Per Aspera Ad Astra: 40 лет полёта

Часть I


Per Aspera Ad Astra (лат.) – Через тернии к звёздам

В преддверии самого «космического» месяца – апреля – и премьеры картины посвящённой первопроходцам открытого космоса «Время первых» – история самого масштабного и легендарного кинокосмического проекта СССР «Через тернии к звёздам».

Курс на космос
Первая экспедиция на Марс была предпринята русскими. Первую высадку на Луну осуществили советские космонавты. Первые гигантские орбитальные станции, города на естественном спутнике Земли – рукотворные чудеса СССР. Затем высадка русских на Венеру, а вскоре прорыв и полёты к мирам иных солнц созвездий Змееносца, Водолея, Кассиопеи... И всё это – в кино!

«Аэлита» (1925), «Космический рейс» (1935), «Дорога к звёздам» (1957), «Планета бурь» (1961), «Туманность Андромеды» (1968), «Солярис» (1972), «Москва-Кассиопея» (1974)… Пока наш главный «кинокосмический» конкурент – США – вплоть до середины 1970-х самозабвенно игрался кинокомиксами, ужастиками на тему порабощения Земли чужепланетными монстрами и путешествиями астронавтов в пределах Солнечной системы (за исключением фильма Фреда Уилкокса «Запретная планета» с полётом землян к планете в созвездии Альтаира), СССР твёрдо взял кинокосмический курс через тернии к звёздам. 

Стране нужны инженеры и космонавты
К середине 1970-х, несмотря на свёртывание лунной программы, предусматривающей высадку космонавтов на Луну, СССР продолжал оставаться лидером в космической гонке с США. По инициативе советской стороны в июле 1975-го был осуществлён первый совместный проект «Союз-Апполон», над Землёй постоянно кружили обитаемые орбитальные станции «Салют», а также десятки спутников различного назначения, уходили к соседним планетам беспилотные роботы-автоматы. Где-то в недрах советских КБ проектировались космические корабли для пилотируемых полётов к Марсу. Стране требовались молодые инженеры, электронщики, космонавты.

Привлечение молодёжи к самому авангардному направлению науки и техники – эту благородную задачу взял на себя и отечественный кинематограф.

Кинокосмический гений СССР
В 1975 году, несмотря на оглушительный, почти шоковый успех в прокате дилогии «Москва-Кассиопея» и «Отроки во вселенной» (сборы от фильмов серьёзно превышали «кассу», полученную от будущих «Звёздных войн» Лукаса) и победе на престижном международном фестивале фантастического кино в Триесте (Италия), её создатель режиссёр Ричард Викторов решил к фантастике больше не обращаться. Огромное количество трюковых, комбинированных съёмок и оптических спецэффектов, нередко превосходящих Голливуд, давалось немалой кровью. Великая компьютерная революция ещё не пришла в кино, и все спецэффекты приходилось делать «вручную». А были ещё сложнейшие декорации, макеты звездолётов и капсул-«шаттлов», зловещего вида роботы, инопланетные «гаджеты», костюмы, сложный сюжет... Режиссёр был вымотан морально и физически. Однако лучший творческий отдых – смена декораций, и Викторов решил заняться историческим кино – начал готовить сценарий о временах царствования Ивана Грозного.

Невозможно отказаться 
Как это нередко случается в кинематографе, режиссёр предполагает, а продюсер располагает. 40 лет назад, в конце 1977 года, руководство киностудии имени Горького, в штате которого Викторов состоял, вызвало режиссёра и сообщило о заказе правительства СССР и Госкино на большой научно-фантастический кинопроект, связанный с космическими полётами. Викторов стал отказываться, несмотря на сумасшедший по тем временам бюджет сначала в 3, а затем даже 5,5 миллионов рублей (смета «обычного» фильма составляла от 200 до 350 тысяч)! Режиссёр продолжал отказываться. Было сказано: «Или снимаешь космическую фантастику, а затем – что пожелаешь, либо совсем ничего не снимаешь...». И Ричард Николаевич задумался над сюжетом будущей картины. Хотелось создать нечто новое, оригинальное как по сюжету, так и по видеоряду.

Можейко выходит в кинокосмос
В один февральских дней 1978 года он сделал из дома телефонный звонок. Едва дослушав до конца предложение о совместной работе, Игорь Всеволодович Можейко, более известный в литературе под псевдонимом Кир Булычёв, тут же загорелся проектом, тем более что писатель до этого ни разу не работал в кино и страстно желал попробовать. Особенно в «космическом». Два мечтателя и фантаста – киношный и литературный – засели за сценарий. Гиперпространственные звездолёты, инопланетяне, роботы, невиданные ни на одном экране мира странные живые существа – клоны, свирепая, смертельно опасная, безликая всепожирающая биомасса и, наконец, гибнущие в глобальных экологических катастрофах чужие миры. То, что задумали Викторов и Булычёв, не имело аналогов в мировом фантастическом кино.

Сюжет
Работа над уникальным сценарием с рабочим названием «Через тернии к звёздам» шла четыре месяца. Напомню сюжет.

