На «Большой перемене»

Часть III


Часть I
Часть II

За окном вторая половина самого школьного месяца, а до манящего финала первой четверти – каникул осенних ещё та-аак далеко... Ребята и девчата, хватит охать и рано ещё расслабляться – время учёбы. Слышите? Вновь пронзительно заливается звонок! Всем – марш в наш кинокласс! Время третьего урока истории. Продолжаем тему: «Появление самой длинной (46 годков!) и самой знаменитой школьной кино-теле-перемены нашей страны». Тишина в классе! Итак...

Три блондинки, парик и… лыжи.

До первого съёмочного дня совместного проекта Гостелерадио и студии «Мосфильм» «Большая перемена» оставалась не более недели, как вдруг, глядя на представительниц главных женских ролей, главный режиссёр фильма Алексей Коренев опешил: Богунова (учительница литературы Светлана Афанасьевна), Крючкова (ученица Нелли Леднёва), Гвоздикова (возлюбленная Нестора Петровича – Полина) были одной «масти» – блондинки! Это был явный перебор. Надо было кого-то перекрашивать. Желательно в шатенку. «Жертвой» стала Полина – Гвоздикова. Однако эффектная блондинка Наташа краситься наотрез отказалась и согласилась на парик. Мучений актрисе хватило на все последующие съёмки: несмотря на роскошный парик японского производства, который невесть как добыли гримёры студии, прятать под него свою не менее роскошную гриву длинных волос было иной раз невыносимо. А уж как работалось в нём, особенно когда снимали в жарких павильонах или на пляже и водоёме, где Полина носилась на водных лыжах, нетрудно представить. Кстати, актрису действительно научили лихо управляться с лыжами мастера спорта, но в фильме это почти не пригодилось – когда Гвоздикову снимали на крупных планах, она стояла на специальной подставке моторной лодки, а брызги обеспечивали ассистенты за кадром.

Дядя Женя проникся
Съёмки «Большой перемены» начались в мае 1972 года. На производство картины по заказу Гостелерадио была выдана астрономическая для телефильмов сумма – более 400 тысяч рублей! Тогда, как производство среднебюджетного кинофильма, предназначенного для проката в кинотеатрах, составляло не более 320-350 тысяч. Съёмки проходили в основном в Ярославле, Москве и Сочи. Большая киногруппа работала сплочённо, дружно и весело. Старшее поколение учеников Нестора Петровича не уступало в приколах более младшему: Евгений Леонов, уже заслуженный, уважаемый мэтр, которого на съёмках «одноклассники» попросту звали дядей Женей, хлопал по попе (согласно сценарию!) Светлану Крючкову, она в ответ весело колошматила «папаню». Актёр так проникся школьной атмосферой, что сам предложил, чтобы его герой забрался в школу через окно – «молодость вспомнил». Сцену немедленно воплотили в кинореальность.

Выкрутасы Нестора
В общий весёлый ритм работы не вписывался лишь... главный герой фильма, Нестор Петрович, точнее, Михаил Кононов – вёл он себя на площадке, как актёр, который категорически не доверяет режиссёру. Сидел в сторонке, демонстративно читал журнал и всем своим видом подчёркивал, что он случайно попал в фильм. Бывало, порядком изводил своих «легкомысленных» коллег. К примеру, у него был такой приём: чтобы «разогреть» себя перед съёмкой, ему надо было с кем-нибудь поругаться, причём взаправду. Особенно доставалось женщинам. Однажды так обидел жену Ганжи – Наташу Богунову, что пришлось отложить съёмку и долго успокаивать актрису и утирать слёзы. В дальнейшем строптивый Кононов, считая, что он снимается в «безнадёжной халтуре», не раз срывал съёмки из-за «неразрешимых разногласий с режиссёром Алексеем Кореневым», как значилось в его многочисленных объяснительных.

Например, когда снимали одну из сцен на шинном заводе в Ярославле, Кононов категорически отказался выполнять указания режиссера - со словами, что «более дурацкой трактовки он и представить себе не может». По сценарию его герой беседует с бригадиром Федоскиным, которого играл Готлиб Ронинсон. Что именно так не понравилось в этом эпизоде исполнителю главной роли, история умалчивает, однако съёмки пришлось приостановить, потому что после громкой ругани (в присутствии рабочих этого самого завода) актёр просто покинул рабочее место.

Режиссёр решил действовать методом репрессий. Актёру объявили строгий выговор и сделали предупреждение: ещё одна подобная выходка - и он может лишиться части гонорара. Подействовало! На следующий день Кононов прибыл на шинный завод в прекрасном расположении духа и отыграл сцену так, как просил режиссёр. Далее строптивый Кононов не стал мягче. Спустя месяц он вновь сорвал съёмки, отказавшись играть сцену разговора Нестора Петровича с Полиной. На сей раз угрозы не подействовали – задуманный эпизод так и не был отснят.

