Как Ивану Васильевичу профессию меняли

История легендарного кино-хронопутешествия. Часть III


Часть I
Часть II


Сегодня мы вновь отправляемся с исследовательской миссией самого удивительного фантастическо-хохмического феномена отечественного кинематографа – фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Полетели!

Из Кремля в златоглавую
2 сентября 1972 года киногруппа вернулась из Ростова, где в местном белокаменном Кремле были сняты все эпизоды, связанные с внешним видом царской «резиденции» (погоня стрельцов за Буншей и Милославским, приветствие вернувшегося царя народом: «Царя! Царя!..», проводы стрельцов на войну: «Маруся от счастья слёзы льёт...»). С 5 числа Гайдай приступил к натурным съёмкам в Москве. Как и положено любой картине, съёмки ненаучно-фантастического шедевра Гайдая не обошлись без ЧП. Одно из них едва не стоило актрисе жизни.

Половина Бунши над бездной
Снималась сцена, где рассерженная жена управдома Бунши Ульяна Андреевна – Наталья Крачковская – должна была перелезть через балкон своей квартиры на балкон к царю Ивану Васильевичу, только что произнёсшему свою знаменитую фразу: «Лепота!». Актриса жутко боялась высоты (дело происходило на уровне пятого этажа). Гайдай пообещал, что каждый её шаг будет страховать бригада, подсаженная в малярную люльку этажом ниже, и посоветовал Крачковской не смотреть вниз. В ходе одного из дублей страховочную люльку сорвало осветительным прибором, но ослеплённая прожектором актриса, ни о чём не подозревая, перебралась на соседний балкон, ориентируясь исключительно на неясное «Ой!», долетевшее оттуда. Источником возгласа оказался Юрий Яковлев, который, заметив исчезновение страховочной люльки, пытался предупредить Крачковскую об опасности. На этот-то неясный возглас она переползла через балконную ограду и... под конец всё-таки сорвалась. Оператор едва успел схватить её за майку. Весь ужас ситуации актриса осознала лишь после просмотра отснятого материала, увидев, как на уровне пятого этажа беспомощно болтается крупногабаритная женщина, размахивая руками и ногами над пустотой. Самое обидное – этот кадр в фильм не вошёл!

Диета от Гайдая
Вскоре Наталья Крачковская на съёмках заболела воспалением лёгких. Когда она, наконец, появилась на съёмочной площадке похудевшая на 20 килограммов, Гайдай заявил: «Наташа, это невозможно смонтировать. В дверь ты вошла в одной весовой категории, а вышла в другой. Срочно поправляйся!». Режиссёр назначил актрисе «диету»: «Будешь, есть на завтрак мясо, на обед – три тарелки борща, а на ужин – оладьи с мёдом и с маслом». Буквально через неделю актриса пришла в форму. 

«...Я бы повесился!»
Кстати, о форме! Наталья Крачковская в подтверждение своей немеркнущей популярности как-то услышала необычный комплимент. Зашла в переполненный автобус, «слегка» потеснив пассажиров. И один из «подавленных» мужчин процедил сквозь зубы: «Вот какая на экране стерва, такая и в жизни... Если бы вы были моей женой, я бы повесился...». Весь переполненный автобус, успевший узнать актрису, грохнул от смеха.

Муки «волосатые»
Съёмки любого, даже такого «ненаучно-фантастического» фильма, как «Иван Васильевич», – это не только особые декорации, комбинированные съёмки, костюмы для актёров, грим, но и причёски. Яковлев ради роли царя Ивана Грозного пошёл и на некоторые жертвы. У него всё время сбивалась чёлка, он её поправлял, и это ему очень мешало. В итоге актёр подозвал гримёршу и сказал: «Отрежьте её». «Да вы что, Юрий, будет залысина». «Отрежьте, пусть будет залысина, она мне мешать не будет. Царь-то должен смотреться величаво, а не как патлатый хипарь».

