«Слух обо мне пройдёт по всей Руси Великой»

6 июня - день рождения Александра Сергеевича Пушкина


«Едва за книгой руку протяну / И пушкинские разверну страницы — / Забыто всё, я у него в плену, / И тихая беседа наша длится», — эти строчки принадлежат Давиду Кугультинову, сумевшему выразить неподдельную любовь к великому русскому поэту Александру Сергеевичу Пушкину, день рождения которого мы отмечаем 6 июня.

Друг декабристов

Думаю, многие из нас испытывают подобные чувства, так как сталкиваются с подлинным искусством, высокой поэзией, обращённой к миру и созиданию. Обаяние его личности несомненно действует положительно даже на скептика, Пушкин приходит к нам «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий» как умный собеседник. И, конечно, забайкальцам особенно дорог он как посланец доброго Слова свободы, как защитник прав человека, как друг многих декабристов, отбывавших суровую каторгу в Читинском остроге. Им он писал: «Любовь и дружество до вас/ Дойдут сквозь мрачные затворы./ Как в ваши каторжные норы/ Доходит мой свободный глас».

Перед прощанием с княгиней Марией Николаевной Волконской, последовавшей в ссылку вслед за любимым мужем, А. Пушкин говорил ей: «Я намерен написать книгу о Пугачёве. Я поеду на место, перееду через Урал, поеду дальше и явлюсь к вам просить пристанища в Нерчинских рудниках». Он написал своё великолепное сочинение, всеми восхваляемое, но до нас не доехал. Об этом мы узнаём из небольшой, но столь дорогой каждому земляку книжки «Записки княгини М.Н. Волконской».


«Записки княгини Волконской»

Да, А. Пушкин не свиделся с ссыльными единомышленниками и лицейскими друзьями-декабристами Иваном Пущиным и Вильгельмом Кюхельбекером в далёком Забайкальском крае. Однако оставил им свидетельства их дружбы в виде послания первому, переданное с женой Никиты Муравьёва Александриной и нескольких писем другому, отвечая на которые сосланный в Баргузин после восстания на Сенатской площади в Петербурге В. Кюхельбекер рассказал о дружбе с аборигенами Забайкалья, тунгусами. Это случилось в последний год жизни Пушкина, который ввёл данный этноним в стихотворение «Памятник». Напомним знаменитые строки итогового произведения поэта: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,/ И назовёт меня всяк сущий в ней язык,/ И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой/ Тунгус, и друг степей калмык». Так перекличка двух друзей нашла отклик в литературе тех лет, выявляющий связь особой лексики с характером лирического переживания, с эстетической мотивированностью движения мысли и чувства поэта. Ему принадлежит такое высказывание: «Истинный вкус состоит не в безотчётном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Свободный художник
Едва ли найдётся в литературе другой поэт, творчество которого было бы столь музыкально, сила воздействия музыки на него уже с детства была огромной, а любовь к народной песне он сохранил до конца дней. Слух поэта пленяли не только русские, но и восточные мелодии, когда он был на Кавказе и в Крыму. В его «Бахчисарайском фонтане» звучит татарская песня, шотландская — в «Пире во время чумы», черкесская в «Кавказском пленнике». Композитор А.К. Лядов восторженно писал: «О, Пушкин, Пушкин! Вечный, лучезарный, свободный художник». К творчеству великого поэта в разное время обращались такие композиторы, как М. Яковлев (лицейский друг), А. Верстовский, М. Глинка, Римский-Корсаков, П. Чайковский, Даргомыжский, Мусоргский. Позже — Глиэр, Прокофьев, Д. Шостакович, Свиридов. Тема «Пушкин в музыке» стала одной из самых любимых в проведении пушкинских уроков-праздников, на одном из которых мне однажды довелось присутствовать в музучилище. Вокальным ансамблем «Выпускник» под руководством Татьяны Богатых и концертмейстера Елены Кочевой были исполнены «Зимнее утро» и «Я помню чудное мгновенье» М. Глинки. Непередаваемое чувство восторга и радости переполняло присутствующих в зале, в комментарии прозвучало слово гармония, определившее суть пушкинского творчества. Вспоминаю 1999 год, когда отмечался большой 200-летний юбилей поэта, который проходил на таком высоком уровне летом в Чите. Сегодня мы уже не замечаем памятную доску на одном из зданий в центре забайкальской столицы, на улице, носящей его имя. Её открытие было приурочено к этому празднику, как и проведение научной конференции на филфаке, всколыхнувшей студенческие стремления добраться до сути поэтического слова. Тогда я выступила с неожиданной темой «А. Пушкин и Китай», которая некогда родилась в моей заграничной учебной командировке. Листая пушкинский сборник, я обнаружила несколько стихотворений, написанных в разные периоды жизни поэта, где данная тема проходит в разных ракурсах её звучания. Об этом мы ещё поговорим позже.

