Наш человек в Общественной палате

Анатолий Старостин: качество услуг — лучшая агитация


Этого забайкальского общественника знают и предприниматели, и простые читинцы. Энергетик, который добивается прозрачности тарифной политики, защищает интересы потребителей услуг ЖКХ. Так коротко можно охарактеризовать нашего сегодняшнего собеседника — Анатолия Вадимовича Старостина.

В прошлом году он был избран в Общественную палату Российской Федерации от Забайкалья. Как видим, и на новой работе тема жилищно-коммунального хозяйства остаётся приоритетом для него.

— Анатолий Вадимович, как прошёл первый ваш год в Общественной палате России?

— Мои коллеги по Общественной палате Забайкалья избрали меня на эту должность в 2020 году. Первое пленарное заседание, на которое я поехал в Москву, проходило в разгар пандемии коронавируса, мы находились в зале в масках и перчатках, на расстоянии полутора метров друг от друга. Такое вряд ли когда забудется. Как принято, раз в три года на этом заседании были избраны руководящий состав палаты, главы 20 комиссий и межкомиссионных групп Общественной палаты. Меня спросили, в какую комиссию я пришёл работать? Ответил, что в ЖКХ. После избрания Шпектора Игоря Леонидовича руководителем комиссии жилищно-коммунального хозяйства, строительства и дорог, безусловного авторитета в сфере ЖКХ, настоящего профессионала своего дела, написал заявление о вступлении именно в данную комиссию. Грустно говорить об этом человеке в прошедшем времени, но его уже с нами нет. По моему мнению, это был уникальный человек. У него многолетний богатейший опыт работы в сфере ЖКХ. Он проектировал, строил и отвечал за эксплуатацию объектов практически всей инженерной инфраструктуры городского хозяйства. Был членом наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ, членом межведомственной рабочей группы по вопросам ЖКХ при правительстве Российской Федерации. Трудиться с таким человеком рядом, перенимать опыт — уникальная возможность.

Для меня стала приятной неожиданностью его ответная реакция благодарности, когда он мне прислал письмо: «Спасибо, что вы согласились работать в нашей непростой комиссии. Вам будет трудно, но интересно».

Да, ЖКХ — проблемная сфера. Комиссия наша немногочисленная, не наберётся и 10 человек, потому что некоторые люди по разным причинам покинули её. После двух командировок не стало Игоря Леонидовича Шпектора. Ещё один член комиссии, Пётр Петрович Орлов, специалист по дорогам, ушёл на заслуженный отдых. Всё-таки сказывается возраст. А наш руководитель Светлана Викторовна Разворотнева в настоящее время избрана депутатом Госдумы, но обещает содействие комиссии и поддержку. Пока таким составом трудимся дальше. Если обрисовать географию, которую представляют члены комиссии, то это Калининградская область и Сахалин, Чеченская Республика и Республика Бурятия, Ингушетия, Центральные области России, ну и, разумеется, Забайкальский край. В период «сидения дома» из-за пандемии, когда общались в онлайн-режиме, мы ощущали расстояния, которые отделяют представителей нашей комиссии: когда одни ещё толком не проснулись, другие уже собираются спать.

Пандемия очень стопорила работу комиссии, но тем не менее мы посетили несколько российских регионов: побывали в Калужской, Курской областях, после потом была зимняя пауза, вновь связанная с карантином, затем посетили Владикавказ, Тверь, Саранск, Хабаровск.


Владикавказ. Одна из котельных.

— Расскажите, на что в этих поездках обращают внимание представители комиссии ЖКХ?

— Мы посещаем регионы, откуда поступают обращения в Общественную палату РФ. Есть регионы, где можно перенять опыт, смотрим текущие вопросы сферы ЖКХ, отслеживаем исполнение национальных проектов: переселение из ветхого и аварийного жилья, строительство школ, ремонт дорог, оцениваем работу объектов тепло-, водоснабжения, водоотведения, систему обращения с ТКО. Комиссия, ещё при Игоре Леонидовиче, выработала для себя формат «нулевых» дней, когда мы заранее, за день-два до общих мероприятий осматриваем объекты нашего профиля, предприятия и жильё, автодороги, знакомимся с проблемами и положительными практиками.

— Что же интересного для Забайкалья вам удалось увидеть в поездках?

