ели фрукты из местных садов, картофель (что категорически запрещалось). Но не потому, что в столовой не хватало еды или она была невкусной, просто наш русский менталитет «если нельзя, но очень хочется, то можно» срабатывал даже в тех условиях.

Ещё в 87-м в зоне ввели сухой закон, когда на почве алкоголя между «ликвидаторами» начали возникать различные конфликты, в том числе и криминального характера, иногда – случаи суицида. Но это не означало, что в зоне не было алкоголя. «Ликвидаторов» снабжали самогоном местные жители, те, кто вернулся из эвакуации назад (в основном, старики); водку завозили местные магазины, торговавшие вблизи границы запретной зоны; привозили алкоголь и сами «ликвидаторы» из кратковременных отпусков. Кроме того, водка завозилась с «чистой земли» курсирующим микроавтобусом. Учитывая, что всё же алкоголь защищает щитовидную железу и выводит радионуклиды, «ликвидаторы» старались отмечать после трудового дня все праздники, приходящиеся на время их пребывания в зоне, вплоть до празднования Дня рыбака и Петрова дня.

Контроль облучения
Рабочее время ежедневно в штабе оперативной группы начиналось в девять часов утра и заканчивалось в час дня, на «Печке» оно продолжалось по-разному: от 15 минут до двух часов.

После обеда обязательная ежедневная трёхчасовая сауна, ужин и отдых.

Отдых тоже имел свои особенности. Активно заниматься спортом и даже совершать простые пробежки в зоне было запрещено, так как активно работающие лёгкие усиленно перекачивали во время этих нагрузок воздух с примесью радиоактивной пыли, оседавшей в организме. Поэтому работали клубы, библиотеки, кинотеатр. Часто давали концерты заезжие знаменитости – киноартисты и музыканты.

«Ликвидаторы» еженедельно проверяли счётчики-накопители на полученные дозы. Результат заносился химиками-радиологами в журнал, а по окончании срока пребывания «ликвидатора» в зоне – в персональную книжку учёта полученных доз радиации и в медицинскую карту.

В основные обязанности моего отдела входили контроль ведения учёта облучения личного состава в штабах воинских частей и в подразделениях, проведение своевременной замены получивших предельные дозы; ежедневный учёт видов и объёмов работ, выполняемых частями и подразделениями в зоне ответственности оперативной группы ГО СССР; организация замены кадровых офицеров оперативной группы офицерами войск ГО страны, согласование её с кадровыми органами военных округов.

Учитывая особенность предназначения отдела, практически ежедневно выезжали в войска, непосредственно выполняющие работы на заражённой территории в тридцати и десятикилометровых зонах. Не выезжали лишь на саму станцию, где работала самостоятельная оперативная группа.

Награда нашла героя
Срок пребывания в Чернобыле заканчивался 2 декабря. Результаты итогового медицинского и радиологического обследования показали полученную допустимую норму облучения...

Так закончилось выполнение «особого задания государственной важности», за добросовестное выполнение которого ещё тогда командованием оперативной группы я был представлен к ордену. Но орден «За военные заслуги» нашёл меня лишь в феврале 2000-го года, вручение было приурочено к 15-летней годовщине со дня трагедии на Чернобыльской АЭС.


Помогите изданию книги, а также установке в Чите памятника ликвидаторам и жертвам радиационных катастроф! Средства принимаются на расчётный счёт Читинского отделения Забайкальской краевой общественной организации ветеранов (инвалидов) «Союз Чернобыль»

Получатель: Читинское городское отделение ЗКОО ветеранов (инвалидов) «Союз Чернобыль»
ИНН 7536156010 КПП 753601001
Р/счет: 40703810874000000321
Банк получателя: Читинское отделение № 8600/069 ПАО Сбербанка России, 672010, г. Чита, ул. Ленина, 55
К/с 30101810500000000637 БИК 047601637
Назначение платежа: Мемориал.

Наши телефоны: 8-914-512-63-93, 8-914-449-15-64, 8-914-505-61-12.


Читайте также: "Уроки Чернобыля"

Все материалы рубрики "Читаем"

 

Из рассказа Владимира
Михайловича Пестова,
председателя краевой
организации ветеранов
(инвалидов) «Союз Чернобыль»
(из книги «Командировка в ад»)

«Читинское обозрение»
№17 (1501) // 25.04.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).