Типикон: так что же найдено в Забайкалье?

Обнаружение «самой старой книги Забайкалья» специалисты ставят под большой вопрос


В июле в информационном пространстве Забайкалья появилось сообщение об обнаруженном в нашем регионе издании первой половины 17 века – старопечатной церковной книге «Устав. Око церковное» («Типикон»). Публикация краеведа Андрея Букина вызвала резонанс. В №33 «ЧО» историк Татьяна Константинова заявила, что это не самое старое издание на территории Забайкалья. Краевому Центру книжных памятников тоже есть что сказать по этому поводу.



Памятник типографского искусства
Появление первой печатной книги связано с именем немецкого первопечатника Иоганна Гутенберга, который около 1440 года разработал технологию книгопечатания. В 1450 году он приступил к первому печатному труду, и не позднее 1455 года на свет появилась первая из дошедших до нас печатных книг – Библия.

На Руси появление книгопечатания связано с именем Ивана Фёдорова и его сподвижника Петра Мстиславца. Спустя почти 100 лет после появления Библии Гутенберга, в 1564 году, Фёдоров создал произведение русского первопечатного искусства «Апостол». Это произошло в годы правления Ивана IV, и вот как описывает сам Иван Фёдоров в послесловии к «Апостолу» 1564 года причины, побудившие Ивана Грозного ввести книгопечатание в Москве: «Благоверный царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси повелел святые книги на торгах покупать и в святые церкви вкладывать. Но среди них мало нашлось пригодных – все оказались испорчены переписчиками, невежественными и несведущими в науках...». Нужда в исправлении «растленных» книг и рост числа строящихся церквей в Москве, Казани и других городах стали поводом для налаживания печатания книг, «чтобы впредь святые книги издавались в исправленном виде».

Искусство для избранных
На протяжении всего 17 века книгопечатание остаётся элитарным. Книги готовятся долго, из-за дороговизны процесса и его трудоёмкости книги стоят очень дорого. Все русские книги этого периода напечатаны кириллическим шрифтом. Типографское применение шрифта начинается в 1491 году и до 1800 года охватывает территорию, крайними точками которой являются: на севере – Антониево-Сийский монастырь близ Северной Двины, на юге – Рим, на востоке – Нижний Новгород, на западе – Оксфорд. Главный центр продукции кириллических книг – Москва.

Кириллические издания представляют церковную литературу; издания нерелигиозного характера составляют количественно лишь от 1% до 2% всей продукции. Среди же церковной литературы, охватывающей остальные 98-99%, преобладают книги литургические (богослужебные). Почти все без исключения кириллические книги принадлежат к категории орнаментированных, причём иногда богатство и изящество русского печатного орнамента может соперничать с западноевропейскими работами.

Что сохранило Забайкалье
Велики пространства России, далеко от её главных городов и основных культурных центров Забайкалье. Могли ли книжные раритеты оказаться на нашей земле?

Как вспоминают библиотекари старшего поколения, в советское время в самом крупном забайкальском книгохранилище центральной библиотеки им. А.С. Пушкина можно было отыскать удивительные старинные тома, были среди них и книги с богослужебными текстами. Могли ли среди них быть и редкие старопечатные издания, неизвестно. В настоящее время в фонде редких книг Центра книжных памятников Забайкальского края нет старопечатных кириллических церковных книг. Интересные коллекции старопечатных изданий хранятся в нескольких фондах государственных учреждений Забайкальского края.

О собрании старопечатных православных изданий краевого краеведческого музея им. А.К. Кузнецова рассказала кандидат исторических наук Н.Н. Константинова в статье «Рождена в начале 17-го века», опубликованной в «Читинском обозрении» (№33 от 16.08.2017 г.). Как пишет Наталья Константинова, в фондах музея среди прочих редкостей хранится уникальное старопечатное издание «Сказание св. Епифания Кипренского о деяниях святых апостолов», выполненное последователем Ивана Фёдорова, сыном его ученика Андроника Невежи, Иваном Андроником в первое десятилетие 17 века. В фондах Нерчинского краеведческого музея также есть коллекция старопечатных духовных книг, таких как Священное Евангелие, Святой Апостол, Часовник. Самая старая книга коллекции нерчинского музея датируется концом 17 века. Все эти книги – книжные памятники федерального значения и охраняются государством.