— Например, в Калужской области действует предприятие регионального масштаба — ГП «Облкалугаводоканал», которое ведёт целевую работу по реализации проекта «Чистая вода». На базе этого предприятия комплектуются и собираются станции подъёма и очистки воды для обеспечения качественной питьевой водой посёлков и сёл. На каждой станции, где мы были, нас угощали действительно чистой, вкусной водой. Более 200 таких станций собрано и смонтировано в отдельном цехе предприятия, затем — развезено и установлено на территории области, ещё планируют установить 150. Тем самым предприятие решит вопрос качественного водоснабжения Калужской области. Там я познакомился с подрядчиками, работающими на реализации этих проектов по оснащению автоматикой объектов водоснабжения, и мы договорились, что при заинтересованности Забайкальского края в вопросе они свяжутся с нами и обсудят вышеперечисленные темы. Предварительно поговорил с Андреем Ядрищенским, руководителем Водоканал-Чита по данному поводу, есть согласие обсудить взаимодействие с коллегами.


Станция водоснабжения, подъёма, очистки и накопления
воды г. Козельск Калужской области.


В других областях идёт массовое строительство объектов соцкультбыта: садов, школ. Понятно, что в европейской части страны проблемы с возведением объектов решаются проще. Во Владикавказе, столице Северной Осетии-Алании, как нам там пояснили, в течение более чем двух лет введено в строй 4 школы суммарно на 3500 мест. Это школы современного типа, с высоким уровнем оснащения, там находятся блоки робототехники и компьютерных классов. В Курске строительство микрорайона увязано со строительством школы, оснащению можно позавидовать: бассейн, три спортзала, установлены лифты для маломобильных учеников.


Курск. Новый микрорайон.

Разумеется, в основе финансирования этого — федеральные деньги. Я на днях услышал информацию про Москву, там за 10 лет построено 400 образовательных объектов: новых школ и пристроек для расширения учебных заведений. В Хабаровске возводится микрорайон Ореховая сопка. Пока там бурьян по колено, но зато уже прокладываются канализационные коллекторы, водопровод, решён вопрос с электроснабжением. Порядка 4 млрд. рублей планируется вложить в развитие источника теплоснабжения и прокладки теплотрассы до этого микрорайона. Гораздо выгоднее, эффективнее сначала строить инфраструктуру, а потом застраивать всё жильём и соцобъектами, на базе единой планировки микрорайона. В Хабаровске осмотрели школу-лицей на 1000 мест по адаптированному проекту в соответствии со всеми климатическими и прочими нормами, как на Сахалине. Такую же школу строят в Комсомольске-на-Амуре. Порядка пяти-семи крупных современных объектов образования уже возвели и далее строят в Хабаровском крае.

В Забайкалье тоже возводятся образовательные объекты. Но дороже и дольше. В Курске стоимость школы обошлась в сумму около 700 млн. рублей. Но Курск — не Чита. Там европейская часть страны, подрядчики и материалы, всё рядом. Хотелось, чтоб Забайкалье тоже активно решало проблему нехватки детсадов и школ.

— На какие проблемы жалуются забайкальцы, обращаясь к вам в новом статусе?

— Ни для кого не секрет, что у нас были и есть проблемы с переселением из аварийного жилья. Но мы так и не вышли на должный уровень финансовых возможностей. В других регионах такие проблемы тоже есть. Кстати, в Калуге, Курске при комплексной застройке микрорайонов часть квартир предоставляется под переселение из аварийного жилья. Мы посещали аварийное жильё, там потолок подпирали досками, были в уже новых квартирах переселенцев, беседовали с жильцами. В Забайкалье это организовать намного сложнее. Строительная индустрия нашего региона, по сути, утеряна. В реализации национальных проектов закладывается очень большой объём разнопланового строительства, это, пожалуй, основа их успешного выполнения. Кто постарше, наверняка помнят, что в Читинской области был «Главчитастрой» — крупное объединение, в которое входили комбинаты, ЖБИ, ДОКи и много других организаций. Даже в то время не всегда удавалось справляться с планами. Сегодня строительную отрасль Забайкальского края необходимо срочно возрождать, иначе не состоится реализация национальных программ и проектов, связанных с возведением объектов.

