Хрупкое равновесие Церкви декабристов:

право на точку зрения


Тема возобновления богослужений в бревенчатой Старо-Читинской Михайло-Архангельской церкви, расположенной на улице Декабристов, 3б, представляющей собой единственный пример культовой деревянной архитектуры XVIII века в Забайкалье, периодически возникает уже не одно десятилетие. В 1971 году здание было передано Забайкальскому краевому краеведческому музею им. А. К. Кузнецова и стало его филиалом.

Михайло-Архангельская церковь много чего повидала на своём веку, но, несмотря на все испытания, выжила и сохранилась почти в первозданном виде. Она, подобно живому организму, имеющему невероятно богатую историю, впитавшему энергию множества происходящих там событий, кажется, имеет свою душу. Сегодня, когда вокруг её судьбы с новой силой вспыхнули жаркие дискуссии, она, затаив дыхание, ждёт, что же с ней будет.



На страницах нашей газеты мы публикуем мнения тех, кому не безразлична судьба этого старинного благородного памятника архитектуры.

Равиль Гениатулин, первый губернатор Забайкальского края:



— Тема передачи Музея декабристов РПЦ возникает с завидной периодичностью. Не совсем понятно, чем это обусловлено, — может быть, эти всплески привязаны к тем или иным событиям. Стоит только догадываться, однако, на мой взгляд, эта инициатива достойна лучшего применения. Возникновение данного вопроса было хоть как-то оправдано лишь в том случае, если бы у нас в городе имелась проблема недостатка мест для проведения православных богослужений, не было бы, в конце концов, Храма в честь Казанской иконы Божьей Матери. Но ведь ситуация совершенно иная.

Волею судьбы мне пришлось принимать участие в строительстве храма — в своё время мы с епископом Евстафием были сопредседателями попечительского совета. Этот достойнейший и грамотный человек самых высоких моральных принципов несомненно внёс неоценимый вклад в развитие православной культуры Забайкалья. Мы регулярно встречались, решали нестандартные задачи, достаточно тесно сотрудничая по этим вопросам. Так вот, в то время между нами существовала негласная договорённость о том, что тему передачи музея, которая неоднократно появлялась на горизонте уже в то время, мы затрагивать не будем. Со строительством Храма Казанской иконы Божьей Матери в этом просто отпала необходимость. Более того, параллельно был построен буддийский храм, поэтому упрекнуть нашу власть того времени в том, что она препятствовала развитию духовной жизни в регионе, наверное, никто не может.

Хотелось бы задать вопрос в адрес инициаторов переноса музея: «Зачем вы хотите сломать то, что живёт?». Опомнитесь, не надо этого делать! Сам я стараюсь придерживаться принципа «Ломать — не строить» и всегда пытаюсь настраивать на это людей, меня окружающих. Даже если под этот музей будет построено новое здание, будет ли он так привлекателен для посетителей, сохранится ли там атмосфера той эпохи? Ответы на эти вопросы, на мой взгляд, очевидны. Ведь мы же хотим увидеть пирамиды в Египте не в виртуальном пространстве, созерцать реальный Колизей, потому что именно там происходили те исторические события, которые нас интересуют.

Наверняка с тем, что Церковь декабристов давно является одной из ярких достопримечательностей нашего Забайкалья, спорить никто не будет. И я могу привести немало тому подтверждений. Буквально на днях на улице Столярова меня останавливает мужчина, судя по всему — гость нашего города, и спрашивает, как пройти к знаменитой Церкви декабристов. За время своей работы в качестве главы региона я свозил на экскурсии множество высоких гостей, и неизменно эти посещения вызывали нескрываемый интерес и восторг. Так, Сергей Вадимович Степашин во время своего визита в Читу, очень детально рассмотрев экспозицию музея, высказал благодарность в адрес наших земляков, которые сумели сохранить великие имена для России. Вот вам и ответ на вопрос о том, нужна ли нам эта церковь как музей. Конечно, нужна.

Я думаю, что и родственники самих декабристов, которые посещали и, наверняка, будут посещать наш регион, займут ту же позицию. Учитывая, что большинство из декабристов были православными и воцерковлёнными людьми, вполне логично, что память о них и через это должна остаться.

