Нет ничего сильнее слова

«Самостоянье человека» мы обретали на филологическом


День филолога для меня – случай рассказать о «верных спутниках», коллегах, учителях и учениках. Рассказать, без лишней скромности, об истинных филологах, чьи судьбы переплелись с моей.

В поисках любимой профессии на заре туманной юности я думала о заманчивости путешествий, отрывающих новые страны и эпохи, требующих знания другого языка, многое казалось важным и интересным. На областном слёте пионеров я даже заняла однажды первое место по географии, за что в числе других победителей была награждена поездкой на межрегиональный слёт в Улан-Удэ и шаржевой заметкой в газете «Комсомолец Забайкалья» такого характера:

Смотрит на глобус
наша Людмила,
Манят её оба полюса мира.
Много географу надо знать,
Чтобы север
и юг штурмовать.


К концу школы эта затея отошла сама собой на второй план, и мне захотелось поступать на недавно открывшийся перспективный, как думали тогда многие, китайский язык. Выдержав большой конкурс, поступила и проучилась с усердием год, подавая надежды на будущее, но перешла на филфак, и начала всё сначала, а в 1966 году окончила его с отличием, найдя себя в профессии, которой преданно служу до сего времени.


Читинский филфак. Выпуск 1966 года. Автор этих строк - крайняя снизу 

В минувшем году наш курс отметил 50-летие, собрались выпускники филфака из четырёх групп, нас было немного, но это была трогательная встреча коллег, проработавших долгие годы на ниве просвещения. Вспоминали о том, «как молоды мы были, как искренно любили, как верили в себя». Все на курсе были детьми войны, 1940-1944 годов рождения, а это значило, что мы очень дорожили тогда дружбой и взаимовыручкой, у нас было обострённое чувство солидарности и справедливости. Замечая всё интересное вокруг, читая и изучая, вникая в суть текста, мы обретали хорошую речь, становились чуткими и внимательными, бескорыстными и милосердными.

Мы вспоминали, что нашими наставниками были незаурядные личности, прошедшие войну и сталинские лагеря. Тогда мы, молодые, не придавали особого значения этим жизненным драмам, полное понимание которых пришло много позже. Вот уж верно говорят: «Большое видится на расстоянии».

Судьба талантливого филолога, окончившего Петербургский университет, куратора нашей группы Алексея Андреевича Егорова высветилась однажды, когда мы изучали странный текст «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына, только что появившийся в печати. Мы стали обращать внимание на его поведение, привычку пить чай-чифир, немногословие. Постепенно взрослели на его занятиях по литературе XVIII века, с тех пор и привилась любовь к петровско-екатерининскому Санкт-Петербургу и его памятникам, с того времени и сидит в голове теория стихосложения.

Вспоминали и вдохновенные лекции по эпохе Возрождения Доры Борисовны Кацнельсон – его жены и создателя «Литературного клуба», артистические уроки по зарубежке XIX века Айзика Геннадьевича Ингера, а по истории – Якова Михайловича Дразнинаса и Евгении Ивановны Глазатовой – фронтовички, декана историко-филологического факультета. Наш курс получал образование по широкому профилю, потому и были включены исторические дисциплины, очень помогавшие в развитии нашего интеллекта и служившие хорошим комментарием при анализе художественного текста. В те годы лучшие студенты старших курсов на добровольных началах работали в школе рабочей молодёжи №14 при пединституте, с нашего курса четыре человека вели 10-11 классы. С этого начинался профессиональный путь, это была хорошая подготовка к госэкзаменам, которые мы сдавали одновременно со своими учениками-выпускниками. Курировал нас недавно появившийся на кафедре молодой и красивый Виктор Степанович Левашов, увлечённо занимавшийся фольклором.

И вот теперь, спустя полвека, мы смотрим на пройденный путь, думая о быстротечности жизни. Галина Ященко – заслуженный работник образования Читинской области, дочь писателя Николая Тихоновича Ященко, скромная и ответственная, огромной библиотекой в доме её отца мы пользовались постоянно. Старшая среди нас, пришедшая на курс с рабочим стажем, взрослая и энергичная Галина Губова, сегодня известный в крае литератор-методист. В учительской среде Читы и сегодня вспоминают методиста-просветителя, Отличника народного просвещения Светлану Савину и организатора литературных вечеров и конкурсов Светлану Кулешову. Чуть раньше приехала из Москвы на встречу с коллегами Саша Филиппова; удивила своей энергией Нина Григоренко – мать пятерых детей, участница художественной самодеятельности, ныне поющая в хоре ветеранов педагогического труда. Самая высокая и смешливая Люба Селюкова, одна из первых получившая за свой вклад в дело образования звание «Отличник народного просвещения» приехала из Иркутска; Светлана Кандаурова, успевшая побывать и в роли преподавателя литературы и на должностных ролях; неутомимый организатор педагогического труда Антонина Бянкина. Мы встретились у корпуса начфака, где в ту пору был расположен читинский филфак. Не смогли прийти обещавшие Алла Рожина, Людмила Филиппова и Людмила Мацока, которая в те студенческие годы удивляла нас и преподавателей феноменальной памятью, читала наизусть большие фрагменты из прозы, как и Валентин Рассадин, ставший первым кандидатом филологических наук с нашего курса. Несколько лет назад он ушёл из жизни, вслед за ним и Володя Григоренко – прекрасный парень, рано защитивший кандидатскую диссертацию.