XXIII век. Разведывательный звездолёт «Пушкин» за сотни парсек от Земли обнаруживает разрушенную инопланетную космическую станцию. На борту космонавты обнаруживают лабораторию по выращиванию клонов. Один из них (девушка) оказывается живой... На Земле люди наладили контакт с клоном по имени Нийя, и обнаружилось, что в её мозг имплантирован «центр послушания», призванный гарантировать точное выполнение некой «особой миссии». Нийя через некоторое случайно вспоминает, что её цель – спасение родной планеты Десса, терпящей экологическую катастрофу. Спасательная экспедиция отправляется в полёт на звездолёте «Астра». Нийя тайком пробирается на борт... Впереди страшные бои с подводными хищниками на Океане, инфернальные пейзажи Дессы, захлёбывающейся в ядовитых промышленных отходах, борьба со зловещим деспотом-карликом Турнчоксом и его приспешниками...

Звёзды в Терниях
Роли режиссёр распределил заранее, ещё на стадии написания сценария, почти не прибегая к фотопробам: командир «Астры» Олег Дрейер – наш земляк Александр Михайлов, штурман Колотун – Борис Щербаков, экзобиолог Климов – Александр Лазарев, экзогенетик Иванова – Надежда Семёнцова.

Представителями Дессы согласились стать И. Ледогоров, И. Ясулович, В.Носик и Г. Стриженов. Главного отрицательного персонажа фильма, зловещего «олигарха» гибнущей Дессы, карлика Туранчокса было предложено воплотить самому невысокому актёру СССР Владимиру Фёдорову (колдун Черномор в картине А. Птушко «Руслан и Людмила»). На центральную роль – космического курсанта Степана Лебедева – был приглашён весьма эффектный Ледогоров-младший – Вадим. На другую...

Не Он, не Она, а... Оно?
Перед авторами встал вопрос: как должен выглядеть инопланетный клон-гуманоид женского пола? Работавший с Викторовым ещё в «Москве-Кассиопее» опытный кинохудожник-«космист» Константин Загорский изобразил нечто внеземное: длинная шея, маленькая голова без волос, огромные глаза, высокий рост и никаких... половых признаков. Викторов вначале обрадовался: «Вот оно – абсолютно неземное, инопланетное Оно!..», но вскоре расстроился: на Земле явно такие не существуют. «А давайте прессу подключим», – предложил Булычёв. Вскоре в газете «Московский комсомолец» появилась заметка-объявление под заголовком: 

«А вы не знаете инопланетянку?» 
Студию Горького «оккупировали» сотни молодых москвичек. Они были очень красивыми, но абсолютно «земными». Нийю искали по театрам и даже по спортивным клубам. Увы, инопланетянка действительно не существовала, пока однажды ассистенты в состоянии удивлённого шока не привели Викторова в здание главного универмага Москвы – ГУМа. На этаже, где демонстрировалась модная одежда, режиссёр увидел... По подиуму шествовала в небольшом плащике самая настоящая инопланетянка! В точности такая, как изобразил Загорский, разве что с гривкой тёмных волос. 

«Я работала демонстратором одежды. О карьере в кино никогда не думала. Когда мне сказали, что я должна буду играть инопланетянку, очень обрадовалась, – вспоминала Елена Метёлкина. – И даже то, что героиня будет лысой и совсем не сексуальной, меня не остановило. Я ведь модель, значит, должна быть разной».

Срочно провели фотопробы. На Лену, которой было тогда 22 года, но смотрелась она на 17-18 лет, надели шапочку, имитирующую лысину. Эта фотография больше всех понравилась Булычёву, он сразу сказал: «То, что надо!». Викторов был в восторге. 

Клон, причёска, скандал и... бык 
Литературный сценарий «Терний» был сдан в июне 1978 года и запущен в производство, но буквально через неделю на студии разгорелся нешуточный скандал. Перебирая «официальные» фотопробы и утверждая актёров на роли, чиновники студии увидели снимки Елены Метёлкиной: удивительная, абсолютно внеземная девушка была абсолютно очаровательной и абсолютно лысой. Собственно, наверное, так и надо было выглядеть инопланетянке, по крайней мере, девушке-клону дессианского происхождения. Но ответственные за утверждение актёров, да и вся администрация студии Горького, так не считали. «Метёлкина отстраняется от съёмок, пока не отрастит волосы», – был вынесен вердикт. В конечном итоге всё же пошли на компромисс: пусть у Нийи будет «очень-очень» короткая, но «причёска».

Мастерам-пастижёрам пришлось совершить трудовой подвиг – сделать уникальный парик, наверное, единственный в нашей стране (а может, и в мире). В шапочке из капрона вручную (!) было продето и закреплено несколько тысяч волосков из шерсти самого настоящего... буйвола!

Между тем неумолимо приближался первый съёмочный день первого советского кинокосмического суперпроекта проекта «Через тернии к звёздам».

Загадки сверхреальной советской киноневесомости: Голливуд и звёздно-военный Лукас в шоке. «Один их вид вызывал подлинный ужас» – чудовища планеты Океан и мутанты Дессы. Секреты дьявольской биомассы. Похищение Нийи. Вселенная, вторжение в Афганистан и женщина-гуманоид в США. Per Aspera Ad Astra по-новому... Продолжение – в следующей нашей встрече.

Часть II
Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссер, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№12 (1444) // 22.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).