Проверено временем
И вот уже 2021 год, заставивший нас вновь задуматься над смыслом бытия, над ценностными ориентирами, традициями и ролью культуры в жизни человека. Ценя прекрасное в прошлом, защищая его, мы тем самым как бы следуем завету А. Пушкина: «Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости». В этих словах, как мне кажется, и тот ответ на сомнительный вопрос «нужен ли нам Пушкин и классика?», занимавший немало скептиков как в конце XX, так и начале XXI вв. Наше сегодняшнее всестороннее осмысление прошлого продиктовано тревогой о будущем. И Пушкин — это не столько прошлое, сколько настоящее, ибо творческая биография его затрагивает вечные вопросы жизни и смерти, любви и коварства, долга и бесчестия, свободы и рабства, дружбы и предательства. «Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности», — говорил он, размышляя об идеале человеческой личности. Гражданственность содержания его творчества, безграничная тематическая широта остаются и для наших современников важнейшими ориентирами нравственного развития. В этом общечеловеческое значение его наследия и бессмертие поэта. Младший современник А. Пушкина В. Г. Белинский говорил о том, что «Время — великий критик. Его крылья провевают все дела человеческие, оставляя на току немного зёрен и рассеивая по воздуху много шелухи». Немыслимо представить себе нашу литературу без пушкинских поэм «Руслан и Людмила» и «Медный всадник», романа в стихах «Евгений Онегин» и драмы «Борис Годунов», без лирического стихотворения «Я помню чудное мгновенье» и философского «Пророк». Наполненные гражданскими мотивами его «Воспоминания в Царском Селе», как и психологический портрет лирического героя в стихотворениях «Певец», «Чаадаеву» раскрывают обогащение выразительных возможностей слова. Изучая творчество А. Пушкина, мы яснее понимаем, как литература превращается в истинное искусство.

Творчество Пушкина многогранно и многозначна роль его в русской литературе и культуре. Его как наследника достижений всей мировой культуры мы рассматриваем в связях с русской и зарубежной литературами, выясняя те традиции, на которых поэт вырастал.

Он родился в Москве, но рано покинул её, отправившись совсем юным в Петербург, а оттуда в Царское Село, где провёл 6 лет учёбы в Лицее, сформировавшем его как поэта и личность. Там он познал первое сильное чувство любви, но более того — бесценное чувство дружбы. Вольнолюбивая французская литература с детства питала его ум, творчество русских учителей в лице В. Жуковского, К. Батюшкова, Г. Державина, А. Радищева в юности оказало большое влияние, как и вся литературная атмосфера 10-х годов с салонами, кружками, обществами, Лицеем, значением войны 1812 года, декабристским движением в 20-е годы. Говоря поэтическим слогом, «всё волновало нежный ум». На эстетическое воспитание поэта особое влияние оказала атмосфера той строгой красоты, что окружала его в Царском Селе и столичном театре, а также деревенской простоты Михайловского.

Этюды и театр
Не будучи художником-профессионалом, А. Пушкин оставил великолепные зарисовки, автопортреты, этюды, раскрывающие житейский и художественный мир той поры. Исследователи этой стороны дарования поэта Мстислав и Татьяна Цявловские много и интересно на страницах своих книг рассказали о творчестве Пушкина-живописца, расшифровав отдельные портреты, написанные его рукой и долгое время остававшиеся неразгаданными. Работая с рукописями поэта, Т. Цявловская заметила: «Зоркость у него неимоверная, в его рисунках, как и в словах, почти физическое ощущение живого тела». Здесь немало женских лиц, лицейских друзей, петербургских знакомых и московских родственников, здесь и знаменитая балерина Истомина, и прославленная драматическая актриса Екатерина Семёнова, и известный балетмейстер Шарль Дидло, и многие другие люди из театральной пушкинской поры.

