Победа в воздухе куётся на земле

Один день на военном аэродроме в Домне


Взлётно-посадочная полоса конвейерной лентой встречает и провожает самолёты. Рёв турбин, вырывающийся из облаков, предупреждает о заходе на посадку. Кому как, но мне этот звук в 140 децибел по душе. Метрах в двадцати на стоянку выруливает истребитель Су-30СМ. Свою задачу он уже выполнил. Сегодня мне удалось побывать во всех уголках аэродрома и понаблюдать за жизнью авиаполка. Моим проводником стал заместитель командира полка по работе с личным составом Дмитрий Литвинов. Своё маленькое путешествие решила начать с командно-диспетчерского пункта. Давно хотела увидеть точку-самолёт на экране радара своими глазами. Ну что, вперёд?

Управляя полётами
В комнатке с широкой зоной остекления ведётся дистанционное управление и контроль за движением воздушных судов и спецавтотранспорта. На пороге с ног сбивает произнесённое речитативом: «28288. Добрый день. Точка работает, посадочный 300 магнитный, ветер 210, 3-4 м/с, температура 23, влажность 71, облачность 3-4 балла, верхне-средний на 1000, видимость 10 км во все стороны, давление 692.4, эшелон перехода 100, круг полётов левый 1000». Дикция безупречная, но... ничего не понятно! Присев на диванчик, молча наблюдаю за работой. Как это огромная машина, режущая небо, помещается безобидной точкой на небольшом мониторе радара?! Замираю. Командир полка Андрей Левченко улыбается: дышать можно, а вот отвлекать нежелательно. С пониманием отношусь к просьбе и предлагаю Дмитрию продолжить наш поход. В пункт управления полётами вернёмся, когда смена закончит свою работу.

Чтобы взмыть в небо
Подготовка к полётам – очень серьёзная процедура. На каждый день формируются «свежие» полётные задачи, к которым пилоты готовятся в день предполётной подготовки. Лётчики немало времени проводят за партами, оттачивая на бумаге грани своего мастерства. Для каждого водителя крылатых машин обязательна тетрадь общей подготовки и тетрадь подготовки к полётам. Любопытно в них заглянуть... Открываем, а там аккуратно – от руки! – схемы предстоящих вылетов. Да, не один час потрачен на такое творение. 
Вместе с лётным составом к работе готовятся и самолёты. 

– По плановой таблице занимаемся организацией подготовки авиатехники, – посвящает в секреты старший инженер полётов Александр Фесик. 

Сначала наземная подготовка: осмотр самолёта и оборудования, заправка топливом. Если есть в плановой таблице – подготовка авиационных средств поражения. При необходимости самолёты дозаправляются маслом и азотом. Последний нужен для повышения высотности работ систем самолёта. Если всё готово, лётчик принимает самолёт и занимает место в кабине, запускает двигатели, запрашивает выруливание на взлётно-посадочную полосу, а после...
Да вот же на взлёт уходит очередной красавец Су-30СМ!

Тот же самый, но другой
В Домне базируются два вида лётной техники: одноместные штурмовики Су-25 и двухместные истребители Су-30СМ – «дети» одного конструкторского бюро – ОКБ Сухого. Если 25-й позволяет отрабатывать первичные лётные навыки, то двухместный 30-й с новейшей системой навигации незаменим при освоении тактики ведения воздушного боя с использованием реального вооружения. 

Игорь Хаджиахмедов, штурман самолёта, налетал пока только 16 часов, но о своей машине уже может говорить часами:

– Самолёт обалденный! В училище практиковались на Ту-134Ш и Ан-26Ш. На распределении сообщили: «Вы в Домну». «Ну, Домна», – расстроился... А тут Су-30! Его не сравнить ни с чем – самолёт-компьютер. Скорости другие, манёвры другие, обзор другой. Отрываешься от земли, мгновение... и ты уже в стратосфере.
Игорь говорит взахлёб, но пора идти дальше.

Разбор полётов
Мы в лаборатории объективного контроля. Да, да, да – в лаборатории. 
Уже за дверью слышу: 

– Рано ракету пустил.
– Нет, вовремя. Вот скорость, высота 700. 
– А угол, угол почему не учёл?

Идёт анализ качества выполнения полётных заданий. Разбирается каждая деталь. На Су-25 информация считывается с бортовых самописцев, после обрабатывается компьютером и выводится на бумагу в виде графика, уж очень похожего на ленту электрокардиограммы. По нему специалисты оценивают режим работы двигателей и систем самолёта, параметры выполнения полётного задания. А Су-30СМ оборудован системой видеофиксации, которая позволяет оценить правильность выполнения пилотирования и манёвров. Что-то не так – над ошибками придётся поработать.

Полоса-привереда
Два штурмовика один за другим взмывают ввысь. Когда они вернутся на землю, полётный день закончится. Можно будет снова идти в командно-диспетчерский пункт. 

Неподалёку от лаборатории объективного контроля небольшая группа – солдаты тщательно вырывают траву между аэродромными плитами. Удивляюсь:

– Но зачем? Как эта травка может помешать такой махине, как истребитель?

Оказывается, полоска даже для приёма истребителей должна быть максимально ровной. За это отвечает инженерно-аэродромная служба. 

– Если на плите появился скол или трещина, их дефектуем мелом, а затем заливаем мастикой. Сохранность полосы обеспечивает целый батальон, – разъяснил Артём Болмат. 

В обязанности этого же батальона входит обеспечение личного состава питанием, движение транспорта по территории аэродрома. 

Развести самолёты 
И вот, наконец, все самолёты авиаполка на земле. Теперь и с руководителем полётами Дмитрием Казариным можно побеседовать. Именно он поддерживает порядок в небе: разрешает или запрещает взлёты, посадку, прослушивает и ведёт радиообмен. При возникновении особых ситуаций в полёте все решения принимать также ему.

На мониторах зоны полётов – воздушная территория, закрытая для гражданской авиации. Если транзитные воздушные суда и пересекают её, то только под контролем Казарина. 
Сосед по креслу – руководитель в ближней зоне. Он управляет зоной полётов. А вот руководитель зоны посадки трудится за завесой из плотной ткани. 

– Самое ответственное место. От него зависит, как совершит посадку воздушное судно. Он помогает в сложной метеообстановке произвести точный расчёт и заход на посадку, – говорит Дмитрий Казарин.

Свою профессию он называет «28 ушей и 34 руки». И думаю, вполне оправданно.

До свидания, небо!
Лётная смена отработала. В небе красными звёздочками вспыхивают две ракеты. 

– Поднятие флага ВВС и два зелёных сигнала ракетницы говорят о начале полётов. Когда все самолеты на земле, мы опускаем флаг и подаём два красных сигнала, – сказал Дмитрий Литвинов. Традиция.

...Тишина режет слух. Без рёва турбин аэродром кажется сонным. Техникам ещё предстоит раскатить самолёты по стоянкам. В учебных классах продолжится работа: нужно разобрать прошедший лётный день. А потом... домой. Каждый выполнил задачи, поставленные, прежде всего, перед самим собой.

Наше небо в надёжных руках. 
Я видела – я знаю.

Читайте также:
Маленький мир стюардессы
10 минут на спасение жизни

Екатерина Бронникова
«Читинское Обозрение» 
№39 (1314) // 24.09.2014 г.


Вернуться на главную страницу
 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).