В экспедициях академика А.П. Окладникова

Часть II


Часть I

Продолжаем серию материалов доктора исторических наук Михаила Васильевича Константинова.


Онон


Наконец-то, с 1 октября 1965 года, начались занятия на истфаке. Лекции по археологии читал Игорь Иванович Кириллов, молодой преподаватель, только что ставший аспирантом А.П. Окладникова. Однажды он принёс на занятия крафтовые пакеты и извлёк из них массу изделий из переливчатых по цвету яшм и стекловидных халцедонов с ононских берегов.

Эти артефакты собрали во время летней практики студенты, старшие нас по курсу на год. Сначала они поработали на Титовской сопке, а потом поехали на раскопки поселения Чиндант на Ононе. Игорь Иванович объяснил нам, что наша летняя практика будет проходить по такому же маршруту. Большим событием для нас стало появление на книжном прилавке в истфаковском корпусе замечательной книжки М.И. Рижского «Из глубины веков. Рассказы археолога о древнем Забайкалье» (Иркутск, 1965). Один из её разделов повествовал о мастерской каменного века на Титовской сопке. Очень скоро появился на факультете и сам Рижский, прибывший на время в свой старый вуз из Новосибирского университета. Михаил Иосифович читал нам историю древнего мира, вставляя в лекции и семинары археологические сюжеты и вспоминая свои поездки по Забайкалью с А.П. Окладниковым с 1950 по 1962 годы.

С апрельской весны 1966 года мы путешествовали с И.И. Кирилловым по Титовской сопке, а в мае участвовали в раскопках древнего поселения на её юго-восточном склоне, у скал Сухотино. В июле в Читу из Новосибирска прибыл Руслан Сергеевич Васильевский. Разместив большую группу первокурсников на грузовике, он вывез её на раскопки в Чиндант. Через неделю нас догнал И.И. Кириллов. А потом в лагере появился ещё один грузовик, и из него вышел человек, о котором мы так много слышали весь истфаковский год. Это был Алексей Павлович Окладников, который уже успел поколесить по Монголии. Для него поставили шатровую палатку, небольшую и полинялую; из палатки выглядывал угол раскладушки. К отдыху, однако, профессор был не склонен и сразу пришёл на раскоп, где из-под пятиметрового дюнного наноса освобождался чёрный по цвету неолитический слой. Заметив студента, разгребающего песок на прирезке к раскопу, прихватил его с собой в разведку. Так, мне довелось первый раз пройти рядом с Окладниковым несколько километров, осматривая стенки и днище глубоких оврагов. В разных местах мы находили обломки тяжёлых древних костей, а в одном случае АП заметил белёсые кости в овражном обрыве. Рабочая разнарядка для меня была самого общего вида: копай отсюда и как можно глубже. Самостоятельность мне была по душе, и я с воодушевлением врезался в просохший глинистый борт оврага, сбрасывая грунт вниз. На глубине порядка пары метров из-под лопаты выскочил зелёный камушек, он оказался оббитым. Вместе с костями я доставил его АП, который весьма обрадовался тому, что чиндантский неолит дополнился палеолитом.



Как-то в воскресенье, после завтрака, Алексей Павлович дал команду: на разведку, на грузовике, по степям. Долго дожидаться АП не любил, но заинтересованные студенты успели заскочить на борт. Полдня мы двигались по степям в западную сторону, то отдаляясь, то приближаясь к Онону. Остановились около знаменитого камня-котла, известного в народе как Чаша Чингисхана. Согласно легенде, водой из неё омывались раны великого правителя. Неподалёку от Чаши оказался впечатляющий плиточный могильник. По народным представлениям в нём похоронены воины Чингиса. Научным заключениям о том, что эти погребения старше по времени эпохи Чингиса даже больше, чем он исторически старше нас, в бурятских степях как-то не очень доверяют. АП обошёл могильник, осмотрел каждую плиту, пытаясь увидеть на них изображения, а художник Слава Жалковский выполнил зарисовки.


Коллективное фото на раскопках Чинданта в 1966 г. В первом ряду, слева направо: А.Е. Конюхова (сотрудник читинского краеведческого музея), Р.С. Васильевский, И.И. Кириллов, А.П. Окладников, И.В. Асеев. Во втором ряду, слева направо: первый – художник И.Е. Соколовский, в середине – художник Вячеслав Жалковский. Остальные – студенты-историки Читинского пединститута.

Вечерами Алексей Павлович сидел вместе со всеми у костра, держал в руках палочку и шевелил ей угли. Надо сказать, что самостоятельно АП разговоров не затевал, а если студенты задавали вопросы, например о Монголии, то отвечал тихо, спокойно, без надрыва.

Часть III
Часть IV

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Михаил Васильевич Константинов,
доктор исторических наук

«Читинское обозрение»
№50 (1534) // 12.12.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).