           

Автопортрет Пушкина, 1827 или 1830 год                                            Арина Родионовна, рисунок Пушкина

Позволим себе несколько слов сказать об увлечении поэта театром, рассыпанные по многочисленным произведениям строки, фразы о нём удивляют читателя своей неповторимостью оценок оперных и балетных постановок, способностью лепить пластические образы словами. Восторгаясь гением Пушкина, Пётр Ильич Чайковский выразился так: «Он очень часто вырывается из тесных сфер стихотворства в бесконечную область музыки, в самом стихе, в его звуковой последовательности есть что-то проникающее в самую глубь души». Три года пребывания в Петербурге после Лицея, где он получил основы балетной грамоты, оказались богатыми театральными впечатлениями. Балеты занимают здесь немалое место.

Одна из самых блестящих работ драматической актрисы — Корделия в шекспировском «Короле Лире» вызвала восторг зрителей. В 1820 году в связи с временным уходом её со сцены, поэт скажет: «Ужель умолк волшебный глас Семёновой, сей чудной музы». Русская Мельпомена покинула театр в расцвете сил, не желая пережить своей славы. Создав «Годунова», Пушкин преподнёс ей экземпляр пьесы с надписью «Княгине Екатерине Семёновой-Гагариной от сочинителя А. Пушкина». Влюблённый в театр, этот «волшебный край!», он посещал его в 1817-1820 гг. особенно часто, о чём свидетельствуют стихотворные строки некоторых произведений и, конечно же, «Евгения Онегина»:

Театр уж полон; ложи блещут,
Партер и кресла, всё кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит.


Был поставлен балет «Хензи и Тао» Дидло на китайский сюжет. «Кипение страсти» увлечённого Пушкина передано с такой глубиной восприятия танца в этом спектакле:

Услышу ль вновь я ваши хоры?
Узрю ли русской Терпсихоры
Душой исполненный полёт?


Последняя строчка представляет метафору, выражающую хрупкость, изящество, влюблённость в то искусство, которому служишь. Танцевальные движения Истоминой сравнивали многие с соло скрипки или виолончели в темпе анданте. О балете писали и Г. Державин, и К. Батюшков, и А. Грибоедов, и М. Лермонтов, но они не могли сравниться с пушкинскими стихами, в которых достигнуто такое единство поэтического видения образа и балетного описания классического танца:

Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна…
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит как пух от уст Эола;
То стан совьёт, то разовьёт,
И быстрой ножкой ножку бьёт.


Талантливая ученица Дидло Истомина могла переводить ногу спереди назад широким полукругом в медленном темпе, и в этом движении она была «смычку волшебному послушна». Театр Шарля Дидло стал для Пушкина прекрасной школой, давшей пищу для размышлений о назначении сценического искусства, о классицизме и сентиментализме, о романтизме и реализме. Ведь репертуар тех лет был разнообразен, здесь появлялись и мелодрамы, и предромантические танцевальные поэмы. Пушкин и его друзья часто посещали Малый театр и «составляли в ту пору то общество в Большом театре, называя себя в шутку «левым флангом», имеющим свои абонированные кресла в первых рядах на левой стороне театра». Да, Пушкин был не просто с веком наравне, он перешагнул за грани возможного, передав поэтическим словом трепетное искусство танца и пения.

Мы затронули лишь маленькую толику огромного таланта А. Пушкина, сказав о богатстве русского языка и его волшебном воплощении в литературном творчестве. Гениальность, которую сам поэт определял, как работоспособность, высокий дух и жизнелюбие Пушкина восхищают нас, помогая выдержать все невзгоды и мелкие обиды. Приоткрывая всякий раз его талант, думаешь словами ренессансного Шекспира: «что за мастерское создание Человек! Как благороден разумом, как непостижим в движениях… Краса вселенной, венец всего живущего!». И тут Пушкин становится твоим путеводителем, он поражает, восхищает мудростью, «самостояньем человека» и энциклопедизмом знаний. А потому хочется закончить нашу встречу с Пушкиным словами поэта: «Всякая строка великого писателя драгоценна для потомства».

На главном фото: П.Ф. Соколов. Портрет Пушкина


Все материалы рубрики "Читаем"

 


Людмила Полетаева
«Читинское обозрение»
№23 (1663) // 02.06.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).