«А зори здесь тихие»

Часть I


Она пришла к нам сквозь боль, пламя, смерть и страдания в мае 1945-го и остаётся с нами по сей день вот уже 76 лет — вечно молодая, грозная, могучая, гордая, прекрасная. Имя её — Победа.

Лик её — это тысячи и тысячи лиц беззаветных дочерей — великих советских женщин: партизан, разведчиц, лётчиц, снайперов, зенитчиц, санинструкторов, медиков, служащих БАО и тылового обеспечения, переводчиц, связистов… Кто-то вернулся, кто-то остался там, в вечности бесконечной светлой надежды и в ожидании этого победного мая. Они остались в нашей памяти, в песнях, картинах, книгах и фильмах. Сегодня, накануне Дня Победы, речь об одном из них, нестареющем кинополотне, над которым начал свою работу 50 лет назад фронтовик-мастер Станислав Ростоцкий. Фильм о советских, даже не женщинах, а девушках, почти девочках — воинах.

Повесть. Пьеса. Режиссёр…
История фильма началась с 1969 года, когда, в одном из номеров молодёжно-литературного журнала «Юность» начала публиковаться повесть писателя-фронтовика Бориса Васильева о подвиге пяти девушек-зенитчиц и их старшины «...А зори здесь тихие». Новое литературное произведение о героях прошедшей войны вызвало огромный резонанс. В самое короткое время повесть вышла отдельной книгой, которая стала одним из самых популярных в литературе 1960-70-х годов произведений, рассказывающих о Великой Отечественной. Уже через год «Зори» можно было увидеть — повесть была инсценирована Юрием Любимовым в Москве, в театре на Таганке. Спектакли шли с неизменными аншлагами. Интересно, что одноимённая пьеса идёт там до сих пор. Такое волнующее литературное произведение как «...А зори здесь тихие» отечественный кинематограф не мог не заметить и за идею экранизации прочно ухватился режиссёр Станислав Ростоцкий, подлинный мастер своего дела, автор популярных картин «Дело было в Пенькове», «На семи ветрах» и «Доживём до понедельника».

Ему, в прошлом фронтовику, тема прошедшей войны была особенно близка, но главное — он стремился отдать дань памяти, уважения и героизму женщин тех страшных сороковых. Одна из них — медсестра, рискуя жизнью, вынесла его с поля боя в феврале 1944 и несла затем на руках тяжелораненого несколько километров, в госпиталь.

Начало
В феврале 1971 года сценарная киноверсия повести Васильева была готова, утверждена худсоветом студии им. Горького и запущена в производство. Киногруппа «А зори здесь тихие», знавшая о войне не понаслышке, поскольку не менее половины её состава были так же, как и режиссёр, фронтовиками, занялась подбором на роли главных героев. Впоследствии перед утверждением актрис на роль, помимо официального, Ростоцкий проводил ещё и голосование среди своих коллег-фронтовиков за каждую девушку. Потому пять отважных девушек-зенитчиц, отправившихся на врага в лес со старшиной Васковым и получились идеальными, точными образами героинь той лихой годины.

Претенденток на главные роли искали по всей стране. Перед Ростоцким прошло несколько сотен вчерашних выпускниц и действующих студенток творческих вузов. В конечном итоге роли девушек-зенитчиц были отданы дебютанткам в кино, за одним исключением. Итак:

Рита Осянина
Командиром отряда девушек, старшиной Осяниной — Железной Ритой, сбившей в фильме немецкий самолёт-разведчик, стала актриса Ирина Шевчук, мелькнувшая до этой роли в крохотных эпизодах фильмов «Гольфстрим» и «Приключения жёлтого чемоданчика». Ира с самого начала работы над фильмом старалась как можно глубже войти в образ своей героини, да так, что уже во время съёмок жила её жизнью. Шевчук прочла специальную медицинскую литературу и незадолго до съёмок сцены гибели своей Риты встретилась с военным медиком, который детально рассказал о последствиях осколочного ранения в живот от взрыва гранаты. Во время съёмки Ира так детально и реалистично представила, как она задыхается и мучительно умирает, что прямо в кадре потеряла сознание! Вся группа страшно перепугалась. Шевчук наконец пришла в себя, а её Рита погибла. Этот кадр вошёл в фильм.

Женя Комелькова
На роль дерзкой красавицы-шутницы режиссёр утвердил единственную из девушек, которая уже имела опыт киносъёмок — начинающую актрису Ольгу Остроумову, она снималась в 1968 году у того же Ростоцкого в известной картине о школе «Доживём до понедельника». Правда, Олю едва не отстранили от съёмок. Из-за грима. Русоволосую девушку выкрасили в рыжий цвет и сделали «химию», от чего волосы завились этаким мелким бесом, что явно не шло ни образу, ни самой Остроумовой. Первые кадры вышли нелепыми и даже вызывали смех. Увидев их, руководство студии стало требовать немедленно снять это «рыжее чудо-юдо» с роли. Режиссёр отреагировал оперативно: «Перестаньте её гримировать и оставьте в покое». Уже за неделю Оля умудрилась подзагореть на майском солнышке и «химия» начала сходить. С таким внешним видом зенитчицы Комельковой киноначальство согласилось.