Спасибо Шмидту
В фондах Пушкинской библиотеки тоже есть богословские книги, которыми может гордиться Забайкалье. Это первые христианские издания на монгольском языке. Их появление связано с именем известного учёного-востоковеда немецкого происхождения Якова Шмидта.

Яков Иванович Шмидт, академик Санкт-Петербургской Академии Наук, по поручению Российского Библейского общества организовал работы по переводу на монгольский и калмыцкий языки Библии. Есть сведения, что перевод на монгольский язык всех четырёх Евангелий Нового Завета и Псалтири выполнили трое бурят, выписанных Шмидтом из Забайкалья в 1818 году. Изданное в 1820-х в Санкт-Петербурге «Евангелие от Матфея и Иоанна» в 5 книгах, «Пятикнижие Моисея. Две книги Царей» (ок. 1837 г.) и другие церковные книги на старомонгольском языке хранятся в Центре книжных памятников Забайкальского края.

Так как одной из функций Центра книжных памятников является мониторинг ситуации с редкими и ценными изданиями на всей территории нашего края, то, конечно, мы не могли не обратить внимания на информацию, опубликованную на сайте министерства культуры, гласившую о том, что «редчайший Типикон XVII века найден в Забайкалье». Так как определение подлинности подобных изданий под силу лишь единичным российским специалистам, мы обратились за консультацией именно к ним. Но прежде чем познакомить вас с мнением о забайкальской находке книговедов из Москвы и Новосибирска, давайте ещё раз обратимся к истории этого уникального памятника книжного искусства.

Вспомним о расколе
В первой половине 17 века, во времена правления царя Алексея Михайловича, в русском обществе началось обсуждение необходимости реформы церковной жизни. Это было связано в первую очередь со стремлением Российского государства упрочить своё международное положение среди православных стран. В это время особое звучание вновь приобрела выдвинутая ещё в 15 веке теория о Москве как о Третьем Риме.

В 1640-е годы в Москве был организован «кружок ревнителей благочестия». Представители духовенства, являвшиеся участниками кружка, выступали за унификацию церковных текстов и правил богослужения. Однако не было единства в вопросе о выборе эталона, по которому бы вносились изменения. Одни предлагали взять в качестве образца древнерусские церковные книги, а другие – греческие. В результате победу одержали те, кто выступал за приведение церковных книг и обрядов в соответствие с византийскими канонами.

В 1666 году Большой московский собор официально утвердил новые обряды и церковные книги, которые должны были быть приняты всей Православной церковью. Решением того же Собора сторонники «старой веры» отлучались от церкви и приравнивались к еретикам. Так появились хорошо нам всем в Забайкалье известные старообрядцы.

Православные дореформенные церковные книги в Забайкалье были привезены русскими поселенцами старого толка ещё в 18 веке. На протяжении столетий книги хранились в семьях, передавались от отцов к детям. Многие книжные собрания растворились среди книжных коллекций различных организаций и собирателей книжных редкостей. Оставшиеся же книги по-прежнему сохраняются в церковных приходах, и далеко не каждый желающий может их увидеть.

Типикон 17 века
Что же такое Типикон? Типикон (Устав, Типик, Тактикон, Око церковное, греч. τυπικόν, от τύπος – тип, образ; τάξις – порядок). Вот какое определение этому собранию текстов дал выдающийся русский археолог и литургист Иван Данилович Мансветов в книге «Церковный устав (типик): его образование и судьба в греческой и русской церкви» (М., 1885): «Церковный устав, как систематический указатель (регулятор) порядка служб суточного, триодного и месяцесловного круга, есть одна из позднейших церковнослужебных книг и образовался в ту пору, когда уже эти три порядка сложились, и каждый из них получил устойчивый вид. Не создавая ничего нового относительно содержания службы и опираясь на существующий служебный материал, эта книга только упорядочивает его и даёт руководство к правильному им пользованию, согласно с условиями церковного года».

