Быть рядом во имя Жизни

«Выбросьте из головы дурацкие выдумки о «личной жизни ребёнка»


Да, богатое детство у наших детей! Телефоны и компьютеры всех мастей, электронные игрушки у младенцев... Дошколята сидят в Интернете и просвещают бабушек-дедушек. А те и рады: зато детки не шляются по улицам. И вдруг выясняется: да лучше бы они по заборам лазили, штаны рвали, чем садились на крючок виртуальных убийц.

И вот где-то сидит некий электронный упырь и тихо-тихо, подло-подло подталкивает очередного ребятёнка к непоправимому шагу – уходу из жизни, а потом даёт свои комментарии на камеру, как некий Филипп, отправивший на тот свет уже не одного подростка: «А чего жалеть? Это – биологический мусор, таких нужно уничтожать».

На днях на Первом канале, в программе «Мужское и женское», собравшиеся родители погибших подростков, психологи, представители власти и правоохранительных органов вели очень непростой разговор о том, что уже произошло с некоторыми детьми и что очень просто может произойти с другими, внешне вполне благополучными.

Мне начинает казаться, что мы заигрались в непонятную, страшную игру со своими детьми: «Ах, личность ребёнка, тайны его и желания нужно уважать! Нельзя унижать своих детей недоверием и слежкой». Я так и не смогла уснуть после этой передачи о «Синем ките». Вставала, выходила на улицу, возвращалась, думала, вспоминала...

И вспомнила, как лет двадцать с лишним назад прочитала книгу Анатолия Мариенгофа, близкого друга русского поэта Сергея Есенина в последние годы его жизни. Очень много там было любопытных, малоизвестных фактов из биографии великого поэта. Но более всего меня поразило вот что. В самом конце своего повествования Анатолий Мариенгоф вспоминает о своём сыне, горячо любимом и долгожданном ребёнке.

Мальчик рос вундеркиндом. Красивый, умный, начитанный, писавший стихи и обожавший музыку, остроумный собеседник, состоявшийся уже в подростковом возрасте человек. Мальчику никто не досаждал унизительной опекой, никто не ходил за ним по пятам, не заглядывал в его тетради и блокноты. Царила полнейшая безмятежность.

А потом наступил день... Мальчик попросил маму и папу сходить купить к чаю каких-то плюшек. Конечно же, они собрались и пошли. Вернулись и обнаружили дома повесившегося сына. Трудно представить себе, как Мариенгофы пережили эту трагедию. Но он написал: «Выбросьте из головы дурацкие выдумки о «личной жизни ребёнка». Если вы хотите сохранить ваше дитя, ходите за ним следом, подслушивайте, подглядывайте, тайком читайте то, что ваш ребёнок писал не для вас. Вы должны быть в курсе всех его проблем, вы всегда должны быть рядом, чтобы в нужный момент подхватить его, подставвить свои руки, утешить, успокоить. Святое право родительской любви оправдает любые ваши действия во благо вашего ребёнка».

Он так написал, потому что после смерти своего сына обнаружил его дневники, и понял, какое ужасное душевное одиночество испытывал его ребёнок. какие сомнения глодали его душу, как тяжело, больно он взрослел, оставаясь при этом лучезарным, внешне вполне благополучным ребёнком...

Сегодня мне кажется, что этот совет исстрадавшегося, умного, образованного человека вполне уместен. Даже если пока ваш ребёнок вроде бы не даёт вам повода для беспокойства. Бережёного Бог бережёт.

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№10 (1442) // 08.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).