В конце концов, и среди наших земляков найдётся немало людей, просто влюблённых в эту эпоху. Только представьте, какой мощнейший удар нанесут по ним эти преобразования? К великому сожалению, недавно ушла из жизни Людмила Григорьевна Полетаева, много лет посвятившая исследованию декабристской темы. Многие из наших земляков, которые так же трепетно относятся к этой теме, слава Богу, ещё живы. Подумали вы о них? Ведь в связи с этим можно привести ещё одну нерадостную аналогию — вспомните, сколько ветеранов, участников Великой Отечественной, ушло из жизни в начале девяностых, потому что они не могли пережить момент развала той страны, за которую миллионы соотечественников отдали свои жизни. Почему мы не учитываем эти моменты? Могу вас уверить в том, что это не только моя точка зрения, её придерживаются многие наши земляки, в том числе те, с которыми я общаюсь в рамках нашего любительского исторического общества.

Я уже не буду останавливаться на том аспекте, что существуют серьёзные технические проблемы, связанные с трудностями, сопровождающими перенос экспозиции. Это колоссальные нагрузки, которые многие вещи могут не выдержать. Все знают, что даже при проведении экскурсий там соблюдаются некоторые меры предосторожности. Люди, понимающие в музейном деле, меня поддержат — мы рискуем навсегда утратить уникальные вещи. В своё время мне пришлось принимать участие в перевозке экспозиции Забайкальского краевого краеведческого музея имени Алексея Кирилловича Кузнецова, когда в здании проводили ремонт и возводили пристройку. Там были серьёзные потери. Как говорится, любой переезд сродни пожару. Поэтому я являюсь противником того, чтобы на данном историческом этапе там что-то ломали и модернизировали. Тем более, никакой крайней необходимости делать это я не вижу.

Хочется обратиться к инициаторам этого вопроса с предложением направить свою энергию в другое русло и собрать финансовые средства на восстановление древнейшей Церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Калинино Нерчинского района, которая действительно «кричит» о помощи. Ещё в 2012-м, когда я уже уходил с поста губернатора края, мы с инициативными группами людей собрали девять миллионов рублей на проведение ремонтных и реставрационных работ. Изменилась ли на сегодняшний день ситуация? Хотя эта самая древняя каменная церковь за Байкалом должна быть важна не только для православной церкви, но и для страны в целом, это настоящий символ государственности здесь, на Востоке.

Уважаемые оппоненты, направьте свои усилия на это благое дело. И вам воздастся.









Протоиерей Павел Матвеев:



— Прежде чем выразить свою точку зрения по этому вопросу, я хочу уточнить, что излагаю исключительно собственное мнение, и моя позиция ни в коем случае не должна восприниматься как некая официальная точка зрения епархии как организации.

Во-первых, мои чувства по поводу того, что превалирует сегодня в последних публикациях по данной теме, можно выразить одной фразой: «Испанский стыд» — это когда невольно испытываешь чувство сильной неловкости за совершаемые другими людьми действия. Хотя свою позицию по этому вопросу высказывают очень уважаемые люди, моё мнение остаётся прежним — каждый должен заниматься своим делом. Простите, но, ботаник должен быть экспертом в ботанике, а не в области религиозной жизни. Поэтому люди, не имеющие отношения к религиозной жизни, а занимающиеся другой сферой, должны выдавать экспертное мнение исключительно по вопросам, касающимся их компетенции.

Во-вторых, чувство удивления и откровенной неловкости возникает и тогда, когда слышишь, как сами музейные работники расписываются в своей профнепригодности, утверждая, что музей может существовать исключительно в этом помещении. Выходит, что они не способны создать полноценную экспозицию вне этих стен? Хотя варианты лежат на поверхности. И ещё по этой теме. Относительно выдающейся уникальности экспозиции. Сколько подлинных артефактов фондов и экспозиции принадлежат самим декабристам? Насколько мне известно со слов поистине легендарного хранителя фондов краеведческого музея и глубоко уважаемой мною ныне покойной Марии Ивановны Алфериной, в этом музее почти отсутствуют артефакты, принадлежавшие самим декабристам. Из вещей, принадлежащих людям, связанным с декабристами, она называла чей-то эполет и поваренную книгу Смольяниновой. Остальное — это произведения художников, писавших именно для этого музея. Очень хороших живописцев. Или новоделы и ксерокопии. Если это не так, то давайте посмотрим опись музейных экспонатов.