Особо натерпелась от мук «волосатых» Крачковская. В знаменитой сцене «И тебя вылечат... И тебя тоже вылечат. И меня вылечат...» Ульяна Андреевна снимает рыжий стильный парик, а под ним короткий «психбольничный» ёжик. «На башке у меня было надето два парика. Трудно было работать, потому что на купальную шапочку десятилетнего ребёнка нашивали сверху бобрик-ёжик. А потом я надевала обычный парик. Всё это врезалось в кожу. Было больно, а лицо ещё начинало отекать. Я просто рыдала», – вспоминала съёмки этой сцены актриса.

Как «Ивана Васильевича» закрыли
В ходе осенних натурных съёмок «Ивана Васильевича» вдруг закрыли. По идеологическим соображениям. Главный редактор Госкино Сытин вдруг решил, что картина Гайдая выставляет Ивана Грозного дураком. При этом редактор заявил, что в истории дореволюционной России Грозный, а также Пётр I и Иван Калита были самыми прогрессивными правителями, которых он в обиду не даст и насмехаться не позволит. Гайдая долго убеждал упрямого редактора – «историка-патриота», что это всё-таки не царь, а домуправ под его видом. Нет, всё равно: на царя падает тень... Режиссёр кое-как убедил Сытина, но некоторые изменения в сценарий пришлось всё-таки вносить: чтобы царь-таки дураком не выглядел... 
Со 2 октября съёмки возобновились. Павильонные.

Царско-вкусно-криминальное
Ещё одно ЧП произошло на второй день Нового, 1973-го, года... Все мы отлично знаем и помним одну из самых возбуждающе-аппетитных сцен за всю историю отечественного кинематографа – сцену царского «банкета». Ещё до её съёмок была составлена расходная смета, и оказалось, что для трапезы Ивана Васильевича дешевле приобрести настоящие продукты, а не бутафорию. Повара-мастера приготовили здоровенное блюдо с осетром, зажарили поросят с яблоками, наготовили много всяческих яств по высшему «царскому» разряду. Гайдай распорядился поставить «салатницы» с красной, чёрной и «заморской» икрой. В общей сложности царский стол обошёлся в свыше трёхсот рублей! 

Съёмки назначили на 2 января. Когда киношники явились в съёмочный павильон, то увидели пустые столы и посуду. Кто встретил Новый год за счёт государства, так и осталось загадкой. Не помогла и собака с милицией. Забавно, но заготовленная банка «икры заморской» осталась нетронутой. В итоге все продукты Гайдаю пришлось закупать за свой счёт, а кулинарам готовить всё заново.

По другой версии, сцену «Царская трапеза» пришлось переснимать потому, что во время просмотра проявленной плёнки обнаружилось, что в кадр монаршего «банкета» от 16 века попала бутылка... «Боржоми» от века 20-го.

Гайдай и Динамит
Любопытно, что для некоторых киношников участие животных в съёмках всегда было непременным условием. К таким режиссёрам принадлежал и Леонид Иович. Во всех его фильмах, помимо пса-боксёра, так или иначе присутствовали коты. И в основном чёрные. Режиссёр твёрдо верил в мистическую силу чёрных кошек, которые приносили ему удачу. Правда, во время съёмок дела шли не всегда гладко. В начале января снимали сцены, где фигурирует чёрный котище по имени Динамит (говорят, был назван в честь главного шипяще-взрывчатого «героя» из короткометражки «Пёс Барбос и необычный кросс»), проживающий у изобретателя машины времени Тимофеева. В одном из эпизодов кот должен был свалиться в аквариум с большими роскошными золотыми рыбками. Воды Динамит не боялся – сидел спокойно у аквариума и ожидал начала съёмок. Кота посадили на гардину, откуда он должен был грохнуться в воду. Когда была дана: «Мотор!» рядом стоящий Шурик – Александр Демьяненко – крикнул, что в аквариуме нет ни одной рыбки. Взгляды киношников устремились на спокойно сидевшего на гардине Динамита, но шерсть кота была полностью сухая. Директор фильма, ругаясь, выделил дополнительные деньги на дорогостоящих рыбок. Съездили в зоомагазин. Пока выставляли свет для съёмки, рыбки вновь исчезли. «Закипающие» киношники не рискнули обращаться к руководству, а сбросились своими «кровными» и купили ещё пяток дорогих рыбок. Несмотря на невинный вид Динамита, Гайдай дал команду: «Следите за котом!».

