Что есть жизнь?

 

 Моему другу, замечательному поэту, члену Союза писателей России Виктору Владимировичу Коврижнику недавно исполнилось 55 лет.
   С Виктором я познакомился на областном совещании молодых писателей в 1982 году. Он сразу обратил на себя внимание своим неунывающим, бодрым характером, по-есенински светлой шевелюрой и удивительными стихами-блёстками:

Уплывая от перрона,
В тёмной прорези окна
Взгляд твой спросит удивлённо:
Как же я теперь одна?
Нежа на солнышке яркую спину,
Вспыхнула радуга, взгляд веселя,
Словно за ручку огромной корзиной,
Кем-то подвешена в небе земля.
(«Радуга»)
Склонит тополь привокзальный
Ветки в блёстках паутин.
Я спрошу его печально:
– Как же я теперь один?

(«Прощанье»)

   Поэзия сдружила нас крепко. Семилетняя разность в возрасте не ощущалась вовсе – мы были единомышленники и единоверцы! Вместе радовались своим и чужим удачам, помогали друг другу выходить из трудных жизненных ситуаций.
   
Между тем от первого совещания молодых авторов до выхода в свет поэтического сборника прошло немало времени – целых 18 лет! Эти годы вместили в себя сложную, порой драматическую, насыщенную событиями жизнь...

 

   Она вся из судьбы поэта, её авантюризма и приключенчества по «диким степям Забайкалья», пытливого загада детства, калейдоскопа профессий и занятий, провалов в хаос бытия и романтических выходов из-под глыб и гранитных россыпей.
   Он давно мог бы написать и издать пять-шесть книг. А зачем? Поэту интересна сама упоительность жизни, её «авось» и «небось», неорганизованная стихия, любовь и вечный риск...
   В основе такой судьбы и такой поэзии, конечно же, не пушкинская гармония, скорее летучая «пыль столбом» и гусарство Дениса Давыдова, интонационное абрекство Лермонтова, сани на раскат Есенина...».
   От себя добавлю: по тонкой организации стиха, по интонации, по духовному родству поэзия Виктора Коврижника сближает его с поэзией «учителя поэтов» Иннокентия Анненского!
   Редчайшим событием явилось и то, что автор единственной, но очень талантливой книги был безоговорочно принят в Союз писателей России, хотя требование для всех – не менее трёх книг.
   Напомню, в книгу «Выстрел на шорох» включена лирическая поэма «Северная жена». Автор проявляет себя как человек, разбирающийся в тонкостях женской сути. Диву даёшься, насколько это всё точно, жизненно, талантливо! В главе «Прощание с Натали» поэт раскрывает свою душу любящего мужчины:

                                                 
                                             
                                                                               

             

Виктор Коврижник: 

"Что есть жизнь? 
Ветерок дерзновенный..."

 

 

   За те 18 лет Виктор познал и радость первой любви, и счастье семейной жизни, и нежное чувство отцовства, и горечь разлуки с утратой брачных уз. Судьба его, как на американских горках, то лихо поднимала вверх до замирания сердца, то безжалостно бросала вниз. И всё это время Виктор продолжал писать стихи. Вернее, записывать. Именно так он называет процесс рождения новых стихотворений. По его твёрдому убеждению, стихи как бы уже существуют в пространстве. Дело поэта – выловить их оттуда и записать.
   
А может, на самом деле это так? Вот читаю замечательное философское стихотворение поэта, и мне кажется, что оно существовало всегда – настолько оно совершенно! Поэт Коврижник вовремя «нашёл», записал его и ознакомил нас:

Что есть жизнь?
Ветерок дерзновенный
От смешенья великих эпох?
То ли горестный выдох вселенной,
То ли вечности радостный вдох?
Сопланетники, век наш ничтожен,
Год за годом плутая во мгле,
Мы состаримся раньше, чем сможем
Осознать, кто мы есть на земле.

   Однако не стоит считать, что готовые стихи, как из рога изобилия, без труда и бессонных ночей легко ложатся в его тетрадь. Каждое слово, каждую стихотворную строку он оттачивает, выверяет. Никогда не спешит новорождённые стихи публиковать. Он откладывает их, чтобы отлежались. Спустя продолжительное время вновь возвращается к ним, чтобы внимательно, по-новому оценить свежим взглядом, довести до совершенства.
   
Так, постепенно, рождался великолепный поэтический сборник «Выстрел на шорох». Работа над ним заняла 18 лет. За этот период поэт сменил множество профессий, из которых наиболее творческая – корреспондент газеты «Комсомолец Забайкалья». Журналистика положительно отразилась на творческих возможностях Виктора. Из командировок по живописным уголкам Забайкалья он привозил интересные очерки и репортажи.
   
Внимательному забайкальскому читателю наверняка запомнились щемящие душу лирические рассказы Коврижника. Они публиковались в газетах «Комсомолец Забайкалья», «Чита литературная», в журнале «Слово Забайкалья». В каждом из своих произведений писатель оставляет частичку своего чуткого сердца.
   
