Путь русского офицера

Генерал Деникин - «пёс царизма» или истинный патриот?

На протяжении нескольких десятилетий о Деникине было известно лишь то, что он был одним из трёх самых злобных генералов, возглавлявших поход белогвардейцев и интервентов против советской республики в 1919 году. Имя Деникина нельзя было замолчать, как это было со многими другими политиками. Ведь он упоминался в классических советских романах «Тихий Дон» Михаила Шолохова и «Хождение по мукам» Алексея Толстого. Однако подробности его биографии не приводились.

Либерал и патриот
   Антон Иванович Деникин прожил долгую и интересную жизнь. И, к счастью, успел оставить опубликованные мемуары. В 2004 году его книга воспоминаний «Путь русского офицера» была опубликована и в Москве в серии «Мой ХХ век».
   Работать над ней он начал летом 1939 года, живя во Франции, а последние строки написал в США на больничной койке в августе 1947 года, за несколько дней до смерти.
Эта книга не только дала много интереснейшей информации, но и развеяла целый ряд советских мифов об этом человеке. Первый из них родился ещё во время гражданской вой-ны. Деникин, дескать, рвался восстановить власть помещиков и фабрикантов, был чуть ли не закоренелым монархистом.
   Своё политическое кредо Антон Иванович сформулировал ещё до русско-японской войны 1904-1905 годов: «Я никогда не сочувствовал ни «народничеству» (преемники его – социал-революционеры)с его террором и ставкой на крестьянский бунт, ни марксизму – с его превалированием материалистических ценностей над духовными и уничтожением человеческой личности. Я принял российский либерализм в его идеологической сущности, без какого-либо партийного догматизма. В широком обобщении это приятие приводило меня к трём положениям: 1) Конституционная монархия, 2) Радикальные реформы и 3) Мирные пути обновления страны».
   При этом стоит подчеркнуть, что для либералов начала ХХ века их позиция была неотделима от понятий патриотизма. Любовь к России для них, в том числе для Деникина, была понятием, не требующим объяснений и доказательств.
   Антон Иванович родился в польской деревне Шпеталь Дольный, что находилась в Варшавской губернии. Его отец, Иван Ефимович Деникин, был отставным майором пограничной стражи. Свои погоны и звёзды, а также дворянство он заслужил тяжёлым армейским трудом, отдав армии 35 лет жизни. А начал с того, что крепостным крестьянским парнем был отдан помещиком в рекруты. Ему пришлось повоевать во время Крымской войны, а также принимать участие в подавлении восстаний в Венгрии и Польше. В последней он и остался жить, встретив будущую мать Антона Ивановича – польку из семьи обедневшей шляхетской семьи Елизавету Фёдоровну Вжесинскую. Антон с детства свободно говорил на русском и польском языках.
   Материальное положение семьи было скромным, а после смерти отца в 1885 году ухудшилось. Деникин был ближе к пролетариату, чем, скажем, вожди революции Ленин, Троцкий или Дзержинский. Ему приходилось подрабатывать и репетиторством. Многих его сверстников это толкало на путь революционной борьбы. Антон Иванович выбрал... армию.
   О военной службе он мечтал с детства. Поэтому в 1890 году, после окончания Ловичского реального училища, был зачислен вольноопределяющимся в 1-й стрелковый полк и был принят в Киевское юнкерское училище с военно-училищным курсом. Окончив училище, служил в артиллерийских войсках, затем поступил в Академию Генерального штаба. Закончил её по 1-му разряду в 1899 году.


Вместе с Ренненкампфом и Мищенко
   Объявление войны с Японией в начале 1904 года застало капитана Деникина больным. Незадолго перед тем на зимнем манёвре под ним упала лошадь, придавила ногу и проволокла с горы вниз несколько десятков шагов. В результате – порванные связки, кровоподтёки, один палец вывихнут, один раздавлен и т.д. Пришлось лежать в постели. Однако когда был получен манифест о войне, он тотчас же подал рапорт в штаб округа о командировании в действующую армию. И через несколько дней пришло распоряжение: командировать капитана Деникина в Заамурский округ пограничной стражи.
