Так Пётр наказал

Наказов, указов и грамот Петра I, имеющих отношение к истории Забайкалья, много. Об этом ещё в 19-м веке писал первый историк Забайкалья Владимир Андриевич, указывая, что именно Пётр Великий в своих наказах нерчинским воеводам заложил основы внутренней и внешней политики для нашего своеобразного края. Одним из таких крайне важных наказов и стал Наказ Нерчинскому воеводу Юрию Бибикову.

«...что де хочу, то и делаю»
   В петровские времена административные реформы следовали одна за другой. Казалось, перемены должны были происходить и в Забайкалье. Так, в 1708 году Нерчинское и Селенгинское воеводства (уже тогда Забайкалье по сути было разделено на Западное и Восточное – современные Бурятию и Забайкальский край) вошли в состав Сибирской губернии. Их центром продолжал, как и в 17-м веке, оставаться Тобольск, где обосновался сибирский губернатор. Бывшие воеводства (уезды) стали называться дистриктами, которыми должны были вместо воевод управлять коменданты. В 1719 году эти же два воеводства вошли в состав Иркутской провинции. Тогда же Нерчинское воеводство превратилось в округ, а Селенгинское – в комендантство (комиссарство), во главе которых должны были стать ландрант и комиссар. Однако в Забайкалье эти административные изменения были формальными – продолжала действовать старая уездная система управления во главе с воеводой.
   На должность воеводы, как правило, назначались представители титулованной знати и обладатели высших придворных чинов: князья, бояре, окольничие, стольники. Воеводскую администрацию представляла «приказная изба» (вариант региональной управленческой структуры 18-го века) с соответствующим штатом. В него входили дьяк, 2-3 подьячих, толмач (переводчик), палач и сторож. При этом «приказная изба» разделялась на ясачное (налог с туземного населения) и денежное, хлебное, соляное, разрядное и судное «повытья» (отделения), ведавшие этими делами. Но решал всё в конечном счете воевода.
   Неслучайно, что как-то молодой и горячий Нерчинский воевода Иван Николев (он стал исполнять обязанности воеводы в 1698 году после смерти своего отца, будучи ещё несовершеннолетним, так что о его образовании и жизненном опыте и говорить не стоит) как-то брякнул: «Я сам царь тако же как на Москве царь Пётр Алексеевич: что де хочу, то делаю...».
   Но в петровские времена прежняя воеводская «лафа» медленно уходила в прошлое. Слишком много задач ставил перед воеводами молодой реформатор. Да и исполнение требовал жёстко. При этом справившихся награждал, провинившихся карал.
 
«...велено быть в Нерчинске»
   Вот на смену юному Николеву Пётр I и отправил в Забайкалье опытного Юрия Бибикова, которому было в наказе от 1 февраля 1701 года указано: «Великий Государь велел Стольнику Юрью Богдановичу Бибикову быть на своей Великаго Государя службе в Сибири в Нерчинску Воеводою, прежняго Стольника и Воеводы на Иваново место Николева, и ведать ему в Нерчинску острожки те ж, которые ведали прежние Воеводы... А переменить ему Юрью его Ивана в том городе, как он в тот город приедет безсрочно, и ехать ему Юрью в Сибирь в тот город в Нерчинской с Москвы, и дорогою без замедления, не заезжая никуды».
   Кстати, 25 февраля того же года император подписал и специальный указ для Ивана Николева, «объявленный товарищу Нерчинскаго Воеводы Ивану Николеву», о смене его на занимаемом посту.
 
