«Кавказская пленница»

Часть II


Часть I

Лето, солнце, горы, воздух… А он, ровно 55 лет назад вместо честно заработанных после трудной сессии каникул и отдыха, как настоящий будущий учёный и рыцарь науки отправился самостоятельно на «иа»-гужевом транспорте в экспедицию. Нет, вовсе не нефть искать, как предположил один из его знакомых, а за старинными легендами, сказками и …тостами. Сегодня и мы, вслед за весёлым, неунывающим очкариком-студентом Шуриком вновь идём в исследовательскую экспедицию-поход по истории легендарных «кавказских» киноприключений под руководством гениального «тамады»-режиссёра Леонида Гайдая. Ну что, уважаемые друзья, продолжим? Тогда встали… И пошли-поехали!.. Всем, как говорится, Бамбарбия!

Непонятное слово? Местный диалект? Исследуем? Мы же всё-таки, как и Шурик, немного фольклористы… А вот и ещё таинственные словечки…

Откуда Кергуду взялся
В мае 1966 года в одном из павильонов «Мосфильма» были сняты сцены в ресторане со знаменитыми, экзотическо-загадочными, ставшими культовыми и смачными фразами кунаков влюблённого джигита: «Бамбарбия… Кергуду» и «Баттабарли!.. Курзал!».

Не слишком вдаваясь в лингвистические дебри, сообщу, что одним из «изобретателей» части «кавказско-кунакского языка» стал только что начавший говорить к тому моменту маленький внук одного из сценаристов «Кавказской пленницы» Мориса Слободского. Жизнерадостный карапуз, желающий «помочь» деду в творческих исканиях, как-то раз, заразительно хохоча, выдал: «батавали», а затем, ещё больше закатываясь: «кигуду». Опытный дедуля понял, о чём «вещает» внук, и немедленно зафиксировал слова на бумаге, с учётом транскрипции «мягкого» детского «акцента». Результат — поистине культовые «кергуду» и «баттабарли». Остальное доизобретал довольный творчеством Слободского-младшего режиссёр. Даже вручил «гонорар» — юлу!

В конце мая киногруппа «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» выехала в Крым.
И мы вслед за ними…

Cмех у комсомолки …животный!
...К середине июня 1966 года группа перебралась в горы для съёмок сцен лагеря альпинистов, где отдыхала «студентка, комсомолка, спортсменка» Нина. Гайдай долго репетировал с малоопытной Наташей Варлей сцену, где она должна была хохотать над Шуриком, когда тот залез в спальный мешок не с той стороны. На репетиции Наташа заразительно смеялась, но стоило оператору запустить камеру, как актриса тут же смех прекращала — её, как говорят киношники, «перемыкало». На 14-м дубле закипающий режиссёр отошёл в сторонку и начал о чём-то шептаться с Моргуновым. Затем они встали за камерой и одновременно с командой «Мотор!» задрали майки и стали с серьёзным, задумчивым видом чесать животы. При виде огромного пузяки Моргунова и очень «впуклого» Гайдая, у Варлей началась форменная истерика. За девушкой принялась хохотать вся съёмочная группа. Успокоились, наверное, минут через десять...

Нина — …мужчина и пловчиха — «титаник»
В конце августа неподалёку от Сочи, возле посёлка Красная Поляна, приступили к съёмкам большого эпизода, в котором Шурик падает в спальном мешке с обрыва, а затем — в горную реку (река Мзымта). У Гайдая была задумка, что Нина, прежде чем прыгнуть за Шуриком в воду, сначала скачет на коне, потом на ослике. Но после того как на глазах у группы Варлей свалилась с коня, режиссёр принял решение не рисковать 19-летней девчонкой. Для самого прыжка в реку поначалу хотели снять мужчину-каскадёра. Тут Наташа впервые подала свой голос против решения режиссёра. Тогда нашли девушку, похожую по фигуре на Варлей. Девица заявила, что она мастер спорта по плаванию. Она прыгнула и ...стала тонуть. Оказывается, «спортсменка» вообще не умела плавать, но очень хотела сниматься. Киношники её выловили, обозвали «титаником», привели в себя, дали для сугреву 100 грамм и отправили... восвояси. В конце концов, Варлей разрешили самой прыгать со скалы (сняли 8 дублей — в картину вошёл первый).

У Бывалого … ужас небывалый
В эпизоде с прививками от «ящура» сценку с уколом в необъятный зад Бывалого придумал Никулин. «Какой смысл делать третий маленький укол, если два уже сделали, — заявил Юрий Владимирович. — Моргунову надо сделать большой». И притащил из цирка красивый такой, здоровенный шприц с французским названием «жанс» — вот, мол, его и будем вкалывать «болезному» (см. фото «того самого шприца»). Моргунов выразил протест в своей манере: «Ага, щас! Фигу вам! Колоть не будете! У меня семья!». Никулин начал успокаивать: «Да ладно, Жека, не боись. Больно не будет». Крупным планом стали снимать «железобетонно-невозмутимое», мужественное лицо Бывалого, а сзади между ног установили табуретку, сняли с неё сиденье и положили обычную подушку. Шурик — Демьяненко брал шприц и смачно втыкал.