На встрече «50 лет спустя» родились такие стихи:

Эх, девчонки!
Рвануть бы снова.
Но повтора
не терпит жизнь.
Будем помнить,
как мы до упора
Штурмовали
какой-то марксизм.
Как учили Шекспира и Гёте,
Как сбирались
когда-то в кафе.
Твист и рок
танцевали до пота
И влюблялись,
кто в «Гэ», кто в «Фэ».
Мы полны ещё нынче задора:
Не забыть
Альма-Матер нам,
Где Глазатова,
Ингер и Дора
Столь блистательны
были там!


Наше прекрасное время – открытий и влюблённости – было и временем ошибок, без которых не бывает движения вперёд. Это теперь более осознанно мы стали понимать и излишнюю раздражительность, и неуместную критику, «начётистость» (начитанность), трату времени на пустяшные дела, а тогда?! Коснувшаяся нас оттепель сделала нас более ответственными, хотя и озорства хватало. Читая кое-что из недоступных, запрещённых произведений, что доставали в рукописном варианте, мы даже не могли предполагать, сколь серьёзными сведениями обладали эти книги, например, «Реквием» Анны Ахматовой. С годами стали понимать, что мы были участниками очень важных событий, наложивших отпечаток на наше мировоззрение и на воспитание высоких человеческих чувств.

Читали мы, естественно, много, очень много. Приходилось ночами перед практическим занятием одолевать внушительный текст, в котором надо было разобраться. Книга была для нас не только источником знаний, но и предметом полиграфического искусства, воспитывающего эстетическое чувство прекрасного. Мы обращали внимание на художественное оформление (например, все знали, что «Божественную комедию» Данте иллюстрировал итальянец Сандро Боттичелли), на супер-обложку, на автора комментарий к тексту и т.д.

Как же изменились времена, а с ними чувства и мысли, ставшие скуднее и короче, их экономия уже не пробуждает порою интереса к тому, что должно бы вызывать эмоции радости или печали, гордости или удивления... Конечно, много интересного мы наблюдаем и сегодня, в век новых технологий, но утраченной оказалась духовная близость и сердечная открытость людей. А человек – сам вершитель судьбы, каково его умонастроение, таким будет и результат. Об этом говорит наука, называемая филологией, она пробуждает любовь к слову в самом широком смысле.

Филология и культура – две неотъемлемые части понятия «интеллигентности», немодного нынче слова, забытого, но именно оно и определяет духовную картину общества. Отзывчивость и ответственность, которые ты несёшь за совершаемые поступки и дела, пожалуй, были характерными для многих; думаю, что моё поколение, поколение детей войны, не подвело своих отцов – защитников свободы и справедливости, отстоявших в суровые годы войны звание человека.

Многие мои однокурсники стали интересными и известными людьми. Курс был сильный, особенно наша группа, несколько человек было оставлено на кафедрах русского языка и литературы. Сорок лет проработала автор этих строк на филфаке, где сегодня трудятся её коллеги и ученики, талантливые филологи, мастера своего дела, высококлассные педагоги: Татьяна Викторовна Воронченко, Валерия Андреевна Сергеева, Людмила Васильевна Камедина, Елена Васильевна Тарасова, Андрей Евгеньевич Горковенко, Игорь Александрович Романов, Олеся Юрьевна Баранова.

И в СМИ, в нашей газете «ЧО» тоже самозабвенно работают выпускники читинского филологического (направление «журналистика»), великолепные специалисты, с которыми сотрудничество началось ещё в годы их учёбы в институте: Николай Черняев, Елена Сластина. Пусть же примут они поздравления с этим удивительным праздником словесной культуры, ибо нет ничего сильнее слова, как говорили древние греки.

В Евангелие сказано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Наверное, словом мы помогаем обрести почву под ногами и веру в вечные идеалы добра, любви и надежды. Это творческий процесс, в котором запоминается то, что нужно. Путь к образованию традиции, накапливанию разных, в том числе трудовых и бытовых, навыков – это путь памяти. Человеческая культура, основой которой является язык, обладает памятью. «Подобно тому, как личная память человека формирует его совесть, ...так историческая память народа формирует нравственный климат, в котором живёт народ», – размышляя о судьбе родной культуры, писал академик Дмитрий Лихачёв – один из ярчайших представителей современного литературоведения, составляющего основу филологической науки. В «Письмах о добром и прекрасном» (последняя главка, письмо под № 30 «Об искусстве слова и филологии») он размышляет о красоте зримых памятников искусства, замечая: «Но искусство слова – самое сложное, требующее от человека наибольшей внутренней культуры, филологических знаний и филологического опыта». Ведь филология – это не просто «любовь к слову», понятие это шире, оно включает в себя как научные знания, так и культуру, т.е. роль её – связующая. «Она связывает историческое источниковедение с языкознанием и литературоведением... Учит понимать смысл текста, будь то исторический источник или художественный памятник».

Все материалы рубрики "Темы"

 


Людмила Полетаева
«Читинское обозрение»
№21 (1453) // 24.05.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).