«Дайте мне музей, и я заполню его»

Истину слов Пикассо доказала первый директор Читинского музея декабристов Е.Ф. Калашникова


9 марта Елене Фёдоровне Калашниковой – замечательной женщине, заслуженному работнику культуры РФ, заслуженному деятелю культуры и искусства Читинской области – исполняется 85 лет.



Как зарождался музей
В начале 70-х годов 20-го столетия в Михайло-Архангельской церкви открылся музей истории Читы. Здание постройки 1776 года, до того никем не востребованное, разрушалось, ветшало и было передано в ведение областного управления культуры. Здесь решено было открыть филиал областного краеведческого музея. Экспозиция размещалась на втором этаже. Она состояла из нескольких разделов, в том числе – небольшая витрина, посвящённая декабристам. Около неё чаще всего и подолгу останавливались посетители. Созрело решение: здание оборудовать под тематический музей.

Проект заказали в Московский институт «Спецпроектреставрация». Подключился художник Ленинградского отделения комбината живописно-оформительского искусства Г.Г. Кравцов, к которому шли заказы со всей страны. Но к Чите он отнёсся с особым вниманием, так как понимал, что Петербург с Читой связывает нечто большее, чем с другими городами.

Предстояла огромная работа по организации музея. Руководить этим довелось Елене Фёдоровне Калашниковой, назначенной в 1978 году заведующей филиалом областного краеведческого музея.

В начале большого пути
Началась поисковая работа в архивах Улан-Удэ, Читы, Тобольска, Иркутска. Неоценимую помощь в художественном оформлении музея оказал тот же Г.Г. Кравцов. Он помогал отбирать в фондах центральных музеев Москвы и Ленинграда изобразительные, иконографические и документальные материалы, заказывать их копии московским и ленинградским художникам.

В Сибири уже существовали небольшие музеи с подобной тематикой. Чтобы все их посмотреть, Елена Фёдоровна с Ниной Степановной Козловой, неизменной соратницей, съездили в Петровск-Забайкальский, Новоселенгинск, Иркутск, Курган, Ялуторовск. Но там музеи размещались в домах сельского типа, в которых жили декабристы на поселении. Перед Еленой Фёдоровной стояла совсем иная задача – устроить экспозицию в интерьерах православного храма.

Для начала составили тематико-экспозиционный план – основу будущего музея. В итоге была принята идея развёрнутого показа движения декабристов на первом этаже и сибирский период – на втором. Этим наш музей принципиально отличался от всех других.

К реставрации был привлечён читинский «Горремстройтрест». На объекте одновременно трудилось большое число рабочих и мастеров разных специальностей: плотники-столяры, отделочники, электрики, сантехники. На машзаводе «отливали» секции чугунного ограждения, в областной типографии печатались этикетки и тексты. Дописывали картины художники А. Мельников, О. Марушкин, П. Страхов, А. Галеркин. Каждый выполнял своё задание. Но всё это надо было соединить в единое целое, не нарушая требований авторов проекта. И за это ответственность несла Елена Фёдоровна.

В самолёт с пистолетом
Для будущего музея в Чите собственных экспонатов было немного, но зато это были мемориальные предметы: часы и столик работы Бестужева, шкатулка и вышивка бисером из дома Волконской, книги с автографом С.Р. Лепарского, личные вещи Д.И. Завалишина. Елена Фёдоровна поставила себе главную цель: как можно больше собрать мебели, документов, вещей, изобразительных материалов... Причём нужны были дворянские предметы середины 19 века.

Эрмитаж выделил пистолет 1813 года и полусаблю, причём бесплатно, Бородинский музей – картечь, пули, ядро с Бородинского поля. Встал вопрос: как везти в Читу? Сдавать в багаж нельзя. Решено было взять с собой в салон самолёта. Но при переходе через рамку металлоискателя экспонаты «зазвенели». На вопрос «Что это?» Елена Фёдоровна честно ответила: «Оружие». В служебном помещении, куда её пригласили, предъявила документы, разрешающие вывоз.

Знающие люди посоветовали пройтись в столице по антикварным точкам. Так вместе с Ниной Степановной присмотрели каминные часы из чёрного мрамора 19 века... С трудом привезли 20-килограммовую покупку в аэропорт. Та же проблема: о сдаче в багаж не могло быть и речи. Выход подсказали служители аэропорта. Порекомендовали рабочего, который за плату донесёт их до трапа самолёта. Женщины доверили ему часы, а сами ещё полчаса ждали посадки и переживали: не обманул бы. Но всё обошлось.

С миру по экспонату
Как-то в комиссионке попался на глаза канделябр начала 19 века. Он стоил 2,5 тыс. рублей, по тем временам огромная сумма! Тратить такие деньги без разрешения министерства культуры нельзя было. Но Елена Фёдоровна рискнула. Теперь они с Ниной Степановной уже не могут припомнить, сколько раз рисковали, таская в сумках по Москве или Питеру антикварные вещи, копии картин, исторические документы, большие суммы денег.

Для освещения внутренних интерьеров второго этажа музея предусматривались люстра и светильники из латуни. 500 кг этого металла удалось добыть только через Смольный на номерном заводе Ленинграда. Тогда же связались с «Ленфильмом», выкупили мундир пехотного генерала, в котором один из актёров снимался в кинокартине «Звезда пленительного счастья».

У восточной стены на первом этаже музея предполагалось установить самое большое полотно (173 х 248 см) «Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года». Заказ на выполнение картины по результатам конкурса получил ленинградский художник А.А. Мельников. Трудился над ней полтора года, сомневался, слушал советы друзей... Елена Фёдоровна, прилетев в очередной раз в Ленинград и увидев готовый холст, разочаровалась: от изначального эскиза ничего не осталось. Настояли переписать: в конечном варианте картина полностью соответствовала замыслу.