Тайна котская и «Чао!»
Выяснилось, пока «глупые» люди возились со своей аппаратурой, умный хвостатый актёр незаметным быстрым движением опускал кончик лапы в аквариум – «подманивал» рыбу коготком, а затем стряхивал капельки воды и вновь сидел с невинным видом. Туповатая «тормозная» рыба поднималась к поверхности. Динамит мгновенно поддевал трофей и лихо забрасывал в ящик из под кабеля, стоящий на противоположной (!) стороне декорации комнаты. Интересно, что кошан был сытым и делал заначку на случай «голодных невзгод». Динамита как злостного расхитителя «социалистической собственности» пришлось на время отстранить от съёмок и пригласить кошку, равнодушную к рыбалке. Дорогих золотых рыбок (рисковать больше не захотелось) заменили на более дешёвых. Хозяин Динамита на следующий день звонил на студию, долго извинялся и поинтересовался: надо ли отдать трёх рыбёшек, которых он нашёл в кармане собственного пальто.

Как «Ивана Васильевича» закрыли - 2
В середине января Гайдай приступил к монтажу картины, а  в конце месяца «Ивана Васильевича» закрыли второй раз. И вновь из-за повышенной бдительности киночиновников. Каждый из них после «чернового» просмотра смонтированной ленты убирал какую-нибудь «подозрительную» шутку. К примеру, когда милиция допрашивает царя, у него спрашивают: «Где живёте? Адрес, я спрашиваю?». «Москва. Кремль». Кремль гайдаевцы вместе с шефом отстояли на первой инстанции. А вот на второй и на третьей уже не смогли: «...Это ведь святые для каждого слова, а вы смеётесь». Пришлось заменить на «палаты».

Во время приёмки «Ивана Васильевича» генеральная дирекция «Мосфильма» сделала режиссёру следующие строгие замечания: слишком длинна погоня за Жоржем Милославским (оставили только её начало перед домом, вокруг «скорой помощи»). 

Чтобы лишний раз не выставлять царя дураком (тут вновь вмешался редактор Госкино Сытин), было потребовано сократить пребывание царя в квартире инженера Тимофеева. В результате из фильма исчезла очень смешная сцена, где Иван Грозный жарил на кухне котлеты. Убрали и концовку реплики Бунши-«царя» во время трапезы: «Что за репертуар у вас? Соберите завтра творческую интеллигенцию. Я вами займусь». 

В общей сложности фильм только стараниями цензоров был обрезан на 177 метров плёнки (порядка шести минут времени)!

Невиданные сцены, или Тайна «Чёрных перчаток»
Отдельно стоит расскзать о том, что ряд удалённых при монтаже и цензурировании сцен поклонникам «Ивана Васильевича» всё же удалось увидеть. Такой шанс появился во второй половине 1980-х годов – в специализированные магазины (или отделы в универмагах) для кино-фотолюбителей поступила 8-миллиметровая фильмокопия для домашних кинопроекторов под названием «Чёрные перчатки». 10-минутный фильм представлял собой нарезку из фрагментов комедии «Иван Васильевич меняет профессию» с логически развивающимся сюжетом, где главным героем показан Жорж Милославский, который, идя «на дело», всегда надевал чёрные перчатки. Именно в этой короткометражке фанаты картины Гайдая и смогли увидеть некоторые кадры и сцены, не вошедшие в большой фильм. В качестве примера поведаю о двух.

Первая – сцена с потасовкой стрельцов с самозванцами в царской трапезной. Милославский поднимает угрожающе руки над головой. Его физиономия с тёмными очками (!) свирепо разевает рот и выпускает большой клуб дыма табачного (от цигарки «Мальборо»). Стрельцы в ужасе орут! Демон!