Как жмот Петрыкин утопленника спасал
Несмотря на свою «вредность» и вечные «выкрутасы», Кононов выполнял свой профессиональный долг и даже более. В знаменитом эпизоде, где Нестор Петрович, стремясь доказать, что бригадир Петрыкин (Р. Быков) – замечательный человек, прыгает в воду изображая тонущего, а «великий эгоист и жмот» бросается его спасать, всё было на самом деле! Оказалось, что Кононов действительно не умеет плавать. Он, тем не менее, самоотверженно прыгнул на самую глубину Волги и начал взаправду тонуть, при этом, как ни удивительно, начал звать на помощь, не забывая текста сценария. И Петрыкин – Быков действительно спас коллегу, который, уже на его плечах, бледный, перепуганный и полузахлебнувшийся, умудрялся «держать» текст сценария, выкрикивая хвалу спасителю.

Крамаров – Онегин, Кононов – …Татьяна, или Тайна пятой серии
Съёмки фильма были завершены в октябре, и режиссёр засел за монтаж. Вскоре Коренев понял, что ни в какие две серии его картина не входит – отснятого материала оказалось слишком много. Представители заказчика – Гостелерадио, увидев материал, в восторге согласились на четыре части. Обрадованный Коренев решил выпросить ещё финансов и на пятую. Ныне мало кому известно, что «Большая перемена» могла стать длиннее ещё на серию! Дело в том, что в сценарии оставалось ещё более десятка не отснятых больших эпизодов. Помните, фильм заканчивается балом учеников и учителей? Причём этот бал возникает как-то не совсем естественно, что ли...

Так вот, ему предшествовали следующие события. Оказывается, танцам предшествовал спектакль, который решила поставить жена Ганжи. И привлекла к репетициям Нестора Петровича. Играли «Евгения Онегина», а главную роль взял на себя... Тимохин – Крамаров (уже хохма!).

Оказалось, что в местном драмтеатре у него работает тётка, которая может помочь с костюмами, но при условии: Татьяну должна играть его возлюбленная Коровянская. У Коровянской, конечно же, ничего не получалось, и за 15 минут до начала представления она сбежала. Жена Ганжи заменить её не смогла – она сорвала голос на репетициях. И последней надеждой оказался Нестор Петрович, который единственный знал текст наизусть. Нестора загримировали «под Татьяну», но он стал похож на старую графиню из «Пиковой дамы» и в таком виде появился перед Крамаровым. А тот ничего не подозревал... Реакция Тимохина была такой... Ну в общем, получалась совершенно сумасшедшая хохма...

Триумф без пятой: хит и мода
Увы, пятую серию снять так и не удалось – просто финансов больше не выделили.

Премьера «Большой перемены» состоялась 45 лет назад, точнее – 29 апреля 1973 года.

Об успехе картины говорит то, что улицы во время её демонстрации по ТВ вымирали. Песни, особенно хит Колмановского и Танича «Мы выбираем, нас выбирают...» уже после показа первой серии распевала вся страна. Женщины СССР, стараясь следовать модно одетым героиням «Перемены», устремились в ателье сшить такой же костюмчик, как у Нелли Леднёвой, или такое же платье, как у жены Ганжи.

В финале – о ляпах, или Квасящие пиво
Несмотря на полный триумф, «Перемена» грешила некоторыми «ляпами». Так, в фильме фигурирует учительница физкультуры, тогда как в реальных вечерних школах этот предмет вообще отсутствовал в программе. Или эпизод, где Леднёв-старший попивает с аппетитом пивко на пару с Ганжой. Опытные «профессионалы» – потребители хмельного напитка сразу заметили и сурово поставили «на вид» авторам фильма, что «пива такого цвета и с такой пеной не бывает». «Профи» оказались правы на все 100% – в кружках Леонова и Збруева действительно было не пиво, а... квас. Причина «подлога» оказалась совершенно банальной – в Ярославле на момент съёмок киношники просто нигде не смогли найти бочки с пивком и были вынуждены заменить его «дублёром» – хлебным квасом. Но эти и остальные мелкие «ляпы» отнюдь не повлияли на самую, пожалуй, знаменитую и любимую «школьную» комедию отечественного кинематографа, которую мы смотрим уже 47-й год.
...Что? Уже звонок? Урок закончен. Всем спасибо! Друзья, Большая перемена!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№38 (1574) // 18.09.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).