Первое издание «Ока Церковного» 1610 года, как указывает И.Д. Мансветов, было составлено Логгином по прозвищу Корова Шишелев (Шишеловский), уставщиком, а затем головщиком Троице-Сергиева монастыря, мастером-распевщиком и печатником Анисимом Михайловым Радишевским. Это было объёмное, в 1266 печатных листов, издание. Логгин отличался буйным и неуживчивым характером, неоднократно вступал в конфликт с архимандритом Троице-Сергиевой лавры Дионисием Зобниновским, с церковными властями по вопросам богослужения, догматики, а также отстаивая свои убеждения в вопросах певческой практики.


Начальная страница Типикона 1610 г., хранящегося в Свято-Троицкой Сергиевой лавре



Страница Типикона 1641 года, хранящегося в Свято- Троицкой Сергиевой лавре

После конфликта Логгина с Дионисием весь тираж Устава московской печати 1610 года, «ответственным» редактором и издателем которого был Логгин, указом патриарха Филарета в 1633 году, уже после смерти Логгина, надлежало полностью изъять и уничтожить, потому что издание появилось «без благословения... патриарха Гермогена» (обвинение неосновательное), и указывалось на допущенные ошибки и еретические уклонения. Несмотря на такие обвинения, книга была принципиально новым явлением (уставов такого объёма ранее не писали; компилирование имело свои границы), и Филарет восстал против этого новшества. Средний объём рукописного Ока 16 века в три раза меньше, чем объём Ока 1610 г.


Страница Типикона 1610 г., хранящегося в Свято-Троицкой Сергиевой лавре

Следующий Типикон 1633 г. получился вдвое меньше предыдущего (634-676 листов – в первом и втором изданиях соответственно). Были убраны собственно русские главы, сторонний литургический материал. Однако Логгин трудился не зря, и его труд был использован последующими издателями.

Четвёртое издание Устава или «Ока Церковного» (1641) можно считать литургическим шедевром. Как утверждал Мансветов, справщики сделали поворот в сторону Типикона 1610 г. Когда при Патриархе Иоасафе I встал вопрос об издании нового Типикона, было решено вернуться к типу «большого Типикона», так как он был удобен, и за основу был взят Типикон 1610 г. Была проведена огромная редакторская работа, многие главы «дописаны», упорядочены уставные указания, Типикон заново скомпонован, убраны противоречия и несоответствия логгиновского Устава. В результате появилось Око Церковное 1641 г. – удобнейшее практическое пособие, не очень похожее на рукописные Типиконы 16 века, но сочетавшее в себе Типикон, к которому было добавлено нечто вроде современных «Богослужебных указаний» и еще множество других материалов.

В Приходно-расходных книгах Печатного Двора сохранились имена справщиков, правивших Типикон. Они составляли некую корпорацию, обособленную от остальных справщиков: «Кроме того упоминаются как справщики Устава 1641 г. Черниговский (собора Черниговских чудотворцев в Москве) протопоп Михаил Рогов, ключарь Успенского собора Иван Наседка, князе-Александровский протопоп Иоаким, и Захар Афанасьев...».

Правили Устав самые опытные и уважаемые справщики. Последняя редакция русского Типикона была осуществлена в 1695 году при Патриархе Московском Адриане. Последующие издания Типикона также подвергались справам, но, по большому счёту, все они уже брали за образец издание 1641 года.

Забайкальская находка
Теперь давайте вернёмся к материалу, появившемуся в июле на сайте министерства культуры края. Старейшую старопечатную книгу, обнаруженную на территории Забайкалья, описал краевед Андрей Букин. В заметке сказано, что «найденный фолиант – четвёртое издание сборника церковных уставов и правил, которое датируется 26 марта 1641 г.», «По словам Букина, фолиант хорошо сохранился, практически все из 1188 страниц на своих местах. Переплёт, сделанный из досок, покрытых кожей с блинтовым тиснением, тоже в неплохом состоянии».