   Дожидаться выздоровления не стал. Решил, что до Транссибирского экспресса как-нибудь доберётся, а там во время длительного пути, который в те времена продолжался целых 16 дней, нога придёт в порядок. Так и получилось, в Харбин он прибыл уже здоровым.
   Воевать ему довелось в рядах забайкальских казаков. Сначала начальником штаба Забайкальской казачьей дивизии, которую возглавлял Павел Ренненкампф, затем – в Урало-Забайкальской дивизии генерала Павла Мищенко, прославившейся дерзкими рейдами по тылам противника.
   Он дал интересные характеристики этим военачальникам: «Мищенко... и сам любил людей, и его любили. Ренненкампф же смотрел на людской элемент как на орудие боя и личной славы. Но его боевые качества и храбрость импонировали подчинённым и создавали признание, авторитет, веру в него и готовность беспрекословного повиновения. Близости же не было».
   В Цинхеченском сражении одна из сопок вошла в военную историю под названием «Деникинской». Награждён Антон Иванович был боевыми орденами Святого Станислава и Святой Анны с мечами, а также званием полковника. В ноябре 1905 года он отправился по Транссибу назад в европейскую Россию. За окнами поезда бушевала Первая русская революция. Его наблюдения той поры привели к такому выводу: «Первая революция, кроме лозунга «Долой!», не имела ни определённой программы, ни сильных руководителей, ни, как оказалось, достаточно благоприятной почвы в настроениях народных».


Русская смута
   Первую мировую войну Деникин встретил в звании генерал-майора. Воевал храбро. Возглавляемую им дивизию за стойкость и героизм называли «Железной», а сам Антон Иванович за успешные операции и личный героизм был награждён орденом Святого Георгия 3-й и 4-й степеней, Георгиевским оружием и другими орденами. В 1916 году произведён в чин генерал-лейтенанта. Февральскую революцию встретил настороженно и с временным правительством разошёлся во взглядах. Он не мог принять политики развала армии, проводимой комиссарами Керенского, а потому поддержал генерала Лавра Корнилова.
   Мятеж Корнилова временное правительство Керенского подавило, призвав на помощь большевиков. «1-го сентября временным правительством подвергнут аресту генерал Корнилов, – вспоминал Антон Иванович, – а 4-го сентября временным правительством отпущен на свободу Бронштейн-Троцкий. Эти две даты должны быть памятны России». Арестован тогда был и сам Деникин.
   Потом вместе с Корниловым они бежали на юг, где и создали белое движение уже после победы большевиков в октябре 1917 года. После гибели Корнилова именно Деникин возглавил армии белогвардейцев на юге. В 1919 году его войска ближе всех подошли к Москве, но... были отброшены.
   В тот период он принял лидирующую роль адмирала Александра Колчака и должность заместителя верховного правителя и верховного главнокомандующего Русской армии. После же смерти адмирала стал исполняющим обязанности верховного правителя России. Однако его армии продолжали терпеть поражения, и 4 апреля 1920 года он оставил свой пост, передав бразды правления барону Петру Врангелю.
   В советские времена всегда акцент в исторических работах, художественной литературе и кинофильмах акцент делался на жестокостях белых. Но во время Русской смуты красные отличались ещё большей жестокостью. И об этом в своём пятитомном исследовании «Очерки русской смуты» Антон Иванович рассказывает с документальной честностью.
   После поражения он оставил пост. Эмигрировал в Европу. Оставаясь убеждённым противником советского строя, призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР. После оккупации Франции Германией отказался от предложений немцев сотрудничать и переехать в Берлин. После окончания войны перебрался в США, где умер 7 августа 1947 года.
