За критику лесного чина...

17 октября – 95 лет со дня рождения забайкальского поэта-сатирика Андрея Тимофеевича Тимофеева (1921-1976 гг.)


В монолитном строю забайкальских писателей, по мнению многих литературоведов и книголюбов, к числу которых относит себя и автор этих строк, всегда не хватало писателей-сатириков. Но был среди них талантливый автор, участник Великой Отечественной войны, мой однокурсник Андрей Тимофеев, которому бы в эти дни исполнилось 95 лет.

Нехватку мастеров сатиры, владеющих пером как штыком (вспомним В.В. Маяковского: «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо...») люди ощущали во все времена, даже если сатириков по статистическим данным порой насчитывалось значительно больше, чем лириков, фантастов, романтиков и других работников «мирных» цехов литературы. Слово «мирных» взято в кавычки условно. Во все времена, в том числе и военные, в боевой строй борцов за свободу, правду, честность, честь вставали и лирики, и романтики. Но в первые шеренги, и это не надо доказывать, всё же вставали сатирики.

Так было в годы гражданской войны, в годы Великой Отечественной войны, в годы «оттепели», в годы перестройки. Не будем характеризовать эти годы. Пусть этим занимаются историки. Согласимся – все они были переломными и судьболомными.

Быть писателем-сатириком в такие периоды – значит быть в авангарде атакующих, впереди «на лихом коне», на Пегасе, не шарахающимся от угроз и гневных откликов власть и силу имущих, быть честным и смелым.

Именно в такой период, в период борьбы за судьбу первых ростков свободы – свободы слова, свободы мысли, посеянных писателями-шестидесятниками, пришёл в литературу забайкальский поэт-сатирик, участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды, студент историко-филологического факультета Читинского государственного педагогического института им. Чернышевского, вчерашний офицер Андрей Тимофеевич Тимофеев.

Далеко не сразу даже его однокурсники, к коим относится и автор этих строк, узнали и осознали, что автором многих сатирических миниатюр, басен, эпиграмм – злободневных, острых, разящих крепкокожие пороки тогдашнего российского общества, является их скромный, даже застенчивый, никогда не повышающий голос, до самозабвения влюблённый в литературу книгочей и книголюб, ленинский стипендиат Андрей Тимофеев.

Открывая свою студенческую газету «Учитель», журналы «Крокодил», «Агитатор», газеты «Забайкальский рабочий», «Учительскую газету», журналы «Перец», «Чаян» (они продавались в читинских киосках), мы чуть ли не в один голос читали миниатюры:

Прогнил насквозь,
и пользы никакой!
зачем, скажите,
нужен Столб такой?
Трухлявый Столб
кому-то дорог,
Коль держится
при помощи подпорок.

«Номенклатурный столб»


За критику
лесного чина
Овца осталась
без овчины.

«Жертва неосторожности»


Смеялись, с оглядкой называли имена и должности «Столбов», «Овец» и других героев произведений Тимофеева и считали их автора однофамильцем нашего друга, стоящего рядом с нами.

Широкую же известность и признание тысяч читателей творчество А.Т. Тимофеева получило уже после окончания им института (с красным дипломом), с выходом в свет книги «Пятна на Солнце», в 1969 году изданной Восточно-Сибирским издательством.

Успеху книги, быстро раскупленной в киноторгах Читы и Иркутска, Ангарска и Акши, Братска и Шилки, читателями и переизданной на родине поэта в Чувашии в переводе на чувашский язык, содействовал и тот факт, что над ней вместе с талантливым автором работали талантливый художник И.А. Табаков и талантливый редактор Т.Н. Шавельская – к слову, предельно принципиальный, тактичный, внимательный, требовательный редактор, настоящий профессионал, которому в немалой степени обязаны успехом своих книг многие писатели. О, как не хватает сегодня таких редакторов!

Успех книги «Пятна на Солнце» вдохновил А.Т. Тимофеева на работу над рукописью следующего сборника «Цветочки и ягодки».

Однако работа шла медленно и трудно, Андрей Тимофеевич не раз удивлялся тому, что рецензенты, прежде смело попускающие к изданию его сатирические произведения, порой предлагающие «заострить» ту или иную строку, стали вдруг осторожнее, внимательнее к каждому слову, которое могло «разгневать», «озлобить», «обидеть»... Могло вызвать неудовольствие... И показывали пальцем на потолок... И ни он, и ни его читатели ещё не могли понять, что время оттепели прошло, что вновь сверху подуло холодным, ледяным ветром... Книга «Цветочки и ягодки» осталась в рукописи...

А.Т. Тимофеев скончался 29 марта 1976 года. В последний путь Андрея Тимофеевича провожали жена Роза Николаевна, милая, мудрая, добрая женщина, другие родные и близкие, друзья-литераторы Геннадий Головатый, Александр Колумбин, Михаил Вишняков, однокурсники, журналисты, поклонники, коллеги-педагоги, ученики. До своих последних дней он работал учителем.

В книге о своём читинском периоде жизни известный сибирский писатель Илья Лавров, рассказывая о встречах с замечательными людьми Забайкалья, написал: «А. Тимофеев – чуваш... Он автор басен-коротышек, длиною в несколько строчек. Он влюблён в эту форму, и она удивительно созвучна с тем народным, чувашским юмором, который живёт в нём. Бескорыстнейший, незлобливый, всегда весёлый на людях – таким мне представляется этот забайкальский чуваш. И как-то очень идёт ему быть учителем и баснописцем».

Андрей Тимофеевич и сегодня остаётся Учителем. Учит нас, своих читателей, быть настоящими людьми, борцами с пошлостью и подлостью, каким борцом был он сам.

НА ВСЕ ВРЕМЕНА


Взлёт кролика
Сыграл удачно Зайца Кролик.
Актёра подняли на щит.
Теперь уже
в медвежьей роли,
Пугая публику,
пищит.


Щётка
Порой иному командиру
Спасает Щётка
честь мундира.


Зигзаги - к высоте
Червяк друзьям
Признался сам:
– Подняться ввысь легко лишь
Мухе!
Назойлива...
и талия тонка.
Но я-то, брат, достигнул потолка
Не без труда –
ползком на брюхе.


Многогранная натура
И Шар считает – как ни странно! –
Себя натурой
многогранной.


Волчьи слёзы
– Я так любил покойного Бобра...
Ах, сколько сделал я ему добра! –
Волк вытер мокрые глаза,
Но вдруг завыл от горя снова –
Скатилась крупная слеза
На воротник его...
бобровый.


Два светила
Свеча однажды из оконца
Заметила на небе Солнце:
– Ты тоже излучаешь
свет?
Коллега,
шлю тебе привет!


Наглядное пособие
Весь пожелтел
от дыма сигарет
в учительской плакат
«Куренье – вред».


Доброе пожелание
Директору столовой ревизор
Советует расширить кругозор:
– Вам, братец,
надо изучать фольклор...
Как мудро говорит народ:
«Сухая ложка
рот
дерёт!».


Великий Барбос
Считает Львом себя
Барбос.
И это неспроста:
Торчит у пса
пучок волос
На кончике
хвоста!


Все материалы рубрики "Золотой фонд" Земли Даурской"


Борис Макаров,
член союзов писателей
и журналистов России,
заслуженный работник культуры РФ,
Почётный гражданин Читинской области

«Читинское обозрение»
№41 (1411) // 12.10.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).