Китайский цугцванг

Эксперты-экологи говорили о нежизнеспособности Амазарского проекта всё последнее десятилетие


Цугцвангом называется такое положение в шахматной партии, при котором у игрока нет хороших ходов, только проигрышные.

Бывают новости, о которых не знаешь, они больше из разряда хороших или плохих. Вот и новость про банкротство компании ЦПК «Полярная» именно из этой категории.

С одной стороны, крах ещё одного предприятия, которое могло бы давать работу людям и приносить налоги в казну, ничего хорошего не несёт. Сколько мы уже знаем таких закрытых заводов и рудников? А с другой…

С другой стороны, банкротство китайской компании, которая полтора десятилетия назад взялась строить в забайкальском посёлке Амазар целлюлозный завод вкупе с большой лесопилкой, было абсолютно предсказуемо. Эксперты-экологи говорили о нежизнеспособности Амазарского проекта всё последнее десятилетие. Спасти его, и то на некоторое время, могли бы лишь какие-то невероятные лоббистски-коррупционные усилия и огромные финансовые вливания, которых, к счастью, пока не нашлось. К счастью, потому, что это на некоторое время лишь продлило бы агонию бесперспективного предприятия.

Когда-нибудь профессиональные журналисты-расследователи расскажут все подробности захватывающей истории Амазарского проекта. Я остановлюсь лишь на экологической составляющей, которая и привела его к банкротству.

Приход в Забайкалье крупного китайского инвестора с многомиллиардным проектом с самого начала базировался на совершенно ошибочном представлении о несметных запасах древесины в нашей тайге. По заказу инвесторов была подготовлена «Лесосырьевая записка» — 120-страничный документ, в котором обосновывались богатые источники сырья для производства целлюлозы и пиломатериалов. Но уже тогда, в 2005-м, было понятно, что материалы лесоустройства, на которые опирался этот документ, безнадёжно устарели, а упомянутые там леса частично выгорели и вырублены. Пожары последующих лет только усугубили ситуацию. Увы, но наши леса — это лоскутное одеяло, на котором сохранившиеся участки перемежаются с дырами и заплатами — гарями и вырубками. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть, что в Забайкалье просто нет места лесным мегапроектам, подобным Амазарскому — они обречены на вымирание, как лишённые пастбищ мамонты. И даже самые дальние участки тайги вдоль российско-китайской границы могли «кормить» этого мамонта лишь первые 5–10 лет, после чего он неизбежно садился на голодный паёк. А ведь повсюду вокруг комбината холодная северная тайга, которая восстанавливается чрезвычайно медленно. Её легко вырубить, но дожидаться нового «урожая» древесины ой как долго.

Такого рода сомнительные проекты лишь подрывают доверие к региональной экономической политике. Кстати, у нас в стране это не первый пример лесных мегапроектов, которые развалились по той же самой причине. И к слову, председатель правления Банка развития Китая, финансировавшего Амазарский проект, у себя на родине приговорён к пожизненному тюремному заключению за взяточничество. А у нас только за пользование арендованными лесами площадью 218 234 га «Полярная» задолжала бюджету больше 127 миллионов рублей. Вот такой результат.

Что останется нам после этого проекта? Огромная строительная площадка в тайге с циклопическими остовами? Лесосеки вместо тайги, тысячелетиями сохраняющей полноводность Шилки, Аргуни и Амура? Плотина, перегородившая таёжный Амазар? Здесь каждый сделанный ход лишь ухудшает положение.

Уж лучше бы сразу так: «Вечная тебе память, наш «полярный» мамонт.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
«Читинское обозрение»
№4 (1644) // 20.01.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).