   Он завещал перезахоронить его прах в Москве. И в 2005 году прах генерала Антона Ивановича Деникина и его жены Ксении Васильевны был перевезён в столицу и захоронен на территории Донского монастыря.


Александр БАРИНОВ

«ЧО» №50 (1325)
10.12.2014 г.

Вернуться на главную

Обсуждение
Не кадидат наук 20:47 02.03.2015
Эх! Не выдержал Александр Олегович! Опять начал писать о новейшей русской истории! А как было хорошо: статьи о царских временах, об упоительных в России вечерах, балах, лакеях, юнкерах, хрусте французской булки… Но вот появилась очередная статья кандидата исторических наук Олега Александровича Баринова о России ХХ века. Теперь – о патриоте, либерале, герое Белого движения, военачальнике, близком к пролетариату, чем все вожди большевизма, вместе взятые, полководце, и прочая, и прочая Антоне Ивановиче Деникине. Из прочитанного читатель должен сделать вывод – Деникин – ясное дело – истинный патриот и никакой не «пёс царизма». Большевики всё врали!.. Меня терзают смутные сомнения, что кандидат исторических наук А.О. Баринов не то, что не читал, а и в руках не держал мемуары А.И. Деникина «Очерки русской смуты» в пяти томах. (М.: «Наука», 1991.) В результате чего и появилась наполненная восторгами и симпатией к белым, ненавистью и презрением к красным, полная ошибок, передёргиваний и лжесенсаций статья.
Согласимся, у каждого свои симпатии и антипатии, свои герои… Но это не даёт права для лжи, ошибок, передёргиваний, лжесенсаций и переписывания истории на свой манер.
Не кандидат наук 15:09 09.03.2015
Очередная статья кандидата исторических наук Олега Александровича Баринова о России ХХ века. Теперь – о патриоте, либерале, герое Белого движения, военачальнике, близком к пролетариату, чем все вожди большевизма, вместе взятые, полководце, и прочая, и прочая Антоне Ивановиче Деникине. Из прочитанного читатель должен сделать вывод – Деникин – ясное дело – истинный патриот и никакой не «пёс царизма». Большевики всё врали!
Пойдём по порядку.
Как всегда, статья начинается с «сенсации» на пустом месте – якобы, в истории России имя Деникина подлыми и кровавыми большевиками замалчивалось. И «подробности его биографии не приводились».
Автор решил рассказать нам эти подробности. И что же?
А.О. Баринов пишет: «Имя Деникина нельзя было замолчать…», и в то же время заявляет: «Ведь он упоминался в классических советских романах «Тихий Дон» Михаила Шолохова и «Хождение по мукам» Алексея Толстого». Так замалчивалось или не замалчивалось имя «либерала», «патриота» и «пролетария» в советской литературе? Непонятно.
На самом деле имя и деяния Деникина широко упоминались и освещались в истории Гражданской войны, в исторических исследованиях, в мемуарах её участников, изданных в советское время, в кино. Да и сам автор пишет, что имя Деникина ему было знакомо из советского школьного учебника.
Ещё ложная сенсация. А.О. Баринов стенает по поводу «замалчивания» сочинений Деникина в Советском Союзе. Напомню кандидату исторических наук А.О. Баринову только о некоторых исторических фактах.
На самом деле книга Деникина «Путь русского офицера» была опубликована не в 2004 году, как уверяет Баринов, а на 13 лет раньше – в 1991 году московским издательством «Современник» (100 тыс. экз.), издание полностью соответствовало книге, вышедшей в США в 1953 году. Его же «Очерки русской смуты» выпущены Военным издательством ещё раньше – в 1989 году (50 тыс. экз.). Но и это издание было не первым в нашей стране. Если О.А. Баринов на самом деле читал «Очерки» подло «замолченного» советской властью «пролетария» Деникина, то в аннотации издания 1989 года он должен был прочесть, что впервые книга «Поход на Москву («Очерки русской смуты») выходила в Советском Союзе в 1928 году и была рассчитана на широкий круг читателей (тираж 10 тыс. экз.). Кроме того в том же 1928 году государственным издательством была издана книга Деникина «Поход и смерть генерала Корнилова». В 1990 г. она была переиздана в Москве издательством «Прометей» МГПИ им. Ленина! Тираж – аж 200 тыс. экз. В 1991 г. в Москве была издана книга А.И. Деникина (в сборнике с сочинением А.А. фон Лампе) «Кто спас советскую власть от гибели» (100 тыс. экз.), в которой бездарно проигравший всё и вся генерал объясняет своё поражение оригинальной причиной – в проигрыше белых и победе красных виновата… Польша! А вот если бы не поляки в 1919 году, то тогда бы он – Деникин… И ещё не помог Деникину… Бог! 20 марта 1920 г. Деникин писал председателю военного совета генералу Драгомирову: «…Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность армии и в её историческое призвание мною не потеряна, но внутренняя связь между вождём и армией потеряна. И я не в силах более вести её…» (А.И. Деникин. Поход на Москву. («Очерки русской смуты»). – М.: Воениздат, 1989. С. 274)
А.О. Баринов пишет об очередном якобы «развеянном» деникинской книгой «Путь русского офицера» «мифе», который, якобы изобрели большевики: «Деникин, дескать, рвался восстановить власть помещиков и капиталистов». Хотя в этом утверждении присутствует небольшая пропагандистская составляющая, мысль эта близка к истине. Что же на самом деле Деникин рвался восстановить или построить?
О политических взглядах самого Деникина, за исключением парадоксального, странного и очень оригинально заявления о близости Деникина к пролетариату, А.О. Баринов прямо не пишет. Оно и понятно. Потому что «по своим политическим взглядам А.И. Деникин был близок к правым октябристам, партии крупной буржуазии и обуржуазившихся помещиков; видя в военной диктатуре единственный путь к восстановлению “дофевральской” России, он пытался скрыть свой монархизм заявлениями о “непредрешении” будущего государственного устройства страны, опереться на партию кадетов и отчасти проводить политику социального лавирования с целью расширения социальной базы монархической контрреволюции за счёт средних слоёв города и деревни. На деле, однако, основой его внутренней политики являлась реставрация царского бюрократического аппарата и буржуазно-помещичьих отношений, осуществлявшаяся насильственными и репрессивными мерами в ходе наступления ВСЮР на Москву летом – осенью 1919 года». (А.И. Деникин. Поход и смерть генерала Корнилова. – М.: «Прометей», МГПИ им. В.И. Ленина, 1990. С. 98.) Ай да «пролетарий»!
Хотя Деникин был этаким замаскированным либералом (почему сегодняшние либералы и подняли его на щит), но с кашей в голове. «Я принял российский либерализм», – писал Деникин в своей книге «Путь русского офицера». К чему привёл либерализм современную Россию (а также Украину, страны Балтии и далее по списку), мы все сейчас наблюдаем. Здесь никаким патриотизмом и не пахнет! Но А.О. Баринов делает реверансы и экивоки тому (начала ХХ века) российскому либерализму, приведшему Россию начала ХХ века к катастрофе. Реверансы, видимо, с целью поднять авторитет «либерала» Деникина. А.О. Баринов пишет: «…стоит подчеркнуть, что для либералов начала ХХ века их позиция была неотделима от понятий патриотизма». Да ничего подобного! Сам Деникин писал об этом так: «…когда началась война (русско-японская), то для многих единственным стимулом, оживившим чувство патриотизма и оскорбленной народной гордости, было предательское, без объявления войны нападение на Порт-Артур.
Правая общественность, не вдаваясь в оценку правительственной деятельности, ответила патриотическими манифестациями; либеральная отнеслась к войне по-разному. Одни с патриотической тревогой, другие с безразличием, а потом и те, и другие использовали военные неудачи для сведения счетов с непопулярным правительством; левая общественность заняла явно пораженческую позицию…» В результате «…армия пошла на войну без всякого подъёма, и с п о л н я я т о л ь к о с в о й д о л г. (А.И. Деникин. Путь русского офицера. – М.: «Современник», 1991. С. 108. Разрядка Деникина. Всё выделено мной.)»
«В либеральных кругах, в лагере русской интеллигенции, шёл разброд и взаимное непонимание». (Там же. с. 185.) Всё, как писал на рубеже ХХ века Антон Павлович Чехов: «Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, лживую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо её притеснители выходят из её же недр…»
А вот так описывал Деникин деятельность либералов и демократов во время и после русско-японской войны 1904-1905 гг.: «Революционеры… продолжали работу по её (армии) разложению. В сотрудничестве с радикальной демократией они высмеивали армию на сходках, в печати, с подмостков театров, в заседаниях земств и городов; выраставшие первое время как грибы после дождя, юмористические журналы – с текстом и карикатурами – подвергали хуле военных людей и те понятия о долге, которые им внушали на службе. Для поношения армии и подрыва в ней дисциплины была использована не раз трибуна первых двух Государственных дум и даже речи защитников в военных судах…» (Там же. С. 185.) Ну, просто один в один с деятельностью российских либералов и «свободных российских СМИ» образца конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века! Среди таких СМИ был и «Забайкальский рабочий», в котором в 1991-96 гг. работал А.О. Баринов в должности политического обозревателя и заведующего общественно-политическим отделом. Заинтересованные читатели могут поднять подшивки газеты указанных годов, чтобы убедиться в этом.
А вот как писал о нравящимся О.А. Баринову «патриотичных российских либералах» приемник Деникина на посту командующего П.Н. Врангель (речь идёт о событиях марта 1917 г.): «Первое, что поразило меня в Петербурге, это огромное количество красных бантов, украшающих почти всех. Они были видны не только у шатающихся по улицам, в расстёгнутых шинелях, без оружия, солдатах, студентах, курсистках, шоферах таксомоторов и извозчиках, но и на щеголеватых штатских и значительном числе офицеров. Встречались элегантные кареты собственников с кучерами, разукрашенными красными лентами, и владельцами экипажей с приколотыми к шубам красными бантами. Я лично видел несколько старых, заслуженных генералов, которые не побрезговали украсить форменное пальто модным революционным бантом. В числе прочих я встретил одного из свиты Государя, тоже украсившего себя красным бантом…
Эта трусость и лакейское раболепие русского общества ярко сказались в первые дни смуты, и не только солдаты, младшие офицеры и мелкие чиновники, но и ближайшие к Государю лица и сами члены Императорской Фамилии были тому примером». (Пётр Врангель. Записки.//Трагедия казачества. Александр Шкуро. Пётр Краснов. Пётр Врангель. Пётр Донсков. – М.: Молодая гвардия, 1994. С. 192.) Напоминаю: речь идёт о марте 1917 г.
Где же были в это время ненавистные Баринову вожди революции? Ленин находился в Швейцарии, Троцкий сидел в лагере для интернированных в Галифаксе (Канада), Дзержинский только что вышел из Бутырской тюрьмы, Сталин только что вернулся из ссылки в Петроград…
Особо позабавило следующее утверждение Баринова: «Деникин был ближе к пролетариату, чем, скажем, вожди революции Ленин, Троцкий, Дзержинский»!
Интересно, ближе, каким местом? Происхождением? Политическими взглядами? Принадлежностью к какому классу? Имущественным положением? Социальным или сословным положением?..
Пролетариат – это политический класс. Как определить принадлежность человека к классу? Странно, что это неизвестно кандидату исторических наук.
Смешны и жалки попытки Баринова хоть как-то привязать ужасных большевиков к аресту благородного патриота, белого и пушистого генерал-пролетария Деникина: «Мятеж Корнилова временное правительство Керенского подавило, призвав на помощь большевиков».