Публикация иллюстрируется фотографией фрагмента страницы какого-то издания, содержащей орнаментальную лицевую заставку. Никаких иных фактических данных в информации нет.


Приведённый орнамент из информации о Типиконе с сайта министерства культуры края

Сотрудники Центра книжных памятников Забайкалья были очень удивлены подобным «описанием», выполненным краеведом. Как известно, работа со старопечатной книгой – дело весьма сложное, требующее колоссальных познаний по различным направлениям истории книги, библиографии, типографскому делу и прочих, накапливаемых годами в непосредственной работе со старопечатными изданиями, так как каждая книга этого периода уникальна. Чтобы точно установить подлинность издания и его датировку, необходимо провести множество экспертиз: текстологический, художественный анализ, сравнить образцы бумаги др. Ничего подобного в данном случае, вероятно, проведено не было.

В Центр книжных памятников стали поступать вопросы по поводу находки, и мы обратились за консультацией к сотрудникам научно-исследовательского отдела редких книг Российской государственной библиотеки. Первое замечание, которое высказала руководитель сектора научного и методического обеспечения работы с книжными памятниками России И.А. Руденко, заключается в том, что идентификация старопечатных изданий требует профессионального подхода. Специалистов соответствующего уровня – единицы, и лишь эти сертифицированные министерством культуры эксперты имеют право давать официальное заключение.

В информации, распространённой министерством культуры, не было указано, с кем и когда краевед А.Г. Букин консультировался, поэтому можно предположить, что если консультанты и были, то они наверняка не были сертифицированными специалистами, то есть не имеющими права давать официальные экспертные заключения.

Так как иного источника для идентификации издания, кроме фотографии заставки, в нашем распоряжении нет (издание видел только «описавший» его А.Г. Букин), то самое простое, что мы могли сделать, это попробовать установить издание по орнаменту, использованному в заставке. Заметим, что нигде в публикациях А.Г. Букина нет указания, что данная фотография сделана именно с того экземпляра, который описывается.

Известный специалист в области кириллических изданий А.А. Гусева (РГБ) в ответ на наш запрос о том, есть ли в экземпляре Типикона 1641 года, хранящемся в фондах старопечатных изданий Российской государственной библиотеки, заставка, соответствующая забайкальской фотографии, сообщила, что в подлинном издании 1641 года заставки с таким орнаментом нет.

Данный факт может свидетельствовать о том, что забайкальское издание, очевидно, более поздняя перепечатка Типикона 1641 года. Такие перепечатки с сохранением выходных данных первоначального издания являются обычной практикой для старообрядческой литературы. Однако, как заметила А.А. Гусева, чтобы идентифицировать издание, нужны как минимум фотографии полных 3-4 страниц текста.

Так что же это за книга?
По некоторым данным можно предположить, что найденное издание могло ранее принадлежать старообрядческой церкви в селе Доно. Поэтому мы обратились за консультацией и к известному сибирскому исследователю старопечатных книг Владимиру Николаевичу Алексееву (Новосибирск), бывавшему в археографических экспедициях в Забайкалье. Вот что ответил нам В.Н. Алексеев: «Действительно, в своё время нами было описано книжное собрание рукописей и старопечатных изданий, хранившееся в церкви села Доно на юге тогда Читинской области (Калганский р-н). Экземпляр описания мы оставили в Чите, в тогдашнем облсовете, его секретарю, который был ответственен за охрану памятников истории и культуры (к сожалению, не помню ни фамилии, ни имени-отчества этого человека, который тогда очень помог нам в нашей поездке), а другой экземпляр был приложен к отчёту в Институт истории Сибирского отделения Академии наук, который финансировал тогда полевую археографическую работу. Поэтому у меня под рукой нет экземпляра этого описания, и я не могу абсолютно достоверно сказать – была ли эта книга в церковной библиотеке или нет, но любая (сказал бы – приличная) старообрядческая общинная библиотека не могла обойтись без книги «Устав. Око церковное» (или «Типикон»). Я знаю, что, к сожалению, в 90-е годы церковь сгорела дотла, душой скорбел о прекрасной деревянной церкви, о замечательной библиотеке, доступ к которой нам в своё время обеспечил председатель сельского совета, сам старообрядец, то, что какие-то книги из сгоревшей церкви могли уцелеть – это нужно рассматривать как дар судьбы».