Поэтому задача музейщиков — создать такую новую экспозицию, чтобы она была привлекательна для посетителей.

Относительно использования здания храма для богослужений смею напомнить, что на сей счёт существует соответствующая законодательная база. В 2010 году президентом РФ Дмитрием Медведевым был подписан закон Российской  Федерации № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Смею заметить, что я вовсе не являюсь ярым противником Музея декабристов. Более того, можно рассмотреть эту ситуацию в более широком масштабе. Весь квартал, где он расположен, мог бы быть воссоздан как историко-культурный центр города. Можно построить там новый музей в подходящем архитектурном исполнении. Наверное, это было бы поводом для развития уникальной библиотеки, может быть — создания там библиотечно-исторического фонда. Это должен быть центр городской культуры.

Удачно бы вписался там и городской выставочный зал, и киноконцертный зал камерного характера.

По поводу популярности Музея декабристов у туристов также можно выразить сомнения ввиду отсутствия соответствующей статистики. Аргумент, касающийся пустующих православных храмов, я слышу всегда, когда речь заходит об их строительстве. Давайте проведём аналогию. Зайдите в любое учреждение культуры — тот же Дом офицеров, филармонию, любой кинотеатр, скажем, в понедельник часиков в десять утра. Много там встретите посетителей? То же самое и с храмами — в будние дни там тоже немноголюдно.

Никто не берётся отрицать вклад декабристов в развитие Забайкалья. Однако их противогосударственные деяния на Сенатской площади, как говорится, оставим за скобками.

Они все ходили туда молиться, там они исповедовались и причащались, некоторые из них — венчались. Практически все из них раскаялись в содеянном.

Поэтому, если мы говорим о сохранении памяти о них, то храм должен использоваться по своему прямому назначению. Чтобы служащие там священники молились за упокоение их бессмертных душ. А поверхностные рассуждения противников этого, большинство из которых даже не знают «Символа веры», не понимают толком, что там происходит, но могут судить обо всём, не должны стать поводом для того, чтобы принять обратное решение. Как это будет происходить — передача здания епархии в безвозмездное пользование или в собственность, решат компетентные люди.

P.S. Все те мнения, которые высказываются по поводу противопожарной безопасности здания и угрозы его разрушения в том случае, если там возобновятся богослужения, на мой взгляд, не имеют под собой оснований. Это, вообще, кич. Ну, или угроза устроить там пожар со стороны тех, кто это пишет. 

Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V
Часть VI

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 


Подготовила Екатерина Скороход
Фото автора,
Евгения Епанчинцева,
Дениса Приходько

«Читинское обозрение»
№39 (1679) // 22.09.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
ELENA URAZOVA 23:02 25.09.2021
После многолетнего перерыва приехала в родной город...За 37 лет мировоззрение в корне изменилось. Конечно посетила Церковь декабристов...Душа трепетала - здесь венчался наш великий Святой Лука Крымский , так и не смогла пройти на то место, где раньше был Алтарь, совершалась Евхаристия. И шла не за историей восстания декабристов, пуском которой был выстрел в спину боевому генералу(( Для меня, как и для всех православных, станет праздником возобновление служб!!!
уроженка города Читы 04:58 27.09.2021
Для праздников проведения богослужений так много церквей, храмов, соборов, что стоят пустые или полупустые, а вот музей декабристов - один, причём уникальный и единственный в мире. Из - за границы в Читу едут гости, чтоб посмотреть ни на Казанский храм, подобных которому в России достаточно, а на музей декабристов, который хранит память и энергетику того времени. Оставьте музей в покое!
Бывалый 11:40 28.09.2021
В Забайкальском крае много разрушенных и нуждающихся в капитальной реставрации церквей. Почему РПЦ на них не обращает своё внимание, почему хочет отобрать готовое? Если честно, то в Чите уже и так достаточно церквей, часовен, храмов в которых можно проводить службы, а вот музеев, тем более с такой богатой историей, не хватает. Служба - это свечи, это огонь, это столпотворение. Деревянное, ветхое здание просто не выдержит такой нагрузки, либо сгорит, либо просто рассыплется.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).