И пали тяжкие оковы

7 сентября 1856 года Александр II подписал Манифест об амнистии декабристам


7 сентября (26 августа по ст. ст.) 1856 года коронованный в этот день на императорский престол Александр II подписал Манифест об амнистии декабристам.

После того как отцу Александра II императору Николаю I удалось подавить 14 декабря 1825 года восстание группы офицеров-заговорщиков, получивших название «декабристов», было проведено следствие и суд. В результате пять человек были казнены, остальные 105 декабристов, разделённые на 11 разрядов, приговорены к ссылке в каторжные работы сроком от 2 до 20 лет, с последующим поселением в Сибири, или к бессрочной ссылке на поселение, к разжалованию в солдаты и матросы, а иные к отправке на работы в крепостях, что хуже каторги.

С июля 1826 года группу за группой осуждённых декабристов направляли в Забайкалье. Сначала конечным пунктом стал рудник Благодатский в Нерчинском горном округе. Но после того как началось роптание в высшем свете (у многих декабристов были влиятельные родственники), большинство узников были переведены в Читу. Первые четыре декабриста прибыли в будущую столицу Забайкалья, а тогда небольшую деревушку, в январе 1827 года. Постепенно их собралось в Чите несколько десятков, всего же в Восточном Забайкалье их к концу 1827 года насчитывалось 84 человека.  

Историки отмечают, что «каторжные работы в Читинском остроге были легче, чем на Благодатском руднике: они копали траншеи под фундамент для нового острога, благоустраивали дорогу, мололи зерно на ручных жерновах». В конце 1828 года было объявлено о снятии кандалов. А летом 1830 года двумя партиями перевели в Петровский Завод. Там с 1831 года семейным разрешили жить в домах, выстроенных недалеко от острога. 

С 1832 года декабристы-каторжане направлялись на поселения в различные сибирские города и покидали Петровский Завод. Жить в этом городе остался лишь один участник восстания Черниговского полка, член Общества соединённых славян Иван Горбачевский. Он так никуда больше и не уехал, скончавшись здесь в 1869 году.

К амнистии на поселении в Сибири оставалось 34 декабриста. Им было разрешено вернуться в Европейскую Россию и жить везде, кроме Петербурга и Москвы. В 1839 году из Петровского Завода на поселение в Читу был переведён декабрист Дмитрий Завалишин. И он был единственным из участников заговора, кто встретил известие об амнистии 1856 года в Чите. 

«Известие о том, – писал он позже, – было получено в Чите поздно уже вечером, часу в десятом. Несмотря на то, губернский почтмейстер, губернатор и атаман тотчас же прибежали ко мне с поздравлением, и по мере того, как распространилось известие, являлись и другие до самой поздней ночи. На другой день рано поутру стояла у дома моего огромная уже толпа крестьян, казаков и бурят, ожидая, пока в доме встанут, чтобы принести и им поздравления мне; в это утро перебывал у меня весь город, все служащие и купечество, мужчины и дамы, и особенно усердными заявителями своей радости являлись именно те, которые перестали было посещать меня после моего разрыва с Муравьёвым (генерал-губернатором Николаем Муравьёвым-Амурским – прим. авт.). В полдень соборный протоиерей со всем городским духовенством явился без зова отслужить у меня молебен».

Все были убеждены, что Завалишин навсегда покинет Забайкалье. А он остался. Роль и статус для себя он определил ещё раньше: «...я всё-таки оставался за Байкалом неподкупным и грозным для Муравьёва наблюдателем всего происходящего». Поэтому он стал едва ли не единственным человеком, которого в 1863 году за критику местных властей выслали из Читы в... Европейскую Россию. Умер он в 1892 году в Москве, пережив более чем на десятилетие убитого в 1881 году террористами, даровавшего ему и его друзьям амнистию Александра II.

Император вошёл в историю России как проводник широкомасштабных реформ. Неслучайно от современников в двух странах – России и Болгарии – он получил «титул» Освободитель. Болгар он освободил от турецкого ига, а в России отменил в 1861 году крепостное право.

Убийцы же императора были последователями радикальной части декабристов, которые ещё в 1825 году намеревались убить и императора, и членов его семьи. В статье «Памяти Герцена» Ленин писал: «...мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Её подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли»...». Фёдор Достоевский подобных «героев» называл «бесами».

Все материалы рубрики "Этот день в истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№36 (1416) // 07.09.2016 г.

 


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Читатель "ЧО" 17:35 08.09.2016
В очередной раз удивил и огорчил историк А. Баринов.
Как только Александр Олегович начинает писать о новейшей истории, создаётся впечатление, что автор невнимательно читает даже Википедию…
Так, например, автор пишет: "…пять человек были казнены, остальные 105 декабристов, разделённые на 11 разрядов, приговорены к ссылке в каторжные работы сроком от 2 до 20 лет, с последующим поселением в Сибири, или к бессрочной ссылке на поселение, к разжалованию в солдаты и матросы, а иные к отправке на работы в крепостях, что хуже каторги".
На самом деле известно, что из 579 человек, привлекавшихся по делу декабристов, осуждена была половина – 290 человек. Остальные были оправданы. Кстати, не менее 56 декабристов были масонами, в т.ч. все руководители и идеологи мятежа: Трубецкой, Пестель, Муравьёв, Рылеев. 5 человек были видными членами заграничных масонских лож.
Кроме офицеров в восстании участвовали и солдаты-декабристы. Их было подвергнуто наказанию (шпицрутены, перевод и ссылка на Кавказ) – 3316 человек.
Для сравнения: во время мятежа декабристов погибло (убито) 1 271 человек, из которых: «39 – во фраках и шинелях, 9 – женского пола, 19 – малолетних и 903 – черни».
Не в первый раз автор обрывает цитату на интересном месте, что приводит к искажению её смысла. Так, Александр Олегович цитирует Ленина: «В статье "Памяти Герцена" Ленин писал: "...мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Её подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями "Народной воли"...».
Но далее у Ленина следует: «Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. "Молодые штурманы будущей бури" – звал их Герцен. Буря, это – движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян…» (1912 г.)
«Фёдор Достоевский подобных "героев" называл «бесами», - такими словами заканчивает статью автор.
Интересно, считает ли Александр Олегович «бесами» рабочих и крестьян – участников и героев (без кавычек) революции, 100-летие которой мы будем отмечать через год?
Читатель "ЧО" 14:33 09.09.2016
P.S.
Вообще, должен заметить, что уже давно наблюдаются какие-то странные игры (если не сказать махинации) с цифрами у историка А.О. Баринова. В комментарии выше я уже об этом писал. Посмотрел некоторые публикации автора - оказывается, ложные цифры - это не случайность, это вошло уже в систему!
Однако, подождём следующих статей...
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).