Что касается ветхих домов. Не все различают эти понятия, но ветхое жильё не является аварийным, хотя условия существования в нём ужасны. Удобства во дворе, мусор не вывозят, печка дымит, с дровами проблема, холодно. Где же тут «комфортное» проживание граждан, 21 век? Поэтому поддерживаю позицию губернатора Александра Осипова по поводу того, что сокрытие аварийных объектов, переделка и реанимация их в «пригодное» совершенно недопустимы. Необходим реальный аудит непригодного для проживания, ветхого, аварийного фонда. Надо понимать, сколько же его в крае, чтобы реально оценить проблему, учесть, сколько нужно финансовых и остальных ресурсов, сколько потребуется времени, чтобы решить эту проблему. На федеральном уровне разрабатываются механизмы решения столь глобальной задачи, источники финансирования. По моему мнению, сегодня нам мешают два основных препятствия: это недостаток финансирования и проблемы строительной отрасли. Если дом признан аварийным, то граждан необходимо расселять, но у муниципалитетов совершенно нет средств строить муниципальное жильё взамен.

К сожалению, приобрести квартиру в собственность могут лишь малая часть граждан. Сейчас Общественная палата России, и, в частности, Светлана Разворотнева активно и детально обсуждают различные возможности решения вопроса обеспечения жильём граждан. Это малоэтажное строительство, социальный жилой фонд, совершенствование законодательства аренды жилья и его найма, многое другое для обеспечения жильём нуждающихся граждан с невысокими доходами. Решение вопроса обеспечения жильём реально в нём нуждающихся в Забайкалье — глобальная задача, требующая значительных финансовых и других ресурсов, реализация её займёт не один год и без федеральной поддержки, в первую очередь, финансовой, здесь не обойтись. У нас есть граждане, которые вообще остались на улице: это погорельцы, люди по разным жизненным обстоятельствам без определённого местожительства. Сколько их? Вся обойма «нужды в жилье» должна стать основой целевой программы обеспечения квартирами забайкальцев.


— Если такая программа появится, разумеется, под неё потребуется финансирование. Денег нет, и мы не можем их напечатать…

— Да, требуется федеральное финансирование. Сегодня есть комплекс программ. Например, федеральная программа переселения из ветхого и аварийного жилья. Быть может, рассмотреть возможность выпустить ценные бумаги, гарантирующие строительство жилья и развитие строительной отрасли, с государственной гарантией? Вполне возможно, граждане, выкупая сертификаты, поучаствуют в строительстве своего дома. Существует федеральные структуры, готовые инвестировать, готовые прийти и работать на условиях рассрочки. Наверняка есть и другие подходы в решении данных вопросов.

Необходима обширная программа, связанная с комплексной модернизацией краевого центра. В нашем городе сохраняется точечная застройка, не увязанная ни с обеспечением как школами, так и другими социальными объектами. Данный подход неверный, но, видимо, был вынужденный. Надо не просто строить «квадратные метры» ради выполнения планов и показателей, а создавать комплексную комфортную застройку.

— Как в других регионах реализуется мусорная реформа?

— В Калуге мы увидели работу предприятия по производству топлива из отходов. Как утверждают специалисты, топливо, которое производится на основе мусора, обеспечивает тепловой энергией целый цементный завод. Этими всеми вопросами занимается бизнес. Предпринимательство заинтересовано, имеет прибыль, попутно решается проблема сбора и утилизации. Мусор сортируют, выделяют фракции, из которых возможно изготовление горючих гранул и пускают их в качестве топлива. И это уже не мусоросжигающий завод, как многие могут подумать.

Цель мусорной реформы — максимально сократить давление на окружающую среду. К сожалению, подобного подхода нет в Курске, где просто конвейер сортировки и два региональных оператора. Интересный опыт у Хабаровска. По заявлению министра ЖКХ Хабаровского края, у них вообще нет регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. Они с 2001 года ведут агитационную, разъяснительную и реальную работу по сортировке мусора и вовлечению граждан в этот процесс. Данную деятельность начали общественники-экологи. В городе устанавливают контейнеры в многолюдных местах, где собирается отдельно пластик, картон, бумага. Там много лет утилизируют отдельно батарейки. Со временем в Хабаровске появились павильоны по раздельному сбору отходов. Такая же картина наблюдается и в районах Хабаровского края.