За каждым предметом – своя история
Картины, акварели, мебель, музыкальные инструменты, посуда, чернильные приборы, скульптурные портреты Николая I и Наполеона, подсвечники, венчальные свечи, флейта, курительные трубки, орудия труда... Елена Фёдоровна с теплотой вспоминает о каждом из этих найденных предметов. На многие экспонаты брали экспертные заключения у специалистов центральных музеев.

К открытию музея не было известно место захоронения супруги Д.И. Завалишина. Надгробье было когда-то снесено. Надо было установить точное его нахождение. Продолжали поиски в архивах. Выручил альбом с фотографиями начала 20 века, принадлежащий А.К. Кузнецову, основателю и первому директору Читинского краеведческого музея. На одном из снимков виден надгробный камень на захоронении Аполлинарии Семёновны. Списались с Б.И. Еропкиным, внуком Завалишина, спросили его согласие на установку вновь отлитой из чугуна надгробной плиты. Таким образом закрыли ещё одно «белое пятно».

Дело всей её жизни
26 декабря 1985 года музей распахнул свои двери. Первую экскурсию провела сама Елена Фёдоровна. Очень быстро музей превратился в центр по изучению декабристского наследия и стал визитной карточкой города. Сюда потянулись потомки декабристов, проживающие и в российских городах, и за рубежом.

Сложился дружный коллектив. Для сотрудников музей стал родным домом. Заложенные при первом директоре, эти традиции сохраняются до сих пор.

Но неуёмная натура Елены Фёдоровны не давала покоя. В голове оставалось планов громадьё. Экскурсионная деятельность – только часть работы. Надо было издавать рекламные буклеты. А поскольку в музей приходят не только русскоязычные посетители, выпустили один из буклетов на трёх языках: китайском, русском и английском. В научных сборниках, периодической печати публикуются исследования, очерки, всего у Елены Фёдоровны их более 140. В многотомное издание «Энциклопедии Забайкалья» включены 53 её статьи, за что она отмечена медалью «За вклад в создание энциклопедии».

В сотрудничестве с библиотекой имени Нарышкиных в музее стали проводить музыкальные вечера, театрализованные представления, ежегодные декабрьские научно-практические конференции.

Творческая деятельность приходилась не только на рабочие часы. Елена Фёдоровна зачастую прихватывала и вечернее время, иногда до полуночи. Но и его не хватало, чтоб заняться чисто научными разработками. Была у неё мечта: подготовить к выпуску несколько сборников, альбомов. Передав заведование музеем Н.С. Козловой, вплотную приступила к созданию «Каталога-альбома экспозиционных материалов». В 2002 году альбом увидел свет. Поскольку тираж был небольшой (500 экз.) и быстро разошёлся, Елена Фёдоровна подготовила «Путеводитель по залам музея», который уже издали тиражом в 1000 экземпляров.

Много лет занимаясь темой декабризма, Елена Фёдоровна изучила огромное количество архивных документов, мемуаров, научных трудов, переписки. Было желание всё это систематизировать в тематико-хронологическом порядке. В экспозицию музея вошло более 80 документов, в том числе – несколько подлинных. Но многие интересные и ценные сведения, пока нигде не публиковавшиеся, остались за пределами музейных стендов. Елена Фёдоровна решила всё это включить в «Каталог документов, исследованных сотрудниками музея. Декабристы. Архивы рассказывают» и обнародовать его. Получилось замечательное пособие для декабристоведов, музейных работников, студентов, преподавателей, одним словом, тех, кому интересна история нашего Отечества.

Посвятить себя без остатка...
Таких, как она, в народе называют трудоголиками. Посвятить себя одному делу без остатка – что это? Увлечённость декабристами и всем, что связано с ними? Или влюблённость в музейную работу, связанную с таинством архивных поисков? Может быть, тяга к научной деятельности? Или просто высокая ответственность за порученное дело? Наверное, всё вместе взятое, во всяком случае, так любить своё дело могут немногие. И по праву вслед за известными забайкальскими исследователями её называют декабристоведом самого высокого уровня. И не случайно ей вручена медаль «За вклад в наследие народов России».

Все материалы рубрики "Золотой фонд" Земли Даурской"


 

Людмила Арзамасцева
«Читинское обозрение»
№10 (1442) // 08.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 09:41 10.03.2017
Как это ни грустно сознавать, но декабристоведение есть мертвячина воспевания государственных преступников, заложивших основы кровавого 20 века в России, гибель членов царственного жома Романовых и миллионов безвинных россиян.НЕУЖЕЛИ РАССВЕТ НИКОГДА НЕ ВЗОЙДЁТ НАД РОССИЕЙ И МЫ НЕ ОСУДИМ, ХОТЯ БЫ В ДУШАХ, ВАРВАРСТВО ДЕКАБРИЗМА И БОЛЬШЕВИЗМА?
Подумать только : В ХРАМЕ УСТРОИЛИ МУЗЕЙ, и восхищаемся сегодня.А БОГ разрешал декабристам убивать героя Бородинской битвы генерала Милорадовича?
Иннокентий 13:03 11.03.2017
Казалось, что после принятия в 1993 году всенародным референдумом новой Конституции России, отменившей обязательность коммунистической идеологии, что заживем по новому. Но не тут-то было. СЛУГИ ЭТОЙ ИДЕОЛОГИИ НЕ СЛОЖИЛИ ОРУЖИЯ и лезут изо всех щелей, воспевая эту идеологию. Ведь не секрет, что Коммунистический режим считал декабристов своими духовными отцами, открывшими ворота самоуничтожения России.КОНЦА ЭТОМУ ВОСВАЛЕНИЮ ПРЕСТУПНИКОВ НЕ ВИДНО !!!
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).