Напоминаю незнающим и забывчивым: Деникин был арестован комиссаром Временного правительства 11 сентября 1917 года. Где в это время были большевики? Возьмём хотя бы упоминаемых историком А.О. Бариновым «вождей революции» Ленина и Троцкого. Ленин в августе – сентябре 1917 г., скрываясь от Временного правительства, находился в глубоком подполье – проживал на конспиративной квартире в Финляндии (Гельсингфорс). Там он писал, что «мы не поддерживаем Керенского, разоблачаем его слабость и шатания, разоблачаем всё Временное правительство, как соучастника корниловского заговора». Троцкий в августе и до 2 сентября 1917 года сидел в тюрьме после июньских событий в Петрограде.
Вопросы на засыпку: Кого из них просил Керенский подсобить ему в войне против Корнилова? Каким образом они ему подсобили? Где вообще была партия большевиков? Какую роль в стране она играла в начале сентября 1917 года? Неужели это не известно А.О. Баринову?..
Не кандидат наук 15:14 09.03.2015
...Стремясь как-то привязать Деникина к благородному корниловскому мятежу, А.О. Баринов пишет, что Деникин «…поддержал генерала Лавра Корнилова». В чём же заключалась эта поддержка? Может быть, в вооружённом выступлении? Или в каких-то других конкретных силовых действиях против Керенского?
На самом деле Деникин 27 августа 1917 г. направил Временному правительству с Юго-Западного фронта, где он находился в должности главкома, телеграмму: «…Сегодня получил известие, что ген. Корнилов, предъявивший известные требования, могущие ещё спасти страну и армию, смещается с поста Главковерха. Видя в этом возвращение власти на путь планомерного разрушения армии и, следовательно, гибели страны, считаю долгом довести до сведения Временного правительства, что по этому пути я с ним не пойду». И 29 августа Деникин был арестован по распоряжению Временного правительства.
А вот как Деникин, оправдывая своё бездействие и неудачу Корнилова, пишет о поддержке Корнилова армией и той самой либеральной российской общественностью: «Корнилов не верил в стремление к активному выступлению высшего командного состава и не считал поэтому необходимым посвящать его заблаговременно в свои намерения;..» Блестящая характеристика высшего командного состава армии, в т.ч. и самого Деникина! Вспоминает Деникин в связи с выступлением Корнилова и о российских либералах: «Поддержка русской общественности? Произошло нечто чудесное: русская общественность внезапно и бесследно сгинула». (См.: Деникин А.И. Очерки русской смуты. – М.: «Наука», 1991. Т. 2. Гл. VI.)
А как ловко А.О. Баринов сваливает все события в кучу и ненавязчиво даёт понять читателю, что Деникин героически бежал именно из большевистского плена: «Потом вместе с Корниловым они бежали на юг, где и создали белое движение уже после победы большевиков в октябре 1917 года». На самом деле большевики так «зверски» боролись с генералами бывшей царской армии, томящимися в Быховской тюрьме, что забыли о них! Поэтому Деникин сотоварищи благополучно убыли на юг России, где и организовали борьбу с большевиками. Несмотря на обещания не воевать против нового большевистского правительства.
А.О. Баринов пишет о благородстве и уважительности Деникина: «В тот период он принял лидирующую (?) роль адмирала Александра Колчака…»
На самом деле Деникина принять «лидирующую роль» Колчака заставили принять заклятые союзники тогдашней России – страны Антанты во главе с извечными врагами России – англосаксами. Иначе ни о какой военной помощи Деникину даже мечтать не приходилось.
С чувством горечи и сожаления А.О. Баринов пишет: «В 1919 году его (Деникина) войска были ближе всех к Москве, но… были отброшены». Какая жалость! Отброшены! Войска великого полководца! Отброшены какими-то быдлами! Да ещё и принадлежащими, как и Деникин, к классу пролетариев!
Давайте называть вещи своими именами. Деникин не «оставил свой пост», «передав бразды…», как об этом пишет А.О. Баринов, а по существу бросил командование Вооружёнными Силами на Юге России, формально передав его Врангелю. (Кстати, показательно, что А.О. Баринов везде уважительно величает белых генералов по именам и фамилиям: Антон Иванович Деникин, Александр Колчак, Пётр Врангель, Лавр Корнилов, а их противников – исключительно и только по фамилиям: Ленин, Троцкий, Дзержинский… Диагноз, однако).
Генерал русской армии Деникин Антон Иванович, потерявший поддержку офицеров Добровольческой армии и главных союзников – англосаксов, так огорчился разгромом войск, которыми сам командовал и которых сам так талантливо привёл к гибели, что не застрелился, как русский офицер, а бросил командование, сел на пароход и убыл к своим друзьям и покровителям в Англию! А, вот, например, атаман Войска Донского А.М. Каледин, 29 января 1918 г. так говорил о сложившейся обстановке: «Положение наше безнадёжно. Население не только нас не поддерживает, но и настроено нам враждебно… Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития, предлагаю сложить свои полномочия… Свои полномочия Войскового атамана я себя слагаю». И добавил: «…от болтовни Россия погибла». Это Каледин сказал о болтливых русских либералах. «И вставало в душе ненарушимое правило кодекса офицерской чести: если не сможешь смыть оскорбление кровью обидчика, искупи его собственным расчётом с жизнью». (Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.2, гл. VIII). В тот же день Каледин застрелился…
Вы можете себе представить, чтобы, например, генерал К.К. Рокоссовский после поражений вверенных ему войск в приграничном сражении в начале Великой Отечественной войны, передал командование корпусом своему заместителю, сел на самолёт и улетел куда-нибудь в Новосибирск? Или генерал Г.К. Жуков, «испытав потрясение от поражений своих войск» в тяжёлых оборонительных сражениях под Москвой, сдал командование своему начальнику штаба и уплыл на пароходе к своим союзникам в Америку? А героический генерал-пролетарий Деникин смог!
Не забыл А.О. Баринов в очередной раз бездоказательно и мимоходом вылить ушат грязи на противников белых: «…во время Русской смуты красные отличались ещё большей жестокостью», о чём «Антон Иванович рассказывает с документальной честностью». Попробуем выяснить, что же это за честные документы?
В пятитомных мемуарах А.И. Деникина «Очерки русской смуты», которые А.О. Баринов безосновательно почему-то называет исследованиями, нет ни одной ссылки на какой-либо документ кроме газет того времени, стенограмм казачьих кругов и ссылки на данные… VIII Всероссийского съезда Советов (Т.1, ссылка 93).
«Очерки русской смуты» – это не исторический труд, не исследование, а мемуары, к которым и нужно относиться, как к мемуарам. Нужно признать, что хотя А.И. Деникин в них по своему искренен, но обилие цитат собственных речей, многословные описания своих противостояний с Красновым, Врангелем создают впечатление о преувеличенных собственных заслугах автора, обелении собственных намерений и их причин. Кстати, книга А.И. Деникина «Путь русского офицера» имеет соответствующий сочинению подзаголовок «Литературно-художественное издание».
* * *
Меня терзают смутные сомнения, что кандидат исторических наук А.О. Баринов не то, что не читал, а и в руках не держал мемуары А.И. Деникина «Очерки русской смуты» в пяти томах. (М.: «Наука», 1991.) В результате чего и появилась наполненная восторгами и симпатией к белым, ненавистью и презрением к красным, полная ошибок, передёргиваний и лжесенсаций статья.
Согласимся, у каждого свои симпатии и антипатии, свои герои… Но это не даёт права для лжи, ошибок, передёргиваний, лжесенсаций и переписывания истории на свой манер.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).