«Морозко»

Часть II


Часть I


Скоро сказка смотрится,
Да не скоро киносъёмка делается…

(из адаптированной народной присказки)


…А посему продолжаю сегодня сказывать вам, уважаемые друзья, в самом первом «Синескопе» новенького 2020 года о том, как создавал русский кинокудесник Александр Роу вместе с сотоварищами самую любимую киносказку «всех новых годов, времён и народов-зрителей» «Морозко», премьере которой вот-вот исполнится 55 лет!

Итак давным-давно…

...Съёмки «Морозко» начались 13 марта 1963 года, во вполне реальном и совсем нереально красивейшим, настоящем царстве Морозко – в Заполярье, на Кольском полуострове, в 12 верстах, под городком Оленегорском, где весной и не пахло. Съёмочная группа частенько любовалась яркими полярными сияниями. Снимали на морозе в -30°C!

Об избе на курногах самопляшущей
Для Бабы Яги мастерами киностудии им. Горького в заполярном лесу была построена великолепная избушка на курьих ножках в натуральную величину (!), которая приводилась в движение при помощи целой системы специальных рычагов. В одной из сцен фильма изба должна была танцевать. Для этой цели горьковские спецы построили её облегчённый «дубль» из... поролона. При помощи магии комбинированных съёмок подменили вместо настоящей. Сделан был эпизод с таким мастерством, что зрители не замечают подмены и по сей день.

«Хоббит» по-советски и прочие киночудеса
Вообще, надо сказать, «Морозко» был буквально нашпигован великолепными спецэффектами самого различного рода. На глазах у зрителей появляется и исчезает гном старичок-Боровичок, который, к слову сказать, в реальной жизни был вовсе не старичком, а... женщиной – актрисой Галиной Борисовой! Удивительно здесь и то, что в сказке Роу едва ли не впервые в мире с высочайшим качеством использовался эффектный приём так называемого «масштабного совмещения» – маленький Боровичок в кадре запросто общался с высоченным Иваном. Между тем, за кадром Эдуард Изотов и Галина Борисова мало отличались друг от друга ростом. Почти через 40 лет Питер Джексон, используя этот же приём, превращал высоких актёров в «невысокликов» – хоббитов в трилогиях «Властелин колец» и «Хоббит».

А роскошные сани-самокаты чего стоили! Кстати, этот трюк делался методом обратной съёмки. Сани привязывали на длинном, тщательно замаскированном металлическом тросе к мощному грузовику (таким образом безлошадные сани имели мощность примерно в 150 невидимых, но лошадиных сил). При этом плёнка в кинокамере крутилась в обратном направлении.

В эпизоде, когда Настенька дотрагивается до посоха Морозко, режиссёр применил съёмку методом наложения, с двойной экспозицией. Вместо заледеневшей героини снимали её отражение в прозрачном зеркале, за которым стояли Морозко и жених Настеньки, Иван.

Яга… героическая!
Во время съёмок в Заполярье едва не произошла трагедия – Морозко едва не погиб! Его с самоотверженным героизмом спасла... Баба Яга! Думаете, шутка, друзья? А вот и нет! Как-то группа возвращалась со съёмок в маленькую гостиницу, в подвале которой, кстати, был временный импровизированный киносклад, где среди прочего хранились не проявленные плёнки с отснятым материалом. Навстречу киношникам выбежали местные мальчишки: «Скорее! Вашу плёнку водой залило!». Роу, впрочем, как и всех его коллег, едва не хватил удар: «Всё! Конец «Морозко!». Когда же они подъехали к дому, то увидели потрясающую сцену: на снегу коробки с плёнками, а Милляр, мокрый, в одних трусах до колен, босиком по снегу выносит из подвала последнюю коробку.

Когда прорвало трубу, актёр тут же вскочил с постели (Яга в этот день не была задействована в съёмках) и, в чём был, рванул спасть плёнку. Умудрился выбить дверь (ключ искать было некогда) и, стоя по пояс в ледяной воде, начал таскать коробки на улицу, где было -20ºC! Он жутко окоченел, но «Морозко» спас и, к счастью, без потерь для собственного здоровья, которое было немедленно возмещено в виде целительного внешнего и внутреннего воздействия любимого «горячительного» Георгия Францевича.

Как Ягуся жарилась
А в середине мая 1963 года, когда группа вернулась в Москву, ему пришлось пережить нечто прямо противоположное замерзанию. Уже снимаясь в декорации избушки на курьих ножках, построенной в одном из павильонов студии имени Горького, Баба Яга сама поджарилась. Снимали сцену «Иван на лопате» – из главного героя Ивана (Эдуард Изотов) зловредная ведьмистая старушка собиралась приготовить жаркое. Помощники режиссёра сажали Изотова на лопату. Здоровый парень был далеко не в «весе пера». Худосочный Милляр-Яга перед каждым мучительным дублем, ухмыляясь, громко спрашивал Роу: «А лопатой-то поддрачивать?». Однако это были только «цветочки». Иван дурит Бабу Ягу и сам «прессует» старушку в печке. Георгию Милляру пришлось в течение 25 дублей (!) скатываться с лопаты по специальному жёлобу в печь. В результате у Яги случилась производственная травма – самый настоящий, не сказочный ожог «пятой точки».

