«48 стульев» (по 12 на серию)

Часть I


Сегодня в «Синескопе» одна из самых «загадочных» экранизаций отечественного кинопроизводства – комедия, снятая по знаменитому роману Ильфа и Петрова «12 стульев». В этом году исполнилось ровно 40 лет со дня премьеры! Итак, как говаривал великий комбинатор О. Бендер, лёд тронулся, господа присяжные...

Об экранизациях и ремейках
С появлением кинематографа читатели мечтали, чтобы любимые литературные герои зажили экранной жизнью. Кинематограф не подвёл. Зритель получил массу экранизаций. Нередко десятки различных киноверсий полюбившегося литературного первоисточника. И если голливудское кино к последнему относилось и относится благосклонно, следуя капиталистическому принципу «деньги в кассы – кино в массы», то величайшая кинодержава СССР этого не приветствовала. Принципы были несколько иными. Фильмы, снимаемые за народные деньги, должны быть всегда новыми, а тратить суммы на «ремейки»-пересъёмки не имело смысла.

Русское кино 21 века позаимствовало у Голливуда страсть к ремейкам и наживе. Переснятые советские фильмы – все эти «джентльмены, удачи!», «человеки с бульвара капуцинок», «служебные романы. наше время», «иронии. продолжение» и прочие нео-«весёлые ребята» с нео-«кавказскими пленницами» – кроме ощущения жалкой пародии и чувства горького обмана ничего не вызывают. Удачи в этом кино-ремеечном деле редки («Вий», реж. О. Степченко, 2014; «А зори здесь тихие», Р. Давлетьяров, 2015; «Экипаж», Н. Лебедев, 2016).

Некоторые авторы таких картин открещиваются от знаменитых первоисточников: дескать, мы снимаем свои, новые истории, с иным взглядом на классические экранизации... Но речь не об этих относительных удачах и не о вышеупомянутой ремейк-бездарности. Поговорим об одном из самых ярких представителей ремейка советского, ставшего ныне по праву классикой. И вообще, «ремейковость» «виновника» темы нашего разговора с самого его рождения и по сей день является предметом споров кинофанатов: считать его ремейком или нет? Настала пора расставить точки над «i».

Тайна рождения «мебельного» ремейка
Летом 1971 года на экраны СССР вышла блистательная экранизация Леонида Гайдая «12 стульев». Став одним из лидеров проката, комедия, как и почти все фильмы маститого режиссёра, вскоре заняла почётное место на Золотом Олимпе отечественного кино. Однако прошло всего пять лет, как бессмертное произведение Ильфа и Петрова было решено экранизировать вновь! Да ещё никому не известным режиссёром-дебютантом, театралом. Совершенно беспрецедентный случай в истории советского кинематографа.

Этот удивительный нонсенс объяснялся так. С середины 1960-х – периода, когда на Центральном телевидении открылось своё фильмопроизводство – между телевизионщиками и киношниками начала появляться конкуренция за продукцию, выпускаемую в эфир. К 1970-му ЦТ (творческое объединение «Экран») начало активно снимать свои фильмы, чтобы хотя бы частично избавиться от зависимости от Госкино. Дабы не терять времени и не ждать получения прав показа по эфиру (фильмы, снятые для кинотеатральной демонстрации, разрешали показывать по ТВ нередко только через шесть-семь, а то и десять лет!), руководство «Останкино» в феврале 1976 года дало «добро» режиссёру театра Ленинского комсомола Марку Захарову на телепостановку романа Ильфа и Петрова.

«Наивное телезрелище в 48 стульев»
В марте, приступив к работе над сценарием четырёхсерийной версии «12 стульев» («48 стульев», по 12 на каждую серию», – шутил Захаров), режиссёр изначально взял курс на театрально-музыкальную стилистику с учётом «малого» телевизионного экрана. Сделать из сатирического романа Ильфа и Петрова мюзикл о похождениях «охотников за табуретками» было по тем временам явлением революционным.

Сам Марк Анатольевич впоследствии иронично называл свою картину «лубочным, наивным телевизионным зрелищем», не имеющую к картине Гайдая никакого отношения.

Киса и Ося «назло» Гайдаю
Главные роли «нечистой пары»: великого комбинатора Бендера и Кисы Воробьянинова – писались сразу под Андрея Миронова и Анатолия Папанова. Любопытно, что великий Гайдай и его команда долгое время считали, что Захаров им назло взял этих актёров. Выбирая самых подходящих Осю и Кису для своего фильма, Леонид Иович забраковал помимо двух десятков кандидатов как Миронова, так и Папанова, пригласив в конечном итоге на роль сына турецкоподданного Арчила Гомиашвили и утвердив на воплощение образа «отца русской демократии», «вождя команчей» и «старгородского предводителя дворянства» Сергея Филиппова. Спустя годы, говоря словами одного из героев романа, гробовых дел мастера Безенчука, «взять не взяли, а потом кусали локти»...

