Путешествие к Острову сокровищ

Часть II


Часть I

Кар-ррамба! Гром и молния! Вот и встретились вновь я капитан Кадр-Чёрная борода, опытный джентльмен удачи, взявший на себя командование этим странным, но дьявольски ходким судном с чудным названием «Синескоп». Сегодня мы продолжим набег на Остров, желанный и проклятый, созданный фантазией мистера Р. Л. Стивенсона 140 лет назад и воплощённый в явь ровно полста лет назад, в одной из лучших в мире экранизаций — картине режиссёра Евгения Фридмана… Команде — поднять паруса!.. Эй, на палубе, бывшая сухопутная твоя душа, синескоп-штурман, он же ведущий, попутного тебе ветра! Начинай…

Начинаю, сэр… Итак…

Экипаж: герои и пираты
В мае 1970 года главнокомандующий самым авантюрно-морским, «пиратским» проектом СССР — «Остров сокровищ», режиссёр студии им. Горького, дебютант в полнометражном кино Евгений Фридман лихо сколачивал творческую команду. Среди соратников оказались особо знаковые фигуры. Одной из них стал уже опытный и самобытный художник кино Константин Загорский (будущий автор звездолётов будущего и инопланетных миров в картинах Р. Викторова «Москва Кассиопея», «Отроки во Вселенной», «Через тернии к звёздам» и др.). Его целью было воссоздать на экране «пиратские времена» (действие в романе и фильме происходит в середине XVIII века, примерно в 1765 году). Вторым особым членом команды «Острова сокровищ» стал молодой, ещё малоизвестный 25-летний композитор Алексей Рыбников, будущий гений киномузыки и саундтреков. Но к нему мы ещё вернёмся…

Что же касается действующих в кадре героев фильма, то на роль одного из самых знаменитых персонажей романа — судового кока и главаря пиратов «Долговязого» Джона Сильвера, как уже отмечалось в прошлой нашей встрече, режиссёр пригласил «богатырского» Бориса Андреева. Это, пожалуй, было единственное отклонение от облика персонажей — в романе Сильвер длинный и худой, в фильме ниже ростом, более кряжистый и ещё более… двуличный, коварный, опасный.

И, тысяча морских акул! Этот джентльмен получился ещё лучше, чем в книжке, разрази меня гром! Прости, что перебил… Давай, штурман, дальше…

…Надо отметить, что Фридман получил от руководства студии «карт-бланш» с возможностью приглашать актёров с любых студий СССР. Он, по вполне понятным причинам, устремил свой взор на киностудии прибалтийских республик. Так, Джимом Гокинсом стал 16-летний эстонец Ааре Лаанеметс, доктором Ливси — литовец Лаймонас Норейка («Никто не хотел умирать» 1965, «Мёртвый сезон» 1968, «Миссия в Кабуле» 1970), сквайром Трелони — Альгимантас Масюлис («Щит и меч» 1968, «Стрелы Робин Гуда» 1975), капитаном Смоллеттом — Юозас Урманавичюс («Я — граница» 1973). (См. фото на заставке-иллюстрации).

Эй, штурман, я вижу, что-то ты расщедрился, как кок на раздаче на рассказ об актёрах, фокгрот-брамсель мне в левое ухо! А что там насчёт главного — доброго судна, на котором славному экипажу предстояло идти на всех парусах к Острову? Дельце-то, говорят, было весьма непростое, трудное и дьявольски любопытное…

Так точно, капитан! Теперь о нём самом, под названием…

«Испаньола»
В начале лета вся творческая группа выехала в Ялту, где был расположен «морской» филиал киностудии им. Горького. Здесь начались съёмки в интерьерах декораций всех «сухопутных» объектов фильма: комнат трактира «Адмирал Бенбоу», особняка сквайра Трелони, залов форта на острове и т.д., а также внутренних помещений шхуны...

Тем временем, главный специалист по трюковым съёмкам студии Горького — инженер Валерий Павлотос, получивший задолго до съёмок эскизы шхуны от художника К. Загорского, крепко задумался — каким образом построить «Испаньолу» в реальности. Её создание делало судно самым сложным и дорогим «объектом» всей картины.

«Ворошилов» с Весёлым Роджером
Вначале строить ничего не планировалось. Решили подыскать подходящее старое парусное судно где-нибудь рядом — в Чёрном или Азовском морях и переделать под шхуну XVIII века. Таковое нашлось — в феврале, в устье Днепра, недалече от Херсона, стоял вмёрзший в лёд, списанный парусник с гордым именем «Клим Ворошилов» — парусно-дизельный корабль 1953 года постройки, возивший арбузы и …виноматериалы. Судно когда-то принадлежало Херсонскому… винзаводу.

Киношники поначалу обрадовались: «Поставим новые мачты…», «сбацаем англо-пиратский декор» и «прямым курсом на Остров»… Но не тутто было.

