Армейские были

«Шашку наголо!», З-з-д-д-д-р-равствуй, М-миша!



«Шашку наголо!»


Заместитель начальника штаба, отвечающий за подбор и назначение суточного наряда, в начале 1970-х в предновогоднюю ночь назначил дежурным по части начальника инженерной службы, офицера в звании майора, который успел повоевать в конце Великой Отечественной войны, и ожидавшего приказа об увольнении из рядов Вооружённых Сил.

Как и любой офицер фронтовой закваски, наш герой был добросовестным, дисциплинированным, прилежным служакой. Его уважали и побаивались солдаты, поэтому зам. начштаба, по всей видимости, исходил из того, что в результате назначения его дежурным в части ничего не произойдёт. Однако всё произошло гораздо раньше, прежде чем наступил Новый год...

Майор, накануне узнав о своём заступлении в наряд, принялся усердно к нему готовиться и, прежде всего, к традиционному разводу караула и состава суточного наряда. Причём развод он решил провести не так, как это предписано Уставом гарнизонной и караульной службы. На его решение повлияли или обида, что его, фронтовика, поставили в наряд в год увольнения, или желание запечатлеть в памяти однополчан свой последний наряд.

В 17.00 у командира части проходил последний предновогодний инструктаж командиров подразделений и начальников служб. За окном раздался звук заигравшего полкового оркестра. «Вот и развод начался, – сказал командир. – Возьмите на контроль приём-передачу дежурства в подразделениях, и после доклада о смене сразу отъезд домой». После этих слов командир подошёл к окну и остолбенел. Все, кто мог по знаку руки командира протиснуться к окну, смогли увидеть следующую картину. На плацу под звуки «Встречного марша» заступающий дежурный, с неведомо откуда взявшейся шашкой наголо, верхом на кляче с подсобного хозяйства, на которой вывозили отходы из столовой, объезжал строй гарнизонного наряда: останавливался перед каждым подразделением, приветствовал солдат поднятием вверх шашки, поздравлял защитников страны Советов с Новым годом...

Конец совещания был неутешительным для заместителя начальника штаба, поскольку ему пришлось по приказу командира заступать в наряд вместо начальника инженерной службы. Своё решение он мотивировал тем, что всегда дисциплинированный старый гвардеец не мог пойти на такой спектакль в трезвом виде.

И ещё командир, видимо понял, какая обида таится на душе у ветерана за предоставленное ему «доверие» к несению службы в ответственное время.

Видимо, в те времена руководители, вроде заместителя начальника штаба полка, ещё думали о боеготовности и сохранении дисциплины за счёт старых служак. А они, выстоявшие независимость Родины в годы войны, мыслили и на практике совершали поступки, которые вразрез уставным армейским требованиям заставили бы задуматься служить стране новое поколение.

 

З-з-д-д-д-р-равствуй, М-миша!


Это случилась в Архангельской области, в соседней воинской части, у клетки с пойманным в лесу медвежонком, а затем уже взрослым медведем.

Сначала Мишка свободно гулял в подсобном хозяйстве, пока не поймал и не покусал курицу. Попробовав крови, он помял поросёнка. Его посадили в клетку, но выпускали погулять под присмотром закреплённого за ним солдата. Затем он начал кидаться на телят и почему-то не проходил мимо женщин в белом – врачей и поварих – и обязательно норовил облапать кого-то из них при встрече.

Выезжая в выходные дни в лес за грибами и ягодами, офицеры с семьями часто проходили в часть к клетке, чтобы показать детям медведя. Вот и офицер нашей части решил сделать своей семье приятное. Угостив медведя печеньем и сладостями, члены семьи засобирались уезжать, но отец семейства захотел поиграть с косолапым. Ничего лучшего не придумав, он сунул в клетку ногу и стал дразнить Мишку, который с удовольствием принял предложенную ему игру, но только без каких-либо условий и правил. Поэтому, когда наш офицер стал хлопать рукой по земле, как это делают борцы, не выдерживающие болевого приёма, а затем очень сильно кричать, медведь продолжал мять и крутить его ногу, постепенно затаскивая её в клетку на разрыв в промежности, а значит и самого майора, на глазах у жены и детей. Это продолжалось до тех пор, пока не прибежал «смотрящий» за медведем солдатик и не отогнал игривого медведя. К счастью, переломов ноги не произошло, только вывих и царапины от когтей. Но без хороших последствий в полном смысле этого слова эта «игра» не осталась.

Наш герой заикался с детства, говорил, что от испуга. Ему было очень трудно произносить такие слова, как, например, слово «Здравствуй», и первые буквы таких слов он произносил невыносимо долго. Когда я, не свидетель, но узнавший об этой истории, встретил его и поздоровался, он ответил: «О, здравствуй! Как дела?». Увидев, что я удивлён и что мне неудобно спрашивать о его исчезнувшем дефекте речи, он сказал сам, что стал вновь нормально говорить именно после той встречи с медведем.


Два медведя


История эта происходила на территории Архангельской области, в местности заболоченной. Часть наша располагалась на искусственно возведённом при строительстве большом бугре. Из беседки, в которой после обеда любили посидеть и поговорить офицеры, хорошо просматривалась дорога, ведущая снизу, из леса, за которым, километрах в двух от части протекала речка Мехренька. За рекой же были богатые грибные места и дикие малинники.

И вот кто-то из офицеров заметил движение снизу по дороге в часть. Человек неестественно быстро поднимался вверх по косогору. Он, в мокрой полевой форме, продолжал бежать по территории военного городка, затем мимо нашей беседки, что называется, куда глаза глядят. А глаза его, казалось, ничего и не видели, они были остекленевшими... В бегущем узнали офицера-двухгодичника.

Оказалось, лейтенант в этот день решил использовать обеденный перерыв с пользой: набрать в лесу малины. Перебравшись по подвешенному канату через реку, он углубился в густой малинник и довольно быстро набрал с полведра ягод. Вдруг он услышал какой-то шорох и сопение. Сначала подумал, что рядом кто-то ещё собирает малину. Послышалось чавканье. Ягодник, чувствуя тревогу и вспомнив предупреждения товарищей, что в лесу можно встретить медведя, поднялся, а с другой стороны, в двух метрах от него, стоял на задних лапах «хозяин тайги». Некоторое время они стояли нос к носу и смотрели друг на друга. Затем наш сослуживец неосмысленно сунул руку в карман, в котором, кроме пропуска, ничего не было. Вынув пропуск, он так же непроизвольно и резко сунул его под нос медведю, который в ответ рявкнул и сел на зад.

Всё это незадачливый любитель лесных даров рассказал остановившим его сослуживцам, выкурив сигарету и успокоившись после неожиданной встречи, преодоления водной преграды вплавь и двухкилометрового кросса.

Брошенный лейтенантом урожай малины решили не оставлять в лесу, да и пропуск где-то там им был обронен. Местный таёжник-прапорщик с двумя солдатами отправились к месту происшествия. Всё было на месте: ведро с малиной, лежавший здесь же пропуск. А вот Топтыгин подкачал... Армейские следопыты чуть не вляпались в оставленную им кучу, а затем проследили и путь позорного бегства, так же нечистого. Это, видимо, стало отзывом лесного любителя малины на предъявленный ему советским офицером пропуск.

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Валерий Филоненко,
подполковник в отставке

«Читинское обозрение»
№8 (1440) // 22.02.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).