Медвежья черёмуха

Черёмуха Маака, хоть происходит из мест с более мягким климатом, прекрасно зимует и у нас


Часто говорят, что озеленять забайкальские города трудно из-за того, что мало какие породы деревьев и кустарников способны выдержать причуды нашего климата. В этом утверждении, разумеется, есть свой резон. И, тем не менее, иные деревья — даже привозные — могут к ним успешно приспособиться.

В юности меня, тогдашнего студента Читинского пединститута, отправили с докладом в Новосибирск на студенческую конференцию. И одно из самых больших впечатлений от знаменитого Академгородка — это длинная аллея незнакомых мне деревьев с необычными красновато-золотистыми гладкими стволами, буквально сверкавшими под весенним солнцем. В Чите я таких деревьев не встречал и по-хорошему позавидовал новосибирцам, имевшим возможность любоваться такой красотой даже в зимнее время — золотое на белом.

Так я впервые познакомился с черёмухой Маака, расселившейся по российским городам со своей исторической родины — Дальнего Востока. А спустя годы я встретил эту живописную черёмуху и на улицах Читы. Какие-то незнакомые мне добрые люди не поленились вырастить и высадить красивейшее дерево в забайкальской столице. Оказывается, черёмуха Маака, хоть происходит из мест с более мягким климатом, прекрасно зимует и у нас. Увы, в городских посадках это дерево растёт такими незначительными вкраплениями, что, наверное, не все читинцы с ним знакомы. Вдобавок, некоторые деревья со временем стареют или уничтожаются, не получая замены. Две черёмухи Маака сохранились на улице Кочеткова возле телецентра. Молодые деревца подрастали на углу Коханского-Богомягкова, но нынешней весной какие-то обормоты методично обломали на них ветки. Деревья, конечно, выживут, но жаль загубленной красоты. И жаль тех обормотов с несчастливым детством, в котором их никто не научил ценить и беречь красоту окружающего мира.

Официально эта черёмуха названа в честь Ричарда Карловича Маака — известного исследователя Сибири и Дальнего Востока. В середине XIX века он работал и в Забайкалье, неоднократно бывал в Чите. Дальневосточники чаще называют эту черёмуху «медвежьей» из-за любви соответствующих животных к её плодам. Такому пристрастию медведей можно только удивляться, поскольку на человеческий вкус черёмуха Маака неимоверно горчит. Но этот недостаток дереву можно простить за его многочисленные достоинства — красивый ровный ствол с бронзовеющей корой, аккуратную крону, густые «черёмуховые» кисти соцветий в начале лета и золотистую листву в пору листопада. Ещё, в отличие от обыкновенной черёмухи, она, кажется, совсем не поражается горностаевой молью — вредителем, сильно портящим наши насаждения. А горький вкус — не беда, есть выросшие в городе ягоды всё равно нельзя.

Из любви к этому дереву я как-то я собрал горсточку плодов и высеял семена, получив несколько молодых черёмушек. Часть раздал, а одна прижилась на дачном участке, удивляя своей необычной корой гостей и радуя хозяев. Черёмухи растут быстро, и деревце давно уже переросло меня самого. Зимует прекрасно, не вымерзает.

Может быть, когда-нибудь и в Чите появится аллея стройных деревьев с золотистыми стволами.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№22 (1662) // 26.05.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).