Траурница

Эта бабочка обычна в Забайкалье, а её шипастых гусениц можно встретить на берёзе или иве


Бархатно-чёрная, с тёплым отливом сливы созревшей,
вот распахнулась она; сквозь этот бархат живой
сладостно светится ряд васильково-лазоревых зёрен
вдоль круговой бахромы, жёлтой, как зыбкая рожь.
Села на ствол, и дышат зубчатые нежные крылья,
то припадая к коре, то обращаясь к лучам...
О, как ликуют они, как мерцают божественно! Скажешь:
голубоокая ночь в раме двух палевых зорь.


Ровно столетие назад это чудесное стихотворение вышло из-под пера малоизвестного 22-летнего литератора, писавшего под псевдонимом В. Сирин. Прошло время, и имя всемирно известного писателя Владимира Набокова оставило свой яркий след на богатой палитре русской литературы XX века. Менее известно, что Набоков был энтомологом — специалистом по насекомым — и профессионально занимался изучением бабочек. И, разумеется, они не могли не вклиниться в его поэтические и прозаические работы. Вчитайтесь в стихотворение: перед нами не что иное, как описание широко распространённой бабочки-траурницы.

Вы наверняка её встречали, может быть, не зная о таком грустном названии. Траурница относится к немногочисленной компании тех бабочек, которые, переждав зиму в укромном месте, в первые же тёплые дни летают в поисках нектара среди весенних цветков вербы или рододендрона. Эта бабочка обычна в Забайкалье, а её шипастых гусениц можно встретить на берёзе или иве. Но гусеницы нравятся далеко не всем, зато раскрывшая крылья крупная (до 9 см в размахе) траурница мало кого оставит равнодушным.

Интересно, что латинское название бабочки — Nymphalis antiopa — тоже не обходится без печальных мотивов. Антиопа — имя одного из персонажей греческих мифов, женщины сложной судьбы. В её богатой приключениями жизни было похищение коварным соседом и насильственный брак, развязанная из-за похищения война с гибелью сражавшихся героев, тюремное заключение и многолетняя разлука с детьми, бегство от жестоких врагов, временное безумие и чудесное излечение. Не удивительно, что знаменитый биолог Карл Линней решил присвоить имя Антиопы бабочке с тёмной, «траурной» расцветкой крыла.

Но пусть её тёмные цвета напоминают не только о грустном. Поэтический взгляд, например, разглядел в расцветке крыльев оттенки, присущие созревшей сливе, тёмному бархату и «голубоокой» ночи. Сказано: «Стихи имеют свои права…».

Мне больше по душе подход Набокова ещё и потому, что он предпочёл увидеть в расцветке бабочки милые сердцу воспоминания детства и юности, приправленные лишь светлой печалью от ощущения конечности бытия. Но даже в конце жизни, «при дивном свиданье», поэт хочет видеть красоту этого мира, отражённую в распахнувшемся крыле бабочки.

Здравствуй, о, здравствуй, грёза берёзовой северной рощи!
Трепет, и смех, и любовь юности вечной моей.
Да, я узнаю тебя в Серафиме при дивном свиданье,
Крылья узнаю твои, этот священный узор.


Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№21 (1661) // 19.05.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).