Там же действует порядка 20 компаний, которые далее пускают в оборот и переработку отсортированный гражданами мусор, направляя его по всей стране. Так что в общую кучу не сваливают, профанации нет. Обыватель видит в мусорной реформе смысл, ведь у простых людей, благодаря сортировке уже во дворе, как нам пояснили, ниже тариф.

Мне понравилось, что к столь активной гражданской позиции людей подтолкнули не власти, а экологи, общественники. Мы пока похвастаться таким не можем. Проблема нашего региона в том, что он оказался не готов к проведению «мусорной» реформы, хотя она и стартовала на год позже. У регионального оператора, фирмы Олерон+, много проблем. Подготовка логистики и всего, что требуется по документам, к сожалению, было затянуто. Когда Олерон приступил к работе, у него не оказалось ни клиентской базы, ни системы доставки квитанций. А когда гражданину, например, жителю деревни, говорят: «Ты обязан платить», он толком не понимает, за что, платежи не собираются, возникают долги. Сейчас у Олерона непростое финансовое состояние. По этой причине начались проблемы с вывозом мусора.

— Каким опытом в организации капитального ремонта могут поделиться другие регионы?

— Во Владикавказе подрядчики, которые занимаются ремонтом крыш и фасадов, за свой счёт делают в одном стиле остекление балконов домов. Получается красиво и функционально. Но, к сожалению, там же есть примеры, когда на балконах эксплуатируются газовые печки, котлы. Ещё один момент. По всей России существует проблема, когда меняют общие стояки водоснабжения, и граждане не хотят пускать ремонтников в квартиру. Основная причина: разломают новый евродизайн в ванной, разрушат кафель, раскроют штробу. Делая ремонт в одном из домов Владикавказа, специалисты, во-первых, очень корректно вели себя с жильцами, убеждая, что переделка не навредит квартирам. Во-вторых, они аккуратно вырезали все старые коммуникации, оставив отверстия для прокладки труб размером 15 на 20 см. Заменили трубы, аккуратно всё заделали сами, стала чище вода, нормализовалось её давление. Жители соседнего дома, увидев, что выносят ржавые и ветхие коммуникации, а ставят новые и ничего в квартирах не раскурочили, пришли договариваться о замене своих. Качество услуг ЖКХ, ремонта — самый главный агитатор. Так подрядчики получили себе плюс к имиджу и новых клиентов. Хотя, казалось бы, за какие коврижки стараться и делать что-то дополнительно? Но, по мнению подрядчиков, конкуренция у них сегодня высокая, найти работу непросто. Вот и трудятся.

Поинтересовались, как во Владикавказе реализуется проект «Чистая вода». Там действительно качество воды из скважин хорошее. Для реализации проекта профильное министерство республики убедило федеральные власти выделить средства не только на строительство и обустройство скважин, но и на сети водоснабжения. Проект «Безопасные и качественные дороги» реализуется в городе по принципу от забора до забора. Перед ремонтом асфальтового покрытия анализируют ветхость всех подземных коммуникаций, сначала заменяют их, чтоб свежий асфальт не трогать потом долгие годы. У нас, к сожалению, наслаивается, качество, в кавычках, работы подрядчиков. Что делать, как привлечь надёжные компании, квалифицированных специалистов? Возможно, их заинтересовали бы какие-либо финансовые преференции именно в Забайкальском крае, но это непросто.

— Сегодня много говорится о роли общественности в решении проблем. А что реально простые люди, не чиновники могут поменять?

— В Забайкалье сформированы по новому принципу Общественные советы при исполнительных органах власти. В том числе Общественный совет по коммунальной инфраструктуре, который взаимодействует с 6 министерствами и департаментами. Члены совета на первом заседании избрали меня председателем. Планируем при работе данного совета провести встречу с каждым министром, руководителем департамента, чтобы познакомиться, обсудить способы взаимодействия, проанализировать, как выполняются закреплённые за руководителями нацпроекты. Речь идёт о министерстве строительства, дорожного хозяйства и транспорта Забайкальского края, министерстве жилищно-коммунального хозяйства, энергетики, цифровизации и связи Забайкальского края, министерстве по социальному, экономическому, инфраструктурному, пространственному планированию и развитию Забайкальского края и т.д. Реализация национальных проектов, региональных проектов и программ — сегодня основная целевая задача для всех органов власти, работа, которая в итоге делается для граждан, потому внимание к их своевременному исполнению и качеству пристальное.

