«Я их люблю...»

В преддверии 8 Марта публикуем письмо-откровение


Их было пять. Пять нежных и прекрасных созданий. Все они оставили в жизни Степана Ивановича Цвигунова, сына партизана, полковника милиции в отставке, свой след. Рейтингов он не составлял, просто вспомнил о них в хронологическом порядке.

Мама

Судьба распорядилась так, что шестилетним пацаном я потерял самую дорогую, кровную мать (было ей всего 28 лет). Не познал сполна должной материнской заботы и ласки, оказался в водовороте сложной жестокой действительности. Пишу, а в глазах землянка, в которой не в силах подняться с постели мать с новорождённым ребёнком. По её просьбе мы четверо поочередно подходим к ней, как оказалось, для последнего прощания. Мы не понимали, что это конец, это наши последние минуты. Мать-то это понимала. Она собралась с силами, каждого поцеловала, перекрестила и велела уходить вместе со всеми с территории партизанского лагеря (это было в Брестской области во время Великой Отечественной, немцы регулярно делали облавы на лагерь).

Когда через несколько дней после окончания облавы вернулись в лагерь, мама и малыш были мертвы. Отозвали с боевых позиций отца. Похоронили их на импровизированном кладбище, где уже было несколько захоронений. И всё. Мне было 6 лет, Марии – 8, Николаю – 10, Наде – 12.

Много лет спустя, возвращаясь с покоса, мы с отцом навестили место захоронения, подправили могилки, кресты. Так они и покоятся в глухом лесу. Вот такая судьба моей главной женщины, давшей мне жизнь и хорошие задатки на будущее.

Приёмная мама
Елена Николаевна – моя приёмная мать. Это женщина огромной силы воли, стойкости. Имея на руках двоих несовершеннолетних детей (красавица дочка тяжело и, по тем временам и условиям, была неизлечимо больна), не задумываясь, взяла под опеку ещё и нас четверых. Как-то умудрилась не дать умереть с голоду всем нам. Когда были критические моменты, она выпрашивала еду у родни. Ели крапиву, лебеду…

Отмучившись от нестерпимых болей, умирает дочь, а некоторое время спустя и сын, нелепо простудившись. Не прожив, наверное, и года, умирает малыш Василёк (хорошо помню, как нянчился с ним, убаюкивал). Своих кровных, одного за одним, схоронила наша приёмная мама, а мы четверо выжили. Вполне допустим вопрос: где тут справедливость по отношению к ней? Всё перетерпела, вынесла.

Учительница химии
Третья женщина, сыгравшая в моей жизни огромную роль, – моя любимая учительница химии Софья Дмитриевна. Она была очень молодой, только начинала свой педагогический путь. Но уже обладала умением донести знания до учеников, опираясь на свою взрослость – война и послевоенное время заставили стать старше.

Именно благодаря ей я окончил школу. В 9 классе за неуплату общежития меня отстранили от посещения занятий. Дня три провалялся дома, трудился на лесоработах с отцом. И вдруг заявляются Софья Дмитриевна и классный руководитель (не помню имя и отчество). «Чтобы завтра был в школе». Оказывается, они из своих скромных зарплат оплатили мой долг. В 10 классе было ещё одно изгнание за драку с сыном завуча. Сказали: без отца в школу не приходить. На удивление отец был спокоен: «Я не ходил, когда приглашали за добрые дела, не пойду и сейчас. Сам натворил, сам и разбирайся». Таким образом я окончил школу, а на выпускном мы с Софьей Дмитриевной стали лучшей парой, танцевавшей дамский вальс, входивший тогда в моду.

Она убеждала меня идти учиться дальше. Назавтра сообщила, что формируется команда комсомольцев по одному из трёх направлений – Север, Сибирь, Казахстан – на строительство фабрик и заводов. Вместе с ней в срочном порядке собрали документы. В то время сельское население в Белоруссии не подлежало паспортизации, получили временный паспорт. На специальном заседании райкома меня приняли в комсомол и выдали путёвку на строительство в Казахстанскую магнитку.

И вот: вокзал, идём на посадку. Вдруг вижу: спешит к нам Софья Дмитриевна. И здесь она оказалась на высоте. Добралась на попутном транспорте, чтобы проводить. Такое не забывается. Очень надеюсь, что у неё в жизни всё сложилось хорошо.

Анна
Тут появляется в моей судьбе четвёртая женщина. Аня. Приехали мы в Казахстан в группе белорусских комсомольцев. Встретились на волейбольной площадке, стали общаться. Чувствовали, что нужны друг другу. Вместо попоек с друзьями шёл на свидание. Мы стали по-настоящему близки. Казалось, навсегда. Судьба распорядилась иначе. Меня призвали в армию. Два года службы в забайкальских степях. Письма от Ани приходили по два-три в неделю. Ближе к дембелю оказалось, что срочная служба увеличилась с полутора лет до трёх. После такого известия начинаем с Аней телефонные переговоры. Тяжёлые и напряжённые. Она тогда бросила фразу: «Оказывается, девчонки были правы. Ты не способен на что-либо серьёзное». Я обиделся до глубины души.

После раздумий написал ей короткое прощальное письмо, где дал полную свободу в её дальнейших поступках в жизни. Написал, что загляну года через три. На тот момент я решил поступать в ХССШ милиции вместо карагандинского института.

Людмила
Итак, Хабаровск. Учёба, спорт, соревнования. Как-то с товарищем встретили в трамвае двух девушек. Познакомились, разговорились. С Людой стали встречаться, однажды в чувствах назвал её Аней, пришлось всё объяснять. Она это запомнила. В 63-м собрался один поехать из Хабаровска в Джезказган, где жила Аня. Мне надо было понять: Аня или Люда. Иначе не мог.

Вдруг Люда приезжает за мной следом, и в Казахстан мы едем уже вместе. В городе встречаю Анину подругу. Людмилу пришлось представить, как супругу. А по лицу подруги я понял, что Аня осталась той же Аней, которая так же, как и я, терпеливо ждала полных три года этой возможной встречи. Решено было уехать до её приезда. А подруга потом сказала, что мы испортили друг другу жизнь.

Приехали с Людой в Забайкалье, сыграли свадьбу. Уже в сентябре родилась красавица-дочь Света. Никогда ни словом не обмолвились об Ане. Иногда я видел её во сне, а потом пришло письмо с сообщением о её преждевременной смерти. Дал прочитать супруге, уходя сказал подготовить соответствующий ужин. Без лишних слов помянули Аню. Эта страница закрылась навсегда. Прекратились и сновидения.

С некоторыми проблемами, но прожили мы с моей Людой 46 лет. Родили, вырастили трёх прекрасных дочерей. Несправедливо и жаль, что ей был отведён только 71 год жизни, к тому же с длительными болезнями.

…И в заключение. Все пять этих женщин причастны к моей непростой, но вполне успешной и достойной жизни. Ясно, что каждая по-своему. Каждую из них помню и люблю.

Дорогие женщины!
Самые милые, самые нежные,
С праздником вашим
и с радужным днём!
Пусть ваша жизнь будет лишь
безмятежною.
Счастья вам женского,
лада во всём!
Радости, смеха, мечты исполнения,
Страсти, любви
и душевных минут!
С праздником, дамы!
Пусть жизни мгновения
Будут в душе вашей строить уют!


Все материалы рубрики "Читаем"

 


Степан Цвигунов,
полковник милиции в отставке,
заслуженный работник охраны
общественного порядка и
безопасности Читинской области

«Читинское обозрение»
№10 (1546) // 06.03.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).