Энтузиазм враз остудил представитель морского Регистра: «Стоять! Судно списано, и никто его в море не пустит!». К тому же довольно неприятным оказался тот факт, что бывший «вино-арбузовоз» был уже выкуплен студией у винзавода. «Деньги-то уже потрачены!» — взмолились кинематографисты, и тогда херсонская инспекция Морского Регистра перечислила условия для разрешения использования списанной посудины: разработать проект переоборудования судна, полностью заменить всю бортовую обшивку. Поменять почти все шпангоуты, поставить новый двигатель, полностью смонтировать новые системы охлаждения, осушения, швартово-якорные устройства, всю электрику, связь, рангоуты, такелаж, пошить паруса и т.д. и т.п. Финансовые затраты на восстановление «Ворошилова» для съёмок даже по скромным подсчётам превышали весь бюджет фильма! А сколько уйдёт времени на это переоборудование! Когда снимать-то? Киношники совсем поникли.

НАСТОЯЩАЯ (!) шхуна XVIII века
Положение было явно безвыходное, и тогда руководство студии пошло на беспрецедентный шаг в истории мирового «морского» кинематографа — «Испаньолу» было решено …построить. Полностью, «с нуля». Такого ещё не было! Дело в том, что все действующие суда под Весёлым Роджером, да и вообще все парусники «романтического» прошлого всегда строились для съёмок фильмов на базе каких-либо старых судов — сухогрузов, барж и т.п. К примеру, знаменитая «Чёрная жемчужина» капитана Джека Воробья из «Пиратов Карибского моря» — единственное, полностью построенное, действующее судно на плавучей основе современного грузового корабля. Остальные посудины в «Пиратах» — декорации. Но были в истории «морского» кинематографа редкие случаи, когда судно строилось специально для съёмок, со всеми ходовыми мореходными качествами, с мельчайшими деталями, соответствующими той эпохе, когда оно эксплуатировалось. Первой стала именно «Испаньола» советского производства от 1970 года.

Инженер, «Испаньола» и Регистр
В апреле из механического и деревообрабатывающих цехов в Ялте были сняты станки и отправлены в Херсон, туда же устремились бригады столяров, слесарей, сварщиков, электриков, маляров и других мастеров ялтинской студии, поскольку херсонские судоремонтники с работой не справлялись.

В июле режиссёр, оператор, художник и инженер В. Павлотос наведались в Херсон — узнать, как идут дела с постройкой «Испаньолы». Выяснилось, что консультант фильма, историк, ведающий творческой стороной, был отозван к месту своей постоянной работы — в Ленинград. Ситуация складывалась вновь угрожающая. Все особо «тонкие» работы по устройству внешнего вида «Испаньолы» — рангоута, мачт и такелажа, а также пошив парусов пришлось возглавить Павлотосу, который поначалу о постройке старинных парусных судов понятия не имел (впрочем, и о других тоже), но вскоре уже освоился.

Первое в мире построенное полноценное двухмачтовое парусное судно образца 1765 года — шхуна «Испаньола» была принята в Регистр СССР 1 ноября 1970-го. Постройка обошлась примерно в треть бюджета картины — более 150  000 настоящих советских рублей!

Под чёрным флагом
Теперь осталось перегнать «Испаньолу» к месту дислокации — вначале в Ялту, затем к «Острову сокровищ», расположенному на Южном берегу Крыма, в районах урочища Сосняк, в Никитской расщелине, у Красного камня и под скалой Шаан-Кая. К тому времени все «неморские» сцены были уже отсняты, и группа простаивала в ожидании, находясь в Ялте уже полтора месяца.

2 ноября «Испаньола» вышла в своё первое самостоятельное плавание из Херсона в Ялту. Шхуна прекрасно слушалась своего первого командующего — Виталия Букарина, специально приглашённого для этого случая настоящего, опытного капитана учебного парусного судна «Кропоткин». В пути счастливые киношники: режиссёр, оператор, художник Загорский и инженер Павлотос на радостях не удержались, для шарма и «на пробу» подняли на мачте, как и полагается, чёрный пиратский флаг с черепом и костями. Свежий морской ветер подхватил полотнище с Весёлым Роджером.

…Эй, на палубе! Стоять смирно, триста акул в глотку! В финале слушай несколько слов об этом «весельчаке» на стяге джентльменов удачи.

Откуда взялось прозвище «Весёлый Роджер»? Оказалось, что «Красный Джек» по-французски звучал как «Jolie Rouge» (дословно — ярко-красный). Будучи переведённым обратно на английский, он превратился в «Jolly Roger» — Весёлый Роджер. Здесь стоит упомянуть, что на английском жаргоне того времени слово «roger» значило — мошенник или вор. Кроме того, в Ирландии и на севере Англии в средние века дьявола иногда называли «Старый Роджер».

…Через сутки после отплытия из Херсона, 3 ноября, «Испаньола» под зловещим и чертовски эффектным чёрным, реющим на ветру Весёлым Роджером начала входить в акваторию порта Ялты. Однако мореплаватели заметили на берегу неладное — в бинокли было видно, что их ожидают люди в погонах. Некоторые были …вооружены. Сотни зевак — прохожих стояли далеко за оцеплением. И тогда…

…А ну-ка, синескоп-штурман, тысяча морских чертей, здесь встать на якорь! О финале всей этой занимательной киноморской истории о героях, джентльменах удачи и кладах в следующий раз. Всем полных ветра парусов и сухого пороха!

Часть III


Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№22 (1662) // 26.05.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).