Эту сцену снимали семь дублей! Моргунов боялся шприца как огня и ненормативно выражался, поскольку вполне реально опасался, что у Демьяненко дрогнет рука, и здоровенная штуковина воткнётся в ту самую «точку». Под табуреткой лежал Никулин, на руке у которого была перчатка. Как только игла входила в подушку до упора, Никулин по команде Гайдая хватал её рукой и держал. Это он поворачивал шприц в знаменитом кадре «Пленницы» то влево, то вправо, словно он покачивается. А зрители думали, что Моргунову пронзили его «широкоформатное» то самое «место». Интересно, что раскачивание шприца придумал Георгий Вицин.

Когда Трус свирепеет
Своими маленькими находками Вицин не единожды обогащал будущее кавказско-остро-юмористическо- эксцентрическо-комедийное «киноварево» Гайдая, делая его ещё более сочным.

«Помните эпизод, когда мною вышибают дверь, и я улетаю в окно? — вспоминал Георгий Михайлович. — Я добавил один штрих: Трус летит и кричит: «Поберегись!». Или вот, ещё одна импровизация — когда я бегу за Варлей и пугаюсь упавшего с неё платка, а потом свирепо так рычу. Вроде бы мелочь, но почему-то зрители очень хорошо этот момент запомнили. А я просто шёл от образа — раз Трус, значит, должен всего бояться, даже платка».

Трус с Гайдаем наравне
Интересно, что Георгий Вицин во время съёмок «Пленницы» по идеям и задумкам если не превосходил, то был вровень с выдумщиком Гайдаем. Знаменитая сцена погони Шурика на бочке с колёсами за троицей жуликов-авантюристов: Трус из рогатки пуляет в очкарика здоровенным огурцом. Далее — рогатка улетает, огурец остаётся в руках крутого стрелка. Автор сцены — Вицин. Или вот, ещё: суровая, решительная троица, взявшись за руки, перегораживает дорогу беглой «студентке, комсомолке, спортсменке». Трус бьётся, «вянет» в конвульсиях между Балбесом и Бывалым... В первую очередь, именно сцену «Стоящие насмерть» зрители напоминали Вицину всю его последующую жизнь. Однако никто не знал, что именно «Трус» её и придумал. Но чем она могла закончиться?..

…Memento mori!
И вовсе не «моментально… в море», а потому, что этот невероятно смешной эпизод «Пленницы» мог закончиться трагически. Во время репетиций сидевшая за рулём Наташа Варлей останавливалась перед троицей точно в заданной оператором точке. Наконец, была отдана команда «Мотор!», и актриса даванула, как заправский лихач, на газ. Машина лихо рванулась и помчалась на камеру. В самый последний момент Варлей с ужасом почувствовала, что педаль тормоза проваливается в пустоту! Лишь счастливый случай спас от гибели оператора Бровина. Малоопытный водитель, Наташа каким-то чудом умудрилась вывернуть руль, проскочить мимо человека с камерой и вновь выскочить на дорогу, ведущую в гору, где авто и остановилось. Актрису потом долго пришлось успокаивать.

Тов. Саахов реальный и «кровавый мэсть»
Много творческих сил, правда, всё больше в свой отрицательный образ, вложил и Владимир Этуш. Интересно, что внешне — по жестам, мимике, голосу — актёр играл конкретного человека из вполне реальной жизни. Своего хорошего знакомого, живущего в одной из кавказских республик. Личность товарища Саахова Этуш целиком списал с него. И очень беспокоился, как бы он не узнал себя и не обиделся. Интересно, что этот знакомый Этуша, побывав на просмотре «Кавказской пленницы», себя на экране не узнал. Очень хвалил фильм и сказал Владимиру Абрамовичу: «Слюшай, дарагой, замэчатэльно! Как похожэ, как похожэ! Я сам знал таких. Такие у нас на Кавказе в Нагорном Карабахе живут!..».

Однако другой «южный» приятель Этуша (к тому времени актёр уже сыграл кавказцев в нескольких фильмах) вполне искренне советовал: «Дарагой, ты на Кавказ не езжай — тэбя там за оскроблэние убьют». После роли Саахова этот же товарищ дополнил: «Ну вот, дарагой, тэперь тэбе и на Кавказ ехат ны надо — они тэбя в Москве убьют».

В конечном итоге разрешилось всё мирно, на одном из столичных рынков, где Этуш любил покупать овощи. Торговцы с Кавказа, посмотревшие комедию Гайдая, встретили актёра очень дружелюбно. Угощали наперебой вкусной южной «растительностью» и не только... Угощали с таким радушием, что он нередко возвращался домой в очень весёлом настроении.

Великая троица. День последний
День 2 августа 1966 года стал последним днём существования знаменитой гайдаевской троицы Трус-Балбес-Бывалый. А произошло это потому, что… но, тр-р… Стой… Тор-ррмози… Об этом и далеко не только — в следующей нашей встрече. А пока — привал! 

/article/kavkazskaya-plennica-filmЧасть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№26 (1666) // 23.06.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).