Главный «джентльменский» фильм СССР

Часть I


«Мы раз-, бо-бо, бо-бойники! Разбойники, разбойники... Пиф-паф! И вы покойники, покойники, покойники!». «Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо и бутылка рома!». «Вжик, вжик, вжик... Уноси готовенького» и т.д. Юные «джентльмены» 1970-х с энтузиазмом распевали куплеты отрицательных (и не очень) героев любимых фильмов и мультиков. А если «бандитской» была только музыка из любимого фильма, то слова сами выдумывались, особенно после знаменательного события, происшедшего 45 лет назад... «Один московский кент по прозвищу Доцент узнал об исторической находке...». Ну, чё, поняли, кинокореша, о чём потолкуем?..

Режиссёр в «авторитете»
Началась эта криминально-«джентльменская» история с... зоны. В середине 1950-х талантливый радиоинженер Александр Серый увлёкся кинематографом. Закончил в 1958-м высшие режиссёрские курсы при «Мосфильме», а на следующий год угодил за решётку. Подрался с молодым архитектором из-за давней ревности к своей невесте. Александр принёс в портфеле топор и огрел в пылу драки оппонента обухом по голове, да так неудачно, что покалечил столичного ловеласа, за что получил аж восемь лет. Правда, освободили Серого за примерное поведение уже через четыре года. 

Горячий режиссёр вернулся на «Мосфильм». Коллеги и руководство, к счастью, не отвернулись. Сначала были документальные фильмы, затем пара крепких художественных: «шпионский» «Выстрелы в тумане» и комедия «Иностранка». Однако Серому хотелось заняться «большим кино». Выручил друг – Георгий Данелия. «Вах, Саша! Я тебе такой сценарий сделаю, пальчики оближешь!» – воскликнул кинематографист, уже снявший «Путь к причалу», «Я шагаю по Москве», «Тридцать три» и «Не горюй». 

«Рецидивисты» и горшок ревнивца
Хозяин слова Данелия в мае 1970 года пригласил в соавторы давнюю подругу, остроумную 28-летнюю красавицу, сценаристку Викторию Токареву. Парочка долго мучилась в поисках оригинального сюжета. Идею подкинул маститый кинодраматург Валентин Ежов («Белое солнце пустыни»). Историю назвали «Рецидивисты».

Сценарий писали дома у Данелии. После каждого диалога режиссёр пытался приставать к сценаристу. Мудрая супруга Данелии любовницу встречала как лучшую подругу: с борщами, пирогами. Когда надо – уходила и делала вид, что ничего не замечает. Чего не скажешь об их сыне Коле. Ребёнок отыгрывался на чужой тёте. Один раз прокрался на балкон и, когда Токарева выходила из подъезда, вылил ей на голову содержимое своего горшка... 
Так рождался шедевр.

«Покажите ментам...»

Сюжет будущих «Джентльменов» существенно отличался от того, что увидели зрители в 1971 году: добрый лейтенант или капитан милиции (Владимир Этуш) перевоспитывал на своём примере криминальных типов. Главный герой – Доцент (Евгений Леонов) присутствовал, как и Косой (Савелий Крамаров), правда, он был мелким карманником. Что касается подельников и актёров, которые их должны сыграть, то они были совершенно иными: фальшивомонетчик Миллиметр (Ролан Быков), профессиональный альфонс и многоженец (Юрий Никулин), жулик и автомобильный вор Пижон (Андрей Миронов), который воровал авто в столице и загонял их в Тбилиси.

Написанное показали Серому. Тот читал и хохотал. Потом с сомнением протянул рукопись авторам: «Теперь покажите это настоящим ментам...». Сценаристы за консультацией отправились в районное отделение милиции. Сценарий милиционерам во главе с полковником Ильёй Голобородько не понравился: «Если жуликов можно воспитать добротой, то зачем карательные органы? Перепишите эту чушь». Не приняли заявку и на худсовете «Мосфильма», да и почти все актёры отказались сниматься. Миронова ждали другие съёмки, Никулин не захотел вновь появляться на экранах в комедийной роли, у Быкова оказались более важные дела.

Данелия не слишком расстроился и в одиночку за три недели почти полностью переписал сценарий, придумав несколько иной сюжет и новых героев.

«Ботать» по фене
Вся сочная блатная «феня» во второй версии сценария и картине появилась благодаря режиссёру Александру Серому – пригодился его тюремный опыт. Плакаты, висевшие в камере: «На свободу с чистой совестью», «Запомни сам, скажи другому, что честный труд – дорога к дому», а также воровской жаргон: «Канай отсюда», «Пасть порву, моргалы выколю» – это всё оттуда, с реальной зоны того времени. А вот «редиску» Токарева позаимствовала у... вождя мирового пролетариата В.И. Ленина – тот, как известно, писал про Троцкого, что он «редиска, красная снаружи и белая изнутри». Про «мужика в пиджаке» и выражения вроде «всю жизнь работать на лекарства будешь» – тоже личные придумки сценаристки.

