Удивительные приключения джинна и пионеров

Часть II


Часть I

И настал день очередной нашей встречи. Вновь пришла ко мне возможность, дарованная «Синескопом», продолжить речи, дабы усладить вас, о мои высокочтимые друзья, продолжением дивной истории появления удивительного киночародейства, потрясшего мир 60 лет назад, имя коему «Старик Хоттабыч». Итак, трах-тибидох!..

Похождения с караваном и слонами

Съёмки фильма начались в конце мая 1956 года. Картине Геннадия Казанского, набитой всевозможными спецэффектами, которые были должны поразить советского и зарубежного зрителя, требовалась не только уникальная, революционная аппаратура и технические приспособления... Первая, запланированная к съёмкам, сцена была – «Караван»: в обычный московский двор входит огромная процессия вьючных животных (ослики, лошади, верблюды, слоны), гружённых богатствами – пряностями, сопровождаемые погонщиками индусами-рабами. Всё это подарки Хоттабыча его другу – пионеру Вольке. 

Где на «Ленфильме» взять такое количество животных? Своей зообазой студия не располагала, а ленинградский цирк на тот момент работал в основном с собаками, медведями и львами. К тому же лето 1956-го выдалось особо холодным и дождливым. Изначально предполагая об этих трудностях, киношники заранее запланировали экспедицию в Сочи, где помимо замечательной погоды гастролировал знаменитый дрессировщик Александр Корнилов. Он и предоставил для съёмок верблюдов и троицу слонов. Радость кинематографистов несколько омрачил тот факт, что слоны, обычно такие послушные на привычной маленькой цирковой арене, почти перестали подчиняться на воле – съёмочной площадке. Так, взрослая слониха Ранга всё время терроризировала маленькую и без того пугливую Зиту. Сердито трубила, норовила ударить хоботом «коллегу», а потом стала обливать из него водой всех подряд, не исключая и съёмочную группу.

Об индусах... натуральных
В сцене «Караван» действуют индусы-погонщики. Гримировать обычных актёров массовки в шоколадный и чёрные цвета Казанский не хотел и требовал максимума правдоподобия, – никакой грим не мог скрыть явно европейских черт лица. Пришлось приглашать на съёмку самых настоящих индусов из различных ленинградских вузов и торговых представительств и брать с собой в киноэкспедицию.

...И плевал верблюд на съёмки
К досаде киношников, все эпизоды с животными в Сочи снять не удалось. Зверинец Корнилова продолжил гастроли в другом городе. Было решено отправиться в Москву и снять эпизод, где Волька и Женя с Хоттабычем едут по столичным улицам на верблюде.

Горбатого взяли в знаменитом уголке Дурова. Прорепетировали – нормально. На улице Лёша Литвинов, Гена Худяков и Николай Волков начали было взбираться на верблюда, и он вдруг стал лягаться, плеваться и никого к себе не подпускать. Выяснилось, что за несколько лет своей «артистической» жизни верблюд очень сильно привязался к своему соседу по вольере – слону. Один без другого не ел, не спал, никуда не выходил. Как его ни удерживали дрессировщик и его помощники, он пошёл обратно, к слону. Киношники поняли, что этого верблюда в кино не заснять, детей и артиста на него не посадить. Пришлось отказаться от съёмки. Впрочем, оказалось, ещё не всё потеряно.. 

Группа Геннадия Казанского вернулась в Ленинград. На «Ленфильме» были уже построены декорации: комната Вольки, Гоги Пилюли, лестничная площадка (где он наступил на ногу Хоттабычу) и даже… цирковая арена!

Взрыв, пионер под люстрой и назад
В июле начались съёмки в интерьерах и сложнейшая работа с массой комбинированных кадров и спецэффектов. Как вы помните, Волька, едва открыв таинственный сосуд с заточённым джинном, был подброшен взрывом под потолок и повис на люстре. Так вот – 12-летний Лёша Литвинов в течение недели ежедневно, почти по часу, висел на высоте пяти метров в специальном корсете-поясе, спрятанном под школьной рубашкой. Дышать было очень тяжело, а ещё нужно было произносить текст! Но юный актёр справился. 

На верхнем ярусе декорации, над потолком, находился человек с особым карабином, от которого шёл трос, крепившийся к металлическому кольцу на поясе Лёши. В нужный момент карабин открывался, и Волька падал на пол, расколдованный Хоттабычем. Так был снят прыжок с люстры.

На ковре-самолёте... по-инфракрасному
Захватывающий полёт на ковре-самолёте снимался с применением революционных технологий недоступных в ту пору, даже Голливуду. Для съёмок НИИ телевидения и НИКФИ (научно-исследовательский кино-фото институт) создал специальную аппаратуру и киноплёнку, позволяющую снимать в инфракрасных, невидимых лучах в особом режиме. 

В ленфильмовском павильоне №4 летом 1956 года можно было наблюдать совершенно необычную сцену: в гигантском пространстве в кромешной тьме (на высоте 15 метров!) свободно парил, трепыхаясь в потоке ветра, ковёр-самолёт с «пилотами» на борту – бородатым старцем и пионером. Актёров заливал не только видимый свет, но и невидимый, инфракрасный, который излучало 10 000 ламп.. Поскольку съёмка велась одновременно и на инфра-, и на обычную плёнку (см. иллюстрацию), то на первой (А) фиксировались только силуэты Вольки, Хоттабыча и ковра, а на второй (В) их «нормальное» изображение. Затем отснятый материал проявлялся, но не фиксировался. Обе плёнки сушились в тёмном помещении и вновь заряжались в камеру. Чёрные силуэты с инфраплёнки точь-в-точь перекрывали изображение с актёрами, а на свободное пространство снималось нужная картинка – в нашем случае панорамы Москвы и неба с облаками внизу, снятые с самолёта. Материал ещё раз проявлялся, и зритель видел (С) чрезвычайно реалистическое изображение полёта ковра-самолёта с людьми. 

Кстати, старт ковра-самолёта снимался в Москве, на крыше строящейся высотной гостиницы «Пекин». 

Такой же эффект использовался, когда Хоттабыч в финале фильма творил чудеса – держал в руках арену цирка, на которой кувыркались акробаты, а гигантский джинн, улыбаясь, смотрел на их искусство. Этот метод киносъёмки, названный «блуждающая инфрамаска», был абсолютно уникален для того времени, тем более он позволял актёрам сниматься в одежде любого цвета. Дело в том, что во время съёмки с применением «синих» или «зелёных» экранов (используются и поныне) плёнка «вычитает» эти цвета и за актёрами можно разместить впоследствии любой фон, исполнители не могут использовать костюмы и предметы с элементами зелёного или синего. Они будут через них «просвечивать». Съёмки при помощи «инфрамаски» от такой неