Улица, названная именем чекиста

Среди забайкальских чекистов немало личностей неординарных, героических, но случилось так, что только именем Петра Лазебного названа одна из улиц в Чите.

Жизнь и судьба
   Его короткая жизнь и геройская гибель как в капле воды отразили проблемы и противоречия эпохи, в которой он жил. Конец 20-х – начало 30-х годов прошлого столетия: сложное, не поддающееся однозначной оценке время. В эти годы начала закладываться индустриальная мощь державы, но бешеные темпы преобразований, «штурмовое» продвижение на пути индустриализации и коллективизации породили массу проблем. По стране прокатилась волна крестьянских волнений.
   В ходе коллективизации чекисты Забайкалья стремились не допустить вооружённых выступлений крестьян, чтобы избежать их подавления и ненужных жертв. Сотрудники районных подразделений, часто без вооружённого сопровождения, выезжали в сёла для работы среди населения. Выполняя свой служебный долг, жертвовали жизнью. Таким был молодой чекист П.Г. Лазебный.
   Пётр Григорьевич Лазебный родился в 1904 году в Чите. Отец, Григорий Кондратьевич, был рабочим Читинских главных железнодорожных мастерских, красным партизаном и бойцом Народно-Революционной Армии ДВР. Пётр начал работать с 15 лет в железнодорожных мастерских. В 1921 году вступил в комсомол. После окончания Читинской советско-партийной школы в 1922 году работал в Сретенском уездном комитете комсомола.
   По комсомольской путёвке 15 января 1927 года направлен на службу в Сретенский окружной отдел ОГПУ. Вначале был практикантом, затем помощником оперуполномоченного, потом назначен оперативным уполномоченным окружного отдела в Усть-Карийском районе. Несмотря на молодость, успешно работал, пользовался уважением местного населения.
   Получив оперативную информацию о подготовке крестьянского восстания, с санкции руководства Пётр Григорьевич выехал верхом на коне из Сретенска в село Кактолга. До села было около 300 километров, в основном по тайге. Надо иметь незаурядное мужество, чтобы без вооружённого сопровождения, с одним револьвером ехать по глухим таёжным дорогам навстречу опасности. По пути оперуполномоченный останавливался в сёлах и встречался со своими помощниками. Руководители повстанцев, узнав о приближении чекиста, решили убить его и начать восстание. Для этого 4 мая направили двух человек в засаду на дорогу между селами Аркия и Кактолга, но они не решились на убийство.
   Вечером 4 мая П. Г. Лазебный прибыл в Кактолгу и остановился в доме сельскохозяйственной коммуны. Вместе с ним остались ночевать председатель коммуны К.П. Барахтин, председатель кооператива И.Е. Верхотуров, член коммуны П.Г. Тараханов, уполномоченный Усть-Карийского райисполкома А.А. Астафьев с женой Пелагеей. В этот же вечер состоялось совещание повстанческой ячейки. Было принято решение убить чекиста и тех, кто остался с ним ночевать, и 5 мая выступить с оружием в руках.
В два часа ночи восставшие окружили дом коммуны. Ничем не выдавая себя, ждали рассвета, когда откроется дверь. В 4 часа утра Пелагея Астафьева вышла во двор. Повстанцы, оттеснив её, ворвались в дом и открыли стрельбу. П.Г. Лазебный, отстреливаясь из револьвера, смертельно ранил одного из нападавших. Когда патроны кончились, был схвачен преступниками и тут же расстрелян. Были убиты К.П. Барахтин, И.Е. Верхотуров, А.А. Астафьев, ранен П.Г. Тараханов.
 
Похороненный трижды
   Так случилось, что Пётр Лазебный был похоронен трижды. После гибели 5 мая 1930 года его похоронили в Кактолге, поставили на могиле деревянный обелиск. В конце мая отец приехал вместе с сотрудниками Сретенского окротдела ОГПУ в село и кремировал тело сына.
   Помогал отцу погибшего Лазебного начальник погранзаставы «Ильинский пост» Петров, позднее упомянувший в своих воспоминаниях об этой печальной церемонии. Об этом человеке хочется рассказать отдельно.
   О таких, как Петров, говорят: человек из легенды. Настоящее имя его Тойво Вяхо, до появления в Забайкалье он был начальником заставы на границе с Финляндией. Вяхо привлекли к участию в знаменитой операции «Трест», одной из задач которой было вывести на советскую территорию известного английского разведчика Сиднея Рейли.
В сентябре 1925 года через созданное чекистами «окно» через границу Вяхо перенёс на нашу территорию – на своей спине – связанного по рукам и ногам матёрого шпиона, которого чекисты заманили в ловушку. Обратно Рейли не вернулся.
   Тойво Вяхо был награждён орденом Красного Знамени, окончил Высшую пограничную школу и в интересах конспирации направлен служить на забайкальскую границу. Долгое время под именем Ивана Михайловича Петрова командовал пограничной заставой «Ильинский пост» в Нерчинско-Заводском кавалерийском пограничном отряде. Многие годы спустя Тойво Вяхо писал в воспоминаниях: «До сих пор перед моими глазами – большая и отлогая сопка. На её фоне жёлтое пламя огня и резкие, острые, как иглы зеленоватые блики над тем огнём. Около костра высокая и скорбная фигура человека с длинным багром... К утру всё было кончено. В две четвертные бутылки уместилось всё, что осталось от сына».
   Прах перевезли в Читу. Вторые похороны состоялись 5 июня 1930 года из здания Читинского окротдела ОГПУ по ул. Амурской, 35. Молодого чекиста в последний путь провожали сотрудники ОГПУ, рабочие, комсомольцы и молодёжь Читы. Его похоронили на старочитинском кладбище. Но в 1965 году горисполком Читы принял решение о закрытии кладбища, и, чтобы могила героя не оказалась затерянной, сотрудники УКГБ по инициативе заместителя начальника Управления полковника Г.Н. Исака 23 августа 1967 года перенесли урну с прахом П.Г. Лазебного на новое кладбище. На траурной церемонии перезахоронения присутствовали его жена Татьяна Александровна, дочь Клара Петровна и сын Феликс Петрович.
   По решению Читинского горисполкома 1-я Сухотинская улица в районе Большого острова (где в доме №12 чекист родился и вырос) переименована в улицу имени Петра Лазебного.
   Каждый год 5 мая, в день гибели П.Г. Лазебного, молодые сотрудники управления ФСБ России по Забайкальскому краю посещают его могилу, возлагают цветы и отдают дань памяти мужественному чекисту.
 
Алексей СОЛОВЬЁВ, полковник ФСБ в отставке, краевед
 
«ЧО» №51 (1326)
17.12.2014 г.

 

Перевоз праха Лазебного из Сретенска в Читу. Митинг на пароходе. 1930 г.

Пётр Лазебный справа

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).