Лихие 90-е многих в России подвергли испытаниям на жизнестойкость. Одиночество, отсутствие жилья, безденежье, нищету, отчаянье пришлось испытать и моему другу. Всё это не могло не отра-зиться на творчестве. В одном из своих стихотворений он напишет:

Просто болью и жизнью остужен,
Неизбежной покорен судьбе,
Вдруг становишься больше не нужен
Ни родным, ни друзьям, ни себе.
На бесславном пути до погоста
Испытаешь и пряник, и кнут:
Где ругнут, где похвалят, где просто
На два метра в планету вобьют.

   Какое-то время Виктор жил у меня в моей холостяцкой «однушке». В одну из осенних ночей он записал на тетрадном листке стихи. Утром я прочёл:

А жизнь мне всё дарит
то боль, то удачу,
Хлеб-соль на чужом,
бескорыстном столе.
И я по ночам потихонечку плачу
От счастья, что всё же
я есть на земле.
Не страшно быть нищим,
смешным и нелепым,
Когда за тобою друзья да года,
Когда на удачу в полуночном небе
Горит, не сгорая, родная звезда.
Когда ты по осени бродишь, не зная,
Услышит ли кто тихий шорох шагов,
Когда нет ни бога, ни чёрта, ни рая...
Вообще ничего, кроме птиц и стихов.

   Но поэт на то и поэт, что личные невзгоды никогда не ставит на первое место и остро чувствует свою сопричастность к невзгодам родной страны:

Прощаясь со своей безбожной сутью,
Как будто загулявшая вдова,
Опять моя отчизна на распутье,
Пьяна, страшна и вечно не права.
И путь её загадочно немыслим,

Вот-вот наружу выплеснется злость.
Опять мы с ней над пропастью зависли,
Надеясь на удачу и авось.
И нет вопросов главных и неглавных,
Возвысившись над горестной судьбой,
Я сам из тех, кто с Родиной на равных
В беде, в нужде и в радости земной.
Среди её заносов-перекосов,
Прикажет – и уйду в небытиё,
Без лишних рассуждений и вопросов,
Как верная кровиночка её.
Россия выше споров и резонов!
И чудится пронзительный, как стон,
Мне в грохоте
«столыпинских» вагонов
Церквей её хрустальный перезвон.

   Чем труднее живётся автору, тем пронзительней звучат стихи о Родине, беды которой он всегда считает своими.

Жизнь, конечно, меняется к лучшему,
Только скажет ли кто мне в ответ,
Сколько моцартов было замучено
В годы наших «великих побед»!
Нет, не вечной овеяны славою
И не праведным звоном оков.
Будь вы прокляты,
тридцать-кровавые!
Ныне! Присно! Во веки веков!

   Книга «Выстрел на шорох» выйдет в свет в издательстве «Поиск», под редакцией Олега Димова, к 2000 году. Друг поэта, художник Сергей Прудников талантливо оформит её. Поэт Михаил Вишняков напишет замечательное предисловие, где стихи Виктора сравнит с самородным горным ручьём: «Поэзия Виктора Коврижника также упоительна по звуку, ритмическим перекатам, по цвету поэтического образа, запальчива в разгоне, она и с наспевшей брусничиной чувства, и острой гранью смысла, вечно беспокойная и потайная, с искрой золота, вынесенного на Божий свет.

Под разными звёздами метились
И разные ели хлеба.
Пускай с опозданьем, но встретились,
Свела, так случилось, судьба.
Две нежности, два откровения,
Два пахнущих небом цветка.
И связь эта лишь на мгновение...
Кто знает... А вдруг на века?
А вдруг так отчаянно вздрогнется,
Прижмёт, что хоть падай,
хоть стой,
И что-то прекрасное вспомнится
В предчувствии жизни иной.
Ничто ещё не было сказано,
Руки не касалась рука.
Ты нежность моя кареглазая,
Легка, недоступна, близка.

   Любовь к женщине вызывает у поэта тончайшие лирические чувства:

Когда на город вечер мрак уронит,
Бездомным этим сумракам назло
Две маленькие нежные ладони
Подарят мне забытое тепло.
И ветер, что со мной на пару вымок,
Посвистывая тонко на лету,
Стремительными иглами снежинок
Прикалывает к стёклам темноту.

   Вот уже полтора десятка лет Виктор живёт в счастливом браке с Еленой Ерофеевой – талантливой поэтессой. Вместе они воспитывают двух дочерей – Машеньку и Натали (Натали Викторовна – написано в свидетельстве о рождении).
   – Вот мои главные и самые удачные произведения! – с улыбкой, не без гордости, заявляет Виктор Владимирович.
   Хочется поздравить богатого на таланты друга с юбилеем, пожелать ему и его семье мирного, ясного неба, светлых дорог и радости яркой, бесконечной!

 


3 МАРТА в 15.00 в библиотеке имени Г.Р. Граубина (угол ул. Горького-Угданской) - творческий вечер Виктора Коврижника в честь юбилея.


Николай ЯРОСЛАВЦЕВ,

детский писатель,
член Союза писателей России

«ЧО» №8 (1336)
25.02.2015 г.

 
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).