Вторая – сцена финальной погони за Милославским. После гонки вокруг машины скорой помощи Милославский в белом халате выбегает из круга. Невдалеке проходит вереница детско-садовской малышни в сопровождении воспитательницы в белом халате. Жулик пристраивается к детям в качестве ещё одной «воспитательницы». Проходя мимо телефонной будки, он скрывается в ней и через секунду выходит в своём обычном одеянии и импортном «от Шпака» пиджаке. Погоня сбилась со следа, а Милославский, подойдя к причалу на Москве-реке, спокойно садится на речной трамвайчик. Устраивается на корме судёнышка, на скамеечке, в окружении двух симпатичных, приветливо улыбающихся блондинок. Трамвайчик проходит под мостом. Скрывается в тени. Через секунду из тени выходит. Вместо блондинок вдруг оказываются два... милиционера, в тех же позах и с такими же улыбками, что и девушки. Милославский с испугом видит, кто сидит у него по бокам, затем грустно улыбается... Появляется титр: «Конец чёрным перчаткам».

Анахронизмы 
Историки, входившие в приёмочную комиссию, хохотали над новой комедией Гайдая от души, но затем заявили режиссёру о грубейших исторических ошибках. Так, Иван Грозный осеняет двери лифта «животворящим крестом» и делает это тремя перстами, а этого не может быть, так как жил он до реформ Никона, стало быть, креститься должен был двумя. Во время приёма посла, Бунша, «временно исполняющий обязанности» Ивана Васильевича Грозного берёт в руки державу и скипетр. И этого не может быть – держава и скипетр как символы царской власти появились лишь в 17-м веке. А в фильме дело происходит в 16-м веке. На вопрос милиционера «Год рождения?» Иван Васильевич отвечает: «1533 от Рождества Христова». Между тем Иван Грозный родился в 1530 году. Но и этот год вряд ли назвал бы великий государь. Дело в том, что летоисчисление от Рождества Христова было введено лишь при Петре Первом, а во времена Ивана Грозного оно велось от сотворения мира. Соответственно ответ должен был быть – 7041 год.

Саундтрек и царский хит
Как известно, «Иван Васильевич» нашпигован великолепной музыкой и тремя песенными хитами, моментально ставшими народными. Здесь блестяще потрудились проверенные гайдаевцы Александр Зацепин и Леонид Дербенёв. Знаменитый «Разговор со счастьем» спел так ни разу и не снявшийся у Гайдая Валерий Золотухин. Лирический шлягер «Звенит январская вьюга», которую в фильме проникновенно исполняет героиня Натальи Селезнёвой – Зиночка, пела Нина Бродская, солистка легендарного ВИА «Весёлые ребята». В конце 1970-х певица уехала в Штаты, где с успехом продолжала музыкальную деятельность. 

И ещё любопытный «песенный» факт. Владимир Высоцкий, который так хотел сняться в гайдаевской комедии, написал и записал для фильма специальную версию уже созданной им песни «Моя цыганская». Потому в оригинале поклонники певца и поэта не слышали строчек «В чистом поле васильки, дальняя дорога. Сердце рвётся от тоски, а в глазах тревога...», а в картине с магнитофона импортного её «со слезой» смакует ностальгирующий Иван Васильевич.

«ИВ» из прошлого – в будущее
Несмотря на все трудности, картина Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» вышла к зрителю летом 1973 года и была моментально растерзана на крылатые фразы и выражения. Только за первый месяц проката комедийную фантастическую ленту увидело 60 млн зрителей! И сегодня, спустя почти 44 года, мы в ...цатый раз с восторгом и смехом пронзаем время и пространство на машине времени конструкции Гайдая, дабы вновь столкнуться с удивительно-смешительными чудесами нестареющего прошлого. 

P. S.: В 2015, а затем и в 2016-м, к киноэкранам страны рвались алчущие кассовых сборов ремейки классической комедии Л. Гайдая: «Иван Васильевич меняет профессию - 2», продюсером которого должен был стать Р. Дишдишян и «Василина Ивановна меняет профессию» (реж. Р. Павлючик). К счастью, эти ремейко-чудовища так и не вышли из стадии производства.

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№6 (1438) // 08.02.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).