«...призор и ласку, и добродетель им чинить»
   Юрий Богданович Бибиков уже в 1674 году был стольником, за плечами которого было участие во многих походах и сражениях. То есть, можно смело предположить, что новому воеводе в 1701 году было за 50 лет, в тот период возраст почти преклонный. Наверное, и поэтому его отправили в Нерчинск не одного, а вместе с сыном Алексеем, который получил должность «товарища» (то есть заместителя) воеводы. А так как новый воевода ехал не только в Забайкалье, но и в Сибирь вообще, впервые ему царём в наказе были даны наиполнейшие инструкции.
    В 18 пунктах наказа новому воеводе была расписана подробнейшая инструкция. В первом пункте чётко говорилось о том, как он должен провизировать всё хозяйство (казну, оружие, меха и т.д.). Во втором жёстко наказывалось «Московскаго Дворянина новокрещена Князь Павла Гатимурова и родственников его беречь, и всякой призор и ласку и добродетель им чинить, а ни чем их не оскорблять, и ни чего с них не имать и ни какой грубости им не чинить, и что возможно, по прежним Великаго Государя указам и грамотам, им учинить...». Из-за перехода тунгусского рода Гантимурова у России долго были натянуты отношения с Китаем, но это было делом принципиальным, касавшимся вопроса геополитики, и царь не хотел, чтобы воеводы тут что-нибудь напортачили.
   В третьем пункте велено было искать слюду, которая требовалась Китаю, чтобы менять её на золото и серебро, в которых крайне нуждалась Россия.
   Другой не менее важной для государственных интересов задачей, решением которой должны были заниматься Нерчинские воеводы, была выплавка серебра из разведанных серебряных руд. Для её решения необходимо было построить завод, а для этого в 1700 году на Аргунь Петром I был отправлен опытный рудознатец, грек Александр Левандиан, а Юрию и Алексею Бибиковым поступил указ «...по хлебу и по работникам смотря о том с греком Александром посоветовав те заводы серебряные заводить и руду плавить». Левандиан осмотрел старые выработки, заложил новую штольню, организовал добычу руды, поставил новые плавильни – галиды. Однако реально серебряное производство заработало в 1704 году уже в бытность Нерчинского воеводы Петра Мусина-Пушкина.
 
«...мочно учинить не в тягость народам»
   И вновь вернёмся к наказу 1701 года.
   На четвёртом месте был «ревень капыточный». Это было уникальное растение, которое долгое время было единственным средством от различных желудочных заболеваний. И со времени Петра Великого до Екатерины Великой забайкальский ревень спасал не только российскую, но и европейскую элиту от поноса. Поэтому при Петре, а потом во времена «бироновщины» за контрабанду ревеня полагалась смертная казнь, при императрицах – каторга.
   В ряде пунктов были чётко определены принципы государственной политики в отношении казаков и крестьян, бурят, соседних монголов и китайцев, с которыми всё активнее начинала развиваться торговля.
  В 16-м пункте, в котором воеводе напоминалось, чтобы он в своей деятельности постоянно руководствовался указами царя, была подчёркнута мысль, актуально звучащая и сегодня:
   «А буде чего и сверх тех статей какую прибыль мочно учинить не в тягость народам Русскому и иноземскому: и ему Юрью о том посоветовав гораздо, с лучшими и старыми Нерчинскими старожилы, то учинить, и о том к Великому Государю к Москве писать подлинно; а за свои радетельныя службы он Юрья от Великаго Государя будет пожалован, и Его Великаго Государя милостию взыскан; а буде он Юрья, забыв страх Божий, и Великаго Государя указы и наказныя статьи презря, учнет чинить во всяких делах нерадетельно или что противно: и ему Юрью от Великаго Государя быть в опале и во всесовершенном разорении».
   К сожалению, Юрий Бибиков пробыл воеводой недолго. Через пару лет после прибытия в наш суровый край он умер в Забайкалье, и его, как и предполагалось, сменил сын. У Алексея Бибикова власть в июле 1703 года принял Михаил Шишкин. Но и он в своей воеводской деятельности уже был вынужден руководствоваться наказами и указами Петра    Великого, который многое сделал для того, чтобы жизнь начала меняться и в таком далёком от столиц крае.
 
 
«ЧО» №6 (1334)
11.02.2015 г.
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).