Пробы Миронова и Папанова, даже предварительные. Захарову были не нужны – оба были давно знакомы режиссёру как замечательные актёры его же театра и как хорошие друзья и... коллеги по застольным возлияниям, шуткам и розыгрышам.

Написанный за месяц сценарий «12 стульев» руководство Останкино утвердило на первом же худсовете. В начале апреля 1976 года музыкальный проект Захарова был запущен в производство. Как никакой другой в то время телевизионный художественный фильм, «12 стульев» был битком набит настоящими и восходящими звёздами отечественного кино.Из «гайдаевцев» – в «захаровцы»

Так получилось, но на пробы ряда персонажей романа Ильфа и Петрова режиссёр пригласил актёров, снимавшихся у Гайдая. Сделано это было в пику звёздному комедиографу или нет, сейчас трудно сказать, сам Захаров называл это простым совпадением. Однако, судя по всему, начинающему кинорежиссёру хотелось гарантии высокой профессиональной работы мастеров сцены и экрана.

Киношник Гайдай ревниво следил за происходящим и явно не горел желанием оказывать театралу-выскочке какую-либо поддержку, считая его действия «бездарного дилетанта» «преступными» по отношению к кинематографу. Актёры из его команды оказались более «толерантными» к новичку. В итоге Георгий Вицин, исполнивший у Гайдая роль монтёра Мечникова, у Захарова стал гробовщиком Безенчуком (причём в обоих случаях персонажи потребляли «горькую»).

Крамаров, игравший одноглазого шахматиста-любителя, переквалифицировался в слесаря-интеллигента Полесова. Актёр Эдуард Бредун из приживала – «жертвы аборта» Паши Эмильевича, продавшего отцу Фёдору стул из «богадельни», в телеверсии стал одним из родственников «голубого» воришки Альхена – «сиротой», с энтузиазмом пожиравшим квашеную капусту из бочки. И, наконец, Юрий Медведев, театральный критик в гайдаевской картине, у Захарова превратился в председателя тиражной комиссии, которой Бендер нарисовал своего гениального «Сеятеля».

На роль отца Фёдора с первых же проб был утверждён Ролан Быков. Супругой святого батюшки-авантюриста режиссёр назначил собственную жену, актрису Нину Лапшинову. Знойную женщину, мечту поэта, мадам Грицацуеву Захаров сразу разглядел в Лидии Федосеевой-Шукшиной, Олег Табаков стал воришкой Альхеном и т.д.

Театралы – «телетралы»
С остальными звёздными актёрами у Захарова оказалось ещё проще. Многие из них были из труппы театра Ленкома. Татьяна Пельтцер, исполнившая роль тёщи Воробьянинова, в те дни отправила своего шефа – худрука Театра сатиры Валентина Плучека – на три буквы в известном направлении, перешла работать к Захарову и стала сниматься в комедии.

Благодаря телеверсии «12 стульев» начал пробивать себе дорогу в большое кино никому не известный 23-летний Александр Абдулов. Роль затюканного женой, а затем ещё и голого инженера Щукина стала экранным дебютом актёра.

Дебютанткой как киноактриса в комедии Захарова стала и 24-летняя ленкомовка Елена Шанина, исполнившая роль людоедки Эллочки. Увы, лишь эта яркая роль актрисы осталась в памяти зрителей. В кино Шанина после «12 стульев» появлялась крайне редко и не в лучших фильмах. Исключение составил разве что ныне знаменитый телеспектакль рок-опера «Юнона и Авось», где она исполняла роль Кончиты, кстати, вместе с Николаем Караченцовым – Резановым, который в «12 стульях» сыграл маленькую «музыкально-эксцентрическую» роль – дикого Подколёсина в звериных шкурах из «новаторской» постановки «Женитьбы».

Итак, актёры-театралы во главе с театральным режиссёром с энтузиазмом превратились в кино-телевизионщиков, в этаких «телетралов».

Съёмки музыкального сериала «12 стульев» начались в конце апреля 1976 года.

Хохочущий попугай. Правда о Полищук, падении на бетон и о битье витрин головой. Актёр-невидимка. «Мосфильм» против Захарова и... навоза. Комбинаторы не танцуют. Когда «Стульев» больше 12-ти. Грусть и настоящие слёзы мадам Грицацуевой. Гладков + Миронов = голос Бендера. Заграница помогает и... Юрий Андропов. «Уголовник» Захаров. Продолжение рассказа о «12 стульях» в следующей встрече.

Часть II
Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора

«Читинское обозрение»
№29 (1461) // 19.07.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).