«Я остался там, где сопки…»

«Даже если бы в Европе мне предложили дом и работу, поверьте — я бы остался в своей любимой Чите»


В либеральных научных кругах России настоящая паника. Россия — о, ужас, — задумалась о выходе из… Болонской образовательной системы. Одни уже пророчат России мрачное средневековье, в которое её, мол, отбросит это решение. Другие уже заранее похоронили всю российскую науку вместе со всем российским образованием.

На фоне этой новости отдельные горячие головы уже начали рвать на ней остатки волос, что, в общем, объяснимо — как жить дальше без, прости, Господи, образовательных евростандартов?

Казалось бы, в принципе, есть повод почесать бороду, ведь с выходом России из упомянутой Болонской системы российские студенты теряют одно из, казалось бы, очень важных преимуществ — возможность обучаться не только в своих университетах, но и проходить стажировку в европейских вузах. Только вот лично мне от этой новости как-то, простите, ни жарко, ни холодно. Вот, честно, как на исповеди. Вообще фиолетово. Ну, что мы теряем? В Евросоюз мы как не входили, так и не входим, да и не войдём теперь (слава Богу). Научные разработки в России как велись, так и будут вестись независимо от контактов с евроучёными, которые, надо сказать честно, всегда были не прочь позаимствовать научные разработки россиян (и не только), а теперь у них такой возможности будет гораздо меньше. Что такое Болонская система в контексте обмена научными изысканиями? Хотите честно? Это возможность для европейцев легально воровать чужие научные разработки под прикрытием общечеловеческих ценностей. Ну, это так, для размышления…

Европа, Европа… На днях посмотрел в интернете их «памятники» с, — ещё раз mille pardons, — писающими бабами и стало как-то нехорошо и неудобно за всю такую из себя продвинутую и шибко просвещённую Европу, которая, ну, даром мне не нужна вместе с её «общечеловеческими ценностями»! Сто раз представлял поездку за границу, типа я в Париже или Лондоне с Гамбургом. Не хочу выглядеть ханжой, но вот как-то не тянет туда. И даже не потому, что у меня нет, да и не будет никогда такой возможности. Тут в другом дело. Помню, как, живя в Подмосковье, я обнимался с громадными московскими соснами, буквально подыхая от ностальгии по Забайкалью, без которого каждый день в Подмосковье был для меня настоящей пыткой, и без которого я себя не представляю. Даже если бы в Европе мне предложили дом и работу с целой сосновой рощей за окном, поверьте — я бы остался в своей любимой Чите. Ну, не смог я влюбиться в бетонные джунгли пусть и красивой, пусть с огромными возможностями, но… чужой для меня Москвы, которая помогла мне полюбить своё Забайкалье и Читу ещё больше. Может быть, поэтому иногда вечерами у меня вырывались строчки вроде этих:

Тихо катят облака
над промоченными крышами.
В голове шумит река,
да никто её не слышит.
Я остался там, где сопки,
там, где бор гудит сосновый,
где стихи, как в жаркой топке,
в осени сгорают снова…


Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Максим Стефанович
Фото  автора
«Читинское обозрение»
№23 (1715) // 08.06.2022 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).