Взмывая в небо

Вернувшись в Читу, я поставила цель познакомиться с Женей, но застать его в Забайкалье оказалось не так-то легко. Один из лучших райдеров (велосипедистов) Сибири постоянно выезжает на соревнования в другие города и страны, среди которых Австрия, Швеция, Латвия, Китай. С трудом я застала его на стадионе СибВО, в закутке для велосипедистов, где он с товарищем собирал доски в непонятные для меня конструкции – строил новые сооружения для трассы. Зима. У велосипедистов-экстремальщиков чуть меньше тренировок и чуть больше времени на разговоры. Я решила этим воспользоваться.

   - Женя, неужели всё, на чём вы катаетесь, строите сами?
   – Естественно! А кто ещё за нас это сделает?
   - По-разному бывает. Многие считают, что им всё должны готовое дать...
   – Нет, если сам не сделаешь,ты не будешь кататься, а если не будешь кататься, то не будешь прогрессировать. Всё зависит от тебя.
   - А как ты вообще увлёкся экстремальным спортом?
   – Лет десять назад ехал на велике, увидел компанию мужчин на двухколёсных, в то время катались взрослые влиятельные люди – в основном бизнесмены, у которых была возможность купить себе приличный велосипед в Москве или Европе. Здесь таких магазинов просто не было. Я к ним подъехал, они разговаривали о прыжках на «байке», а я как раз интересовался этой темой: «Здрасьте, можно познакомиться?». И один из них, Илья Курышев, пригласил в микрорайон Северный на собственный небольшой трамплин вместе попрыгать. Илья тогда, до своего отъезда в Улан-Удэ, возглавлял Федерацию регионального горного велосипеда в Забайкальском крае. Я помню, он показал мне базовые элементы, простенькие такие, а у меня ничего не получалось, конечно же, много падал...
   - Женя, как назывался твой первый велосипед?
   – «Скотт Вольтаж» – для пересечённой местности, для агрессивной езды, маутинбайка (катания в горах). Велосипед был универсальным, но не прыжковым – у него были слабые колёса, вилка, рама. Постепенно он начал ломаться, примерно через полгода почти весь рассыпался. И тогда пришла пора приобретать велосипед серьёзнее. Я тогда ещё был мелким, 16 лет, денег особо не было, друг занял 20 тысяч рублей, за что спасибо ему огромное. И началась моя жизнь велосипедная. В том же году я вошёл в национальную сборную.
   - Когда состоялись твои первые соревнования?
– Они были первыми для всего города. В 2007 году состоялся первый фестиваль по кросс-кантри на Театральной площади. Позвали ребят из районов, из Ангарска приехали трое парней –показывали трюки с отпусканием одной руки, что нам тогда было не под силу. «Вот это уровень!» – думали мы. И вот фестиваль закончился. Все ещё долго говорили о нём, ведь никогда не было в Чите ничего подобного. Представляешь, человек на велосипеде в небо поднимается. Эти соревнования послужили толчком, мы решили построить у себя такую же конструкцию, только из песка.
   - Загорелись?
   – О, да! С этого момента мы начали строить дёрт (от англ. – грязь) – создавать рай для велосипедного движения.
   - Дёрт? Что это? Объясни на пальцах.
   – Видишь, трамплин стоит радиусный (показывает мне фотографии – прим. авт.), так вот мы строили такой же в лесу из песка. И все приземления тоже из песка.
   Сейчас наша площадка является одной из лучших в России. Таких по стране мало – людям лень копать, строить. А чтобы сконструировать хороший трамплин, нужно действительно много и усердно поработать. Иногда целый день можешь попотеть, зато какой кайф испытываешь в итоге! Всё зависит от людей. Многие хотят что-то делать, но им не хватает толчка. Много людей инертных, ведомых – пока ты им не сказал, не показал, как это здорово, они ничего не начнут делать. «В Чите сделать что-то? Да ладно!» – такой часто бывает реакция. А ведь это не трасса «Формулы 1». Просто возьми лопату, сходи в лес, поработай на свежем воздухе. Ты в силах сам создавать себе усло-вия – инструмент для достижений результатов. Вложил душу в трамплин – он обязательно наградит тебя умениями.
   - Так в чём же проблема?
   – У нас привыкли восхвалять зарубежных райдеров, а не своих, подражать Западу, пытаться туда уехать. В России медленный прогресс. В каждом городе России точно найдётся по одному человеку, который старается поддержать движение, а вот чтобы целая группа этим занималась – это большая редкость. Пока в России это очень молодой спорт.
   - И всё-таки в Чите стало больше велосипедистов в последние годы. Не боишься конкуренции?
   – Я никогда не думал вообще о какой-либо конкуренции, это же не карьерный рост, не схватка. Наш спорт отличается тем, что ты конкурируешь только с самим собой. Правильнее говорить не о конкуренции, а о мотивации. Когда видишь, что другой велосипедист сделал новый для тебя трюк, это подстёгивает.
   - Что для тебя соревнования?
   – На одном – увидел новый трюк, попробовал, научился. На другом – узнал о методике тренировок. Каждый опыт по-своему незабываемый и по-лезный. Хотя самый интересный и давший много пищи для размышлений был в Швеции. Там дисциплина была наиболее приближена к маутинбайку – спуск с горы с преодолением различных трамплинов, поворотов и с исполнением трюков. Представь, спускаешься с горы и делаешь один трюк, второй... Там есть возможность продумать свою линию. По степени значимости были соревнования в Австрии – их можно сравнить с чемпионатом мира. А в Китае недавно впервые проехал по «мёртвой петле». На это идут немногие, но я знал, что делаю. Организаторы других соревнований, которые должны были вскоре пройти в Малайзии, заметили меня. Из всех участников приглашения получили четверо, в том числе я.
   - Что испытываешь, ведь ты Читу представляешь?
   – Все удивляются, что Чита так далеко. Никто совсем не знает о ней. Когда говоришь, допустим, в Москве о том, где находится наш город, показываешь на карте или говоришь, что край с Китаем граничит и с Монголией, все ахают: «С ума сойти, это же другая страна! Как ты там живёшь, что у вас, медведи ходят? Какие там вообще велосипеды, трассы?». К сожалению, на протяжении нескольких лет я единственный представитель Читы на всероссийских и международных соревнованиях.
   - А почему?
   – Конечно, пытаюсь привлекать к спорту молодёжь, приучать их тренировкам, прививать привычку ездить на соревнования, но... стопор срабатывает. Многих останавливает учёба в университете, отъезд в другой город. Кому-то родители покупают автомобиль, интерес к велосипеду падает. Кто-то сдаётся, когда видит, что перестаёт прогрессировать. Но нет на самом деле повода бояться, момент застоя есть у каждого: главное – перебороть себя.
   - А как ты такой момент преодолел?
   – Я научился получать удовольствие от прыжков, от трюков, от нашей природы, от погоды, от крутых склонов. Допустим, ты долго трюк не можешь сделать, а потом он получился – это же счастье! Банально отпустить руки с руля в полёте я учился в течение двух недель, искал пути, падал, много падал...
   Сегодня у меня семь велосипедов для различной езды. Надоело кататься на одном – пересаживаюсь на другой, начинаю разучивать новые трюки. Так я преодолеваю себя.
   - Родители поддерживают?
  – Терпят, ничего. Они понимают, что это моё. Рань-ше пытались говорить: ну, может, дескать, ты оставишь себе два велосипеда, куда тебе столько? Но я твёрдо стою на своём.
   - Ты совсем не фаталист?
   – Всё зависит от тебя! Если поддаваться течению судьбы, то можно так ничего и не сделать. Ты должен верить в свои силы. Понимать, какие ты сейчас принимаешь решения, и что это в будущем тебе даст.
   - Какое самое важное решение было в твоей жизни?
   – Не помню... Я смотрю на стену позади тебя и думаю, таких решений как камней в ней было. Так сразу и не скажешь, какой из них ярче был. Я советуюсь с друзьями, с родственниками, с самим собой. Взвешиваю минусы, плюсы. А если не получается принять решение, то самое верное – отложить думы на следующий раз. Всё хорошо – я иду кататься. Когда возникают проблемы  я иду кататься, это помогает отвлечься.
  - В момент выполнения сложных трюков бывает страшно?
   – В Москве на «Прорыве» я делал фронтфлип через грузовик, казалось, что во время полёта прошла целая вечность – пролёт большой, а велосипед вращается медленно, летишь и думаешь: «Ё моё, как же жёстко, если...». Падаешь.
   - И потом снова поднимаешься. Это азарт?
   – Скорее целеустремлённость. Знаешь, что если ты решил делать трюк, то ты выполнишь его рано или поздно, несмотря на то, какие ощущения ты испытываешь в полёте. Это пройдёт через две или 15 попыток. И потом появится лёгкость.
   - Часто рискуешь?
   – Стараюсь как можно реже рисковать. Но люблю. В силу своего характера и легкомыслия рискую. Стараюсь контролировать процесс. На соревнованиях уже меньше, пришло с годами понимание. Но риск часто помогал мне.
   - Какова философия, которой ты придерживаешься?
  – Не мусорить в лесу. Я не люблю этого. В район нашего комплекса приезжает много людей и оставляет бутылки, упаковки от чипсов, иногда и такие вещи, что не хочется даже кататься, а на замечания они реагируют агрессивно. Поэтому я за добро, чистоту и открытость.
  - До какого возраста можешь заниматься экстремальным спортом?
   – Есть пример в Америке. Дядечке – 50, а он всё ещё занимается. Главное – чтобы душа тянулась, а тело не подводило.

Беседовала Дана БОЛГОВА
«ЧО» №5 (1333)
04.02.2015 г.
 
Вернуться на главную

 

Обсуждение
Gerasim 05:16 07.02.2015
Удачи тебе, Женя, и побольше сподвижников в родном городе.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).