Лиза Бричкина
Молчаливую дочку лесника Бричкину, а затем бойца, которая умирает первой в группе зенитчиц, пытаясь доставить донесение старшины Васкова и погибает самой страшной смертью — тонет в болоте, помощники Ростоцкого нашли в Ленинграде, в театральном институте. Прочитав сценарий, Елена Драпеко хотела исполнить роль Женьки Комельковой, как наиболее близкой по характеру, но Ростоцкий вскоре убедил будущую актрису стать спокойной Лизой Бричкиной и даже обрести особый, «окающий» вологодский говор. Перед съёмкой девушку подолгу гримировали — в первую очередь пришлось клеить на лицо не менее сотни веснушек, так, что каждый раз каждая должна была «сидеть» на своём месте, как на прошлой съёмке. Уже во время работы, когда группа выбралась на натуру, едва были сделаны первые сцены, отправлены в Москву, проявлены и просмотрены, Драпеко... сняли с роли. Причина?

«По сценарию Лиза была бойкой девахой, румяной, кровь с молоком, грудь колесом, — смеясь, вспоминает актриса Елена Драпеко. — А я была второкурсницей, девочкой-тростиночкой и слегка не от мира сего. Занималась балетом, играла на скрипке и рояле. Ну, какая у меня могла быть деревенская, лесничья хватка?».

Ситуацию спасла жена режиссёра Нина Меньшикова — она позвонила Ростоцкому в Петрозаводск, где базировалась киноэкспедиция «Зорь» и заявила, что он неправ. Режиссёр ещё раз отсмотрел материал, собрал группу и общим голосованием Елену решили оставить, но в «отместку» девушке вытравили брови и нарисовали уже не 100, а 200 веснушек и отменили её «окающий» говор.

Соня Гурвич
На роль тихой отличницы университета, с томиком Блока в солдатском «сидоре», Сони, была утверждена студентка саратовского театрального училища Ира Долганова, причём девушка едва не упустила свой звёздный киношанс. Возвратившись после проб из Москвы в Саратов, она, не особо веря в успех, даже не оставила на студии своего адреса. Через месяц директор училища поймал студентку Долганову на перемене — схватил за руку: «Срочно отправляйся в Москву!». Оказалось, что ей уже много раз звонили, сообщали, что она утверждена на роль, но завуч училища умышленно скрывала это от студентки. Ира едва успела в столицу, чтобы участвовать в сцене «На катке» в паре с Игорем Костолевским (однокурсник, возлюбленный Сони Гурвич, который ушёл затем добровольцем на фронт) — снег в Москве уже начинал таять.

Галя Четвертак
Бывшей детдомовкой, а затем зенитчицей Четвертак стала Екатерина Маркова. Интересный и жёсткий факт: во время съёмок девушка едва не погибла, так же, как и её героиня. Каждый зритель помнит сцену в фильме, когда Галя выбегает из кустов с криком: «Мама!» и её в спину срезают выстрелы гитлеровских диверсантов. Режиссёр решил поразить зрителей реализмом — снять крупным планом спину Четвертак, которую вспарывают пули, а через раны начинает идти кровь. Для этой сцены приготовили небольшую доску, просверлили, где нужно отверстия и к ним прикрепили пузырьки с искусственной кровью и пиротехнические микрозаряды. Получившееся устройство замаскировали под одеждой и закрепили на спине Марковой. В момент выстрела электроцепь замыкалась, гимнастёрку пробивали заряды, а затем текла кровь. Однако пиротехники не рассчитали — «выстрел» оказался настолько мощным, что гимнастёрку Марковой разорвало в клочья, а кровью окатило с головы до ног. От серьёзного увечья актрису спасла лишь доска.

Старшина Васков
На роль главы боевой женской группы, старшины Федота Васкова пробовалось немало актёров, в первую очередь Вячеслав Тихонов, поскольку он был любимым актёром Ростоцкого, и Георгий Юматов, актёр-фронтовик, кандидатуру которого выбрал автор «Зорь» и сценарист фильма Б. Васильев. В конечном итоге на роль героического старшины был приглашён 26-летний актёр московского ТЮЗа Андрей Мартынов, поскольку его тайным голосованием утвердила вся съёмочная группа, включая установщиков декораций и водителей. Однако Мартынову предстояло «состариться» до более солидного возраста — лет сорока, для чего он отрастил усы, а для большей достоверности своего героя ещё приобрёл местный северный «окающий» говорок.

Интересно, что никто из зрителей будущего шедевра даже не предполагал, что солидный, практичный, толковый Федот Васков, настоящий, всё умеющий русский мужик и воин, «за кадром» не умел ни бегать, ни стрелять, ни рубить дрова, ни строить, ни грести. При своей «надёжной» «мужиковатой» внешности Мартынов ничего не мог, и когда дело касалось по ходу фильма каких-либо физических действий, съёмки страшно затормаживались — у Андрея всё валилось из рук, ломалось. Игра в кадре разваливалась на глазах. Режиссёра всё больше раздражал актёр-неумеха...

Продолжение истории появления блистательного героического кинополотна Станислава Ростоцкого в следующей нашей встрече.

Часть II

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№19 (1659) // 05.05.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).