А вот по поводу атрибуции данного издания В.Н. Алексеев предложил обратиться к давно известному среди библиофилов альбому А.С. Зерновой по орнаментике книг 17 века Московского печатного двора, который ещё в 60-е годы 20-го века был выпущен Библиотекой им. В.И. Ленина и служил дополнением к её сводному каталогу.

В альбоме, имеющемся в научно-вспомогательном фонде Центра книжных памятников Забайкалья, под порядковым номером 360 мы нашли точно такую же лицевую заставку, что приведена на фото из материала А.Г. Букина.


Заставка из 
альбома А.С. Зерновой по орнаментике книг 17 века Московского печатного двора

Перечень богослужебных книг, в которых была использована заставка с таким орнаментом, даётся в указателе к альбому орнаментики книг Московской печати. Впервые она была использована в книге 1646 года «Минея служебная» на май, затем в этом же году повторилась в августовской Минее. Дважды встречается в 1647 году в книгах «Иоанн Лествичник. Лествица» и «Соборник». Вплоть до 1655 года заставка с этим орнаментом появлялась в книгах Московского печатного двора ежегодно. И затем вновь дважды появляется в 1660 году в книгах «Пролог» (март-август) и «Минея общая с праздничной». В последний раз используется она книгопечатниками Московского печатного двора в 1633 году в «Апостоле».



Как становится ясно из перечня, использованный орнамент был создан московскими художниками и мастерами в конце 1640-х годов, а не в начале, и ни разу на протяжении всего 17 века заставка с таким орнаментом не использовалась в Типиконе. Однако, как уже мы указывали, у нас нет точных сведений, принадлежит ли приведённый в качестве иллюстрации орнамент именно тому изданию, которое описывается Андреем Букиным.

Вместо послесловия
В справочной информации к публикации о находке Типикона в Забайкалье указано: «Издание Устава (Ока церковного) 1641 г. стало основной книгой старообрядческой церкви, которая и сейчас определяет порядок совершения богослужения по старому чину». И в этом вопросе мы находим, что мнения специалистов, исследовавших Типикон, расходятся. Так, например, М.Н. Скабалланович в книге «Толковый Типикон. Объяснительное изложение Типикона с историческим введением», вышедшей в Киеве в 1910 году, утверждает, что старообрядческий устав печатается с 3-го издания Устава 1633 года.

В имеющейся у нас «Настольной книге священнослужителя» указано, что основой для всех последующих православных послениконовских изданий является именно Типикон 1641 года. А что касается образца для старообрядческих литургических текстов, изданного именно в 1641 году, то таким изданием, по утверждению А.В. Вознесенского, заведующего сектором старопечатных книг отдела редких книг Российской национальной библиотеки, стал Канонник 1641 года.

Конечно, не имея возможности увидеть само издание, нельзя делать какие-то выводы о его подлинности или датировке. Тем более, как утверждает А.Г. Букин, издание принадлежит частному лицу, поэтому мы можем лишь полагаться на устные свидетельства об этом, безусловно, ценном и интересном с исторической точки зрения издании. Мы благодарны Андрею Григорьевичу Букину, что своей публикацией и выступлениями в электронных СМИ он обратил внимание забайкальцев на историю самобытной российской книжной культуры.

P.S. Познакомиться с электронными копиями Типикона 1610, 1633, 1641 годов, подлинники которых хранятся в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, можно в Центре книжных памятников края: Ангарская, 34 (библиотека им. А.С. Пушкина), телефон: 26-48-89.


Все материалы рубрики "Страницы истории"


Марина Забровская,
заведующая Центром книжных
памятников Забайкальского края

«Читинское обозрение»
№40 (1472) // 04.10.2017 г.


Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).