В экспедициях академика А.П. Окладникова

К 110-летию Алексея Павловича Окладникова. Часть I


Ещё один большой юбилей отметили учёные Читы: 3 октября этого года 110 лет академику Алексею Павловичу Окладникову. Археологические исследования академика в Забайкалье привели к открытию древних памятников на Ингоде, Ононе, Шилке и Уде. Особо важными являются исследования А.П. Окладникова уникальной мастерской каменного века на Титовской сопке, ныне называемой Окладниковской. Представляем вам серию материалов доктора исторических наук Михаила Васильевича Константинова, работавшего в студенческие годы в этих экспедициях. Автор опирается также на публикации А.П. Окладникова и других исследователей.

Титовская сопка
В начале лета 1965 г. археологи вели раскопки на окраине Читы. Впрочем, никакой доступной информации о раскопках в прессе не замечалось, и только «Комсомольская правда» весьма по-особенному, на первой странице (!) известила об уникальных открытиях А.П. Окладникова на Титовской сопке.

Новоявленным студентам Читинского пединститута данное сообщение показалось вызывающе интересным. Занятия на истфаке ещё не начались, но была тяжёлая, без выходных, работа на строительстве спортивного бассейна. Как-то под вечер, расставшись с носилками для цементного раствора, мы, как были в рабочей одежде (вдруг нам тоже разрешат что-нибудь покопать!), подались на Титовскую сопку.

Весьма масштабная, она была на виду всего города, с голыми степными каменистыми склонами, хотя в те годы их пытались озеленять. Почему-то нам пришло в голову, что надо подниматься ближе к вершине сопки, к большому круглому локатору. По окраинной дороге мы вышли на первый увал и, действительно, увидели раскопы. Они были присыпаны грунтом; археологов и палаточного лагеря, как это нам воображалось, не наблюдалось. Явным стало то, что экспедиция работы завершила. Сообща с товарищами мы фантазировали насчёт того, что археологам удалось найти, и рассуждали, почему люди поселились так далеко от реки, но в понимании ситуации дело не продвигалось, поскольку реальных знаний о древностях нам не доставало.

Мне вспомнилось об этом походе много лет спустя, когда, будучи аспирантом Алексея Павловича Окладникова, сопровождал его на Титовскую сопку, на мастерскую каменного века, открытую им и исследованную с участием читинских студентов. То было в 1977 году, причём в особый день, 3 октября, – день рождения Алексея Павловича. Тогда ему исполнилось 69 лет. В Читу Алексей Павлович прибыл после раскопок на Дальнем Востоке. На истфаке выдающегося учёного поздравили с днём рождения и студенты, и школьники из археологического кружка Дворца пионеров, но АП (так звали Окладникова в ближнем окружении) долго праздновать не желал и запросил машину, которая была немедленно предоставлена то ли ректоратом, то ли обкомом партии.

На Титовке Алексей Павлович рассматривал свои старые раскопы, был задумчив и молчалив. Наверное, он планировал продолжить исследования палеолитической мастерской, где древний человек тысячелетиями добывал и начерно обрабатывал камень, оставив после себя тысячи артефактов в виде нуклеусов, отщепов и отбойников.

Может, при этом учёный припоминал своё первое посещение Титовской сопки, случившееся ещё в 1950 году? Тогда возникла особая ситуация: учёного, проводившего полевую разведку, неожиданно перехватили бдительные врачи из оказавшейся на его пути психоневрологической больницы: близ их территории незнакомый крепкий мужчина вёл себя странно, бродил зигзагами и собирал обычные камни, да ещё объявлял себя профессором…

У меня было большое желание расспросить об этом случае подробнее, но АП был не очень расположен к разговору на этот счёт. Так и не рассказал я ему о том, что узнал об этом происшествии от ветерана партийной обкомовской службы, который, оборвав все телефоны, полдня разыскивал профессора, скрывшегося после лекции в неизвестном направлении.

Алексей Павлович показал мне участки раскопа, где были выявлены ямы-закопушки (первобытные шахты!), из них древние мастера извлекали подходящий для обработки камень, а потом прятали в них для дальнейшей добычи обломки рогов оленя, используемые как кирки (см. фото).


А.П. Окладников за фиксацией наскальных рисунков

И ещё АП вспомнил, что на ближайшем склоне было найдено средневековое погребение с каменной кладкой, скелетом человека с сосудом в изголовье, а чуть дальше замечены охристые рисунки на скалах, теперь уже почти полностью уничтоженные промышленными взрывами (см. фото).


Первый шурф на мастерской каменного века на Титовской сопке. Слева направо: М.И. Рижский, А.П. Окладников,
аспирантка Жанна Андреева, студенты (начало 1950-х).


Это был последний приезд А.П. Окладникова в Забайкалье, с которым у него так много было связано…

Достаточно вспомнить его двухтомный труд «Петроглифы Забайкалья», посвящённый наскальным рисункам, которые он сам выявлял на просторах от пограничной Кяхты до шилкинской Кары. К этому дополним обзорные статьи о древней истории Забайкалья в «Истории Сибири» и во многих научных сборниках. Очень важна его статья о Шилкинской пещере с представительной коллекцией прекрасных артефактов из камня и кости, и разбитой, но всё равно выразительной глиняной посудой, и, ещё более важным для науки, черепом, по которому был восстановлен облик неолитического человека, весьма похожего на тунгуса. И совершенно поразительна по слогу и содержанию научно-популярная книга А.П. Окладникова о сибирских древностях с забайкальским названием «Олень Золотые рога».

Во время нашего первого похода на Титовскую сопку в 1965 г. эти научные труды нам были ещё не известны.

Часть II
Часть III
Часть IV

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Михаил Васильевич Константинов,
доктор исторических наук

«Читинское обозрение»
№49 (1533) // 05.12.2018 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).