Беспощадный Роу, яблоко «слезливое» и пни с «устройствами»
Интересно, что Александр Роу никогда не подсказывал актёрам, как и что играть. «Вас же чему-то учили во ВГИКах и училищах – вот как научили, так и играйте», – любил говаривать сказочный киномэтр. И артисты, как правило, никогда не подводили режиссёра, хотя он был совершенно беспощадным к ним (как, впрочем, и к себе).

Так, в сцене, где Марфушенька-душенька аппетитно закусывает под ёлкой в ожидании Морозко, планировалось, что актриса будет есть яблоко. Однако яблоки на то время в Заполярье оказались страшным дефицитом, и Чуриковой в самый последний момент Роу подсунул репчатый лук. Такая закуска оказалась страшно горькой, но Инна геройски с аппетитом стала наворачивать луковицы в течение десятка дублей (после каждого актрисе вытирали слёзы, градом льющиеся из глаз).

Ещё хуже пришлось исполнителям самых зловещих монстров картины – оживших лесных пней и колод. Деревяшки-зомби были сделаны из поролона и древесной коры, но, тем не менее, жуткие костюмчики были довольно тяжёлые. Участникам съёмок – обыкновенным статистам-непрофессионалам было сказано, что работа простенькая, не более, чем на 20 минут и всего на один день. Но вышло всё иначе. 20 минут растянулись в семь часов и в основном на морозе. В течении пяти дней статистов с утра пораньше зашивали в «пни», и парни ходили закупоренные в свои зловещие экзотические костюмы. При этом в таком одеянии ни сесть, ни выйти из него было невозможно (разве что упасть). Даже пойти, извиняюсь, в туалет деревянные чудовища не могли, а потому спецы в киногруппе даже сделали для «пеньков» специальные «устройства». Однако весь состав группы «Морозко» отличался большой выдержанностью к различным бытовым и творческим невзгодам.

Настенька против пиявок
Так, на съёмках летней натуры под Звенигородом хрупкая главная героиня фильма, Настенька – 15-летняя актриса Наташа Седых никак не хотела прыгать в пруд, спасая свою сводную сестрицу «прынцессу» Марфушку. Пруд был очень глубокий, жутко грязный, а возле берега роилась тьма тьмущая крупных кровососов – пиявок. По команде «Мотор!» Наташа с пригорка помчалась на помощь бултыхающейся Чуриковой, но возле берега остановилась, как вкопанная (девушка не умела плавать и страшно боялась пиявок). Так повторилось три раза. На четвёртый дубль взбешённый Роу заорал диким голосом, что сейчас Седых уши оторвёт. Наташа так перепугалась гнева режиссёра, что немедленно плюхнулась в воду. Пиявки, правда, не успели «загрызть» актрису – она довольно резво «спасла» Чурикову и быстро выскочила на берег, заляпанная илом и грязью, что, естественно, при монтаже вырезали.

Для чего Настеньку ...отбеливали
Ещё один героическо-лирический «киноподвиг» Наташе Седых пришлось совершить во время финальной сцены весёлой свадьбы Ивана и Настеньки. Молодые целовались перед бесстрастным объективом камеры. Девушка жутко стеснялась и отчаянно краснела, да так, что гримёрам приходилось «отбеливать» скромницу. Для юной Наташи это был первый в жизни поцелуй. Спустя много лет выяснилось, что Настенька, оказывается, была далеко не по-сказочному серьёзно влюблена в Иванушку, но это на долгие годы так и осталось тайной.

«Морозный» триумф
Съёмочный период «Морозко» окончательно завершился в ноябре 1963 года, озвучивание и монтаж – весной 1964, а марте 1965-го новая картина великого киносказочника Александра Роу вышла на экраны СССР, а также десятков стран мира. Успех превзошёл ожидания: престижнейшая мировая кинонаграда – Гран-при «Золотой лев св. Марка» (!) (кинофестиваль в Венеции 1965), «Капитолийский Юпитер» (МКФ в Риме 1966), серебряная медаль (детский МКФ в Тегеране 1966) и т.д. Особую популярность русский «Морозко» завоевал в Европе, в первую очередь в Чехии и Словакии (тогда – ЧССР) – именно в этой стране сказка Роу приобрела статус культовой и, начиная с 1968-го, стала ежегодным символом новогодне-рождественских праздников, как у нас в Новый год рязановская «Ирония судьбы».

За океаном, в США, картину приняли «на ура» и даже вручили награду «Award of Excellence» за лучший киносценарий для семейного кино. А вот начиная с конца 1990-х, в той же стране, отношение к советской сказке вдруг резко изменилось с точностью до наоборот: «Морозко» вошёл в «чёрную сотню самых худших фильмов всех времён» по причине полного непонимания и неприятия современного американского зрителя, привыкшего к героям примитивных комиксов, происходящего на экране – «загадочной души» русской сказки. «Сказка – ложь, да в ней намёк...» – говорится в народе и беда тем, кто его не способен понять. А уж вывод каждый должен сделать для себя сам. Вот так-то!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№3 (1591) // 15.01.2020 г.



Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).