Многое зависит от активности общества. Да, в сферу ЖКХ приходит мало активистов, потому что это нервная работа.

В меру своих возможностей помог возродиться в регионе Центру общественного контроля, он был создан по известному Указу президента РФ №600. Нашли человека, готового поработать в данном центре, это Жаров Валерий Алексеевич, он опытный и активный, способный привлечь хорошую команду. Все общественные структуры должны выработать ЖКХ-стратегию общественного участия в этой непростой сфере.

— Помнится, именно общественники помогли отменить рост тарифа на тепло на 35% в 2016 году?

— В те годы работал Общественный совет при Региональной службе по тарифам. Он стал первым, на мой взгляд, подходящим под нормы именно Общественного совета при органах власти объединением граждан, рассматривающим данные проблемы. Он отвечал всем канонам такого объединения: в нём не было чиновников, удалось, хоть и не сразу, вовлечь тех, кто интересовался темой, компетентен в ней. Совет отработал три года и не только помог решить сложные вопросы, но и выстроить конструктивный диалог с властями. В итоге мы стали понимать друг друга. Второе, когда речь шла о росте тарифа на тепло на 35%, советом было составлено обращение, мы сформулировали свою точку зрения: кто, что, почему сразу 35%, какие были нормативы, что было неправомерно? Обратились в прокуратуру, к губернатору. Итог общих усилий: рост на 35% поменяли на 7%.

Следом Общественный совет занялся мусорной реформой. Мы также обратили внимание, что по принятию нормативов ТКО, по территориальной схеме есть несоответствия. Члены совета выразили готовность обратиться в прокуратуру, рассказать о неготовности к реформе. Насколько я помню, прокуратурой было указано о несоответствии требуемым нормам территориальной схемы и, далее, губернатором после оценки реальной ситуации принято абсолютно верное решение об отсрочке запуска мусорной реформы.

В вопросах по поводу тех или иных тарифов моё мнение: главное — понять, что стоит за цифрой, за что мы платим? Если люди будут видеть реальную картину и абсолютную прозрачность цифр, подозрения, мол, кто-то ворует или что-то приписывает, отпадут. Ещё одна задача общественников — как и что можно сделать, чтоб тариф стал ниже и возможно ли вообще такое? В этом случае было бы хорошо, когда за одним столом проблему обсуждают как члены Общественного совета, так и специалисты регулируемой организации, Региональной службы по тарифам.

Для себя, как члена Общественных палат России и Забайкальского края, считаю важным в Забайкалье применить увиденный в других регионах опыт. Необходимо рассказать о хорошем, предостеречь от плохого, привлечь российскую Общественную палату к проблемам ЖКХ и к реализации нацпроектов в нашем регионе.

В ближайшее время в Чите планируем провести круглые столы по итогам апрельского жилищного форума. Обсудим с коллегами активизацию и расширение ТОСов, территориального общественного самоуправления. Обсудим ситуацию с вывозом мусора, работу ресурсоснабжающих организаций и управляющих компаний Забайкалья. Не помешала бы нам пандемия!

Есть ещё немало вопросов, тем, проблем и направлений, которые тоже требуют внимания и участия.


Досье «ЧО»
Анатолий Вадимович Старостин. Родился 11 мая 1953 года в городе Чите. В 1981 году окончил энергетический факультет Читинского политехнического института.

Трудовую деятельность начал в 1970 году учеником электрослесаря в «Читаэнерго». С 1979 по 1988 год — работал инженером, начальником отдела в «Читаэнерго».

С 1988 по 2002 год занимал должность заместителя генерального директора по финансам и экономике ОАО «Читаэнерго». В 2002 году стал первым заместителем генерального директора ОАО «Читаэнерго». В период с 2005 по 2008 год работал первым заместителем генерального директора ОАО «ТГК-14». Заслуженный работник единой энергетической системы России.



Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"
 


Подготовила Виолетта Вдовяк
Фото автора и из архива
Анатолия Старостина

«Читинское обозрение»
№42 (1682) // 13.10.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).