Пахан-режиссёр
Вторую версию сценария с рабочим названием «Джентльмены удачи» руководство «Мосфильма» сразу одобрило, но посоветовало Данелии как художественному руководителю группы вновь показать его полковнику Голобородько. Тот одобрил написанное и направил вышестоящей инстанции – министру внутренних дел Николаю Щёлокову. Министр много смеялся, а потом вызвал милиционера и сказал: «Вот что, Илья, заварил ты с «Мосфильмом» кашу, сам теперь и расхлёбывай». Так в съёмочной команде появился официальный консультант, самый настоящий полковник милиции. 

Не обошлось без курьёза. Консультант посоветовал съездить на недельку-другую в творческую командировку: пожить на настоящей зоне, попробовать баланды, ознакомиться с зэковским бытом самому... режиссёру, который и так «оттрубил» в местах не столь отдалённых четыре года! Александр Серый внял совету и тихонько просидел в гостинице в районе зоны неподалёку от г. Горький весь срок «творческой командировки».

Доцент, Хмырь, Косой, Алибаба
В середине августа 1970 года начался подбор актёров. Главная роль воспитателя детсада Трошкина и его криминального двойника Доцента писалась сразу под Леонова. Актёр был настолько дотошным профессионалом, что, готовясь к съёмкам, даже специально ходил в Бутырскую тюрьму и смотрел в глазок камер, изучая поведение и манеры заключённых. Комический образ Бабки-доцента Леонов придумал сам, заодно проверив его на членах съёмочной группы. Актёр явился однажды на работу в стареньком пальто и задрипанной шалюшке. Леонова не узнали и со словами: «Бабушка, не мешайте, чешите отсюда...» – выдворили со съёмочного павильона. Потом долго смеялись. Найденный образ так и вошёл без изменений в картину.

На роль Хмыря пробовалось десяток актёров, включая Льва Дурова, но ничего смешного не получалось. Утвердили проверенного во многих комедиях Вицина, правда, с ремаркой «поработать над гримом».

Косым мог стать Михаил Кононов, поскольку пробы Крамарова поначалу были неудачными. Худсовет «Мосфильма» считал, что актёр он «поверхностный» и с ролью уголовника не справится. Коллеги по съёмкам так не считали. Весельчак Леонов так прямо и сказал: «Чего тебе придумывать? У тебя морда и так самоигральная!».

Данелия уломал начальство, и Крамаров стал Косым. Когда он эмигрировал, его пытались вырезать из «Джентльменов». Данелия написал руководству письмо, в котором называл это идеологической ошибкой – актёр играет бандита и отщепенца. Аргумент подействовал. 

Добродушным преступником Василием Алибабаевичем Алибабой утвердили Фрунзика Мкртчана, но его не отпустили на съёмки из-за 50-летия образования Армянской ССР. Неофициальная причина была банальной – Фрунзик был в запое. Нашли другого артиста – в Ташкенте. Договорились, но тут вдруг и он отпал – оказался под следствием. В конце концов, Алибабу случайно Серый разглядел в Раднэре Муратове, у которого в фильме была маленькая роль начальника тюрьмы. 

Киноподельники
Фильм изобиловал звёздами советского кино (Эраст Гарин, Николай Олялин, Олег Видов, Павел Шпрингфельд, Роман Филиппов) и даже мини-звёздочкой, будущим ведущим и актёром послеперестроечных телевизионных комик-шоу (Игорь Угольников) – это его мы увидели в образе злого и страшного серого волка на детсадовском утреннике. А вот Анатолий Папанов и Наталья Фатеева поначалу сниматься не хотели. Сверхпопулярную Фатееву не устраивала крохотная роль дочери профессора археологии, но в последний момент Наталья всё же дала согласие. Папанова уговорил сам Данелия.
Съёмки начались в декабре 1970 года...

По горло в растворе: правда о цистерне, цементе и квасе. «Искусственный» Вася. Забастовка джентльменов: голяком на мороз. «Сан Саныч, гони червонец – керосинка покупать» – пожар, клад и жадность «фраера». Триумф и фантастические сборы. Об этом и не только – в следующем выпуске «Синескопа»... Ну, правда, век воли не видать!

Часть II
Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед
Иллюстрации автора

«Читинское обозрение»
№26 (1406) // 29.06.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).