А вы пока тут посидите...

Наталью Гловацкую задержали в апреле прошлого года только потому, что сотрудникам уголовного розыска УВД по городу Чите она показалась похожей на преступницу. Домой женщина вернулась только через пять суток.

   В Центральном отделе оперативные сотрудники затеяли многочасовую «задушевную» беседу без протокола и адвоката.
   – Я зашла в кабинет, а муж остался ждать в коридоре. Мне не разрешали пользоваться телефоном. «Тебе лучше признаться, ты же понимаешь», – говорили оперативники, давили на меня. А мне не в чем было признаваться. Относились предвзято, потому что я – цыганка, – рассказывает женщина.
   А всё началось с того, что ещё в марте 2014 года в одном из читинских магазинов некто обманным путём похитил у гражданки Н.Е. значительную сумму. Подобное же хищение произошло в конце марта уже в офисе одной из фирм города. Имеется видеозапись с одного из мест происшествий, где запечатлена преступница, на которую, якобы, так похожа Наталья Гловацкая.
   В отделе полиции, со слов Натальи Григорьевны, никто из сотрудников не разъяснил, что она имеет право на адвоката, может хранить молчание, не уведомил родственников о её задержании. Хотя к этому обязывает закон.
   – Никто не обратил внимания, что дома у меня маленький ребёнок. Потом начали опознание проводить в присутствии адвоката, которого мне назначили. Меня опознали две девушки из трёх (третья указала на мою сестру). Но как-то странно всё происходило. Оперативники стояли в коридоре под дверью и беседовали с этими девушками, потом они заходили в кабинет и сразу указывали на меня. О чём с ними говорили за дверью? От такой наглости я не знала, что сказать. Вечером меня увезли в изолятор временного содержания. Так я оказалась за решёткой. Ни за что.
   По закону, для процедуры опознания на роль статистов приглашаются граждане, которые должны быть максимально похожи на подозреваемого (рост, вес, комплекция, возраст, цвет волос, возраст, национальность). Однако Гловацкая рассказывает, что в роли статистов выступала её сестра, другой комплекции, и русская девушка, вовсе не похожая на цыганку. Это ли не грубое нарушение Уголовно-процессуального кодекса?
   За разъяснением мы обратились к адвокату Гловацкой.
   – Многочасовая «беседа» с оперативными сотрудниками после задержания была незаконна, так как велась без присутствия адвоката и протокола. Это грубейшее нарушение УПК. Для задержания не было никаких оснований и необходимости. Гловацкая имеет регистрацию в Чите, на содержании у неё несовершеннолетний ребёнок. У неё было алиби, но его никто не проверял, – пояснил Анатолий Ходаков.
   Складывается впечатление, что единственной целью задержания могло быть оказание давления на Гловацкую. Могло ли такое быть?
   Через два дня Центральный суд продлил срок задержания женщины ещё на 72 часа – для предоставления дополнительных доказательств. В изоляторе же Наталья объявила голодовку.
   – У меня гипертония, эпилепсия. Мне необходимо постоянное наблюдение врача, постоянный приём лекарств. Сотрудники изолятора отказались их передавать, и я пять дней была без них. Это поставило мою жизнь и здоровье под угрозу. Сорвались концерты ансамбля песни «Романи Черген», солисткой которого я являюсь.
   На пятый день злополучная видеозапись была просмотрена адвокатом Ходаковым, самой задержанной и понятыми в кабинете следователя О.В. Моторкиной.
   – И тут всем стало очевидно, что на видеозаписи не я (неужели её не смотрели ранее? – прим. авт.). Следователь Моторкина объявила, что прекращает уголовное преследование в отношении меня. Мой адвокат потребовал постановления об этом.
   Но и тут правоохранительная машина дала сбой. Постановление о частичном прекращении уголовного преследования было выдано в сентябре, однако в нём по каким-то соображениям не было указано, что женщина имеет право на реабилитацию, не был приведён порядок возмещения вреда. Пришлось обращаться в прокуратуру Центрального района. В ответе прокуратуры от сентября говорится, что следователь нарушил Уголовно-процессуальный кодекс, не признав право на реабилитацию Головацкой и не уведомив её о порядке возмещения вреда.
   Нужный документ следователь выдал к концу октября, но в нём снова не было признано право на реабилитацию, будто слова прокурора – пустой звук. Пришлось обращаться к руководству СУ УМВД по городу Чите.
   – Следователь Моторкина избегала со мной встреч, ссылаясь на занятость, совещания, семью. Необходимый документ мы получили только через шесть с половиной месяцев, – поясняет адвокат Гловацкой.
   За всё это время не обошлось без слухов и кривотолков среди соседей, знакомых.
   – Я долго приходила в себя, обращалась в больницу. Ну хоть бы кто-нибудь из сотрудников подошёл: извините, мол, у всех бывают ошибки, не держите зла, это наша работа. Поймали первую попавшуюся цыганку и решили всех собак на неё свешать? – говорит женщина.
   Мы обратились с запросом в УМВД по Забайкальскому краю.
   Оказалось, основанием задержания Гловацкой явилось то, что потерпевшая и очевидцы прямо указали на неё. Суд признал задержание законным, а срок задержания был продлён на 72 часа, дабы следователи могли представить дополнительные доказательства.
   Оказалось также, что наличие постоянной прописки и несовершенного ребёнка учитывается только при избрании меры пресечения, например, как заключение под стражу, чего в отношении Гловацкой не применяли. Она «просто» посидела пять суток в изоляторе...
   Как следует из ответа на запрос в УМВД, решение о прекращении уголовного преследования Натальи Григорьевны было вынесено аж в мае, но оно было отменено руководством следственного управления. Но почему же об отмене в своём ответе адвокату Ходакову не пишет прокурор И.В. Анисимов в сентябре, ведь он же проводил проверку по данному факту?
   В своём запросе в УМВД мы попросили пояснить, почему право на реабилитацию женщине пришлось добиваться в течение 6,5 месяцев? Неужели такая халатность осталась не замеченной руководством? Ответа не последовало. Мы оставляем этот вопрос открытым.
    А вот на вопрос о принесении элементарных извинений женщине за проведённые пять суток в изоляторе ответ получен: «...По уголовному делу проводится расследование. В связи с этим вопрос о принесении извинений за уголовное преследование Г. в настоящее время не стоит...». То есть, преступник ещё не установлен, извиняться не за что.
   Тем временем Наталья Гловацкая подала исковое заявление в суд о взыскании компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование. Ошибка правоохранителей, продержавших пять суток женщину в изоляторе, может быть оплачена за счёт казны РФ.
 
 
«ЧО» №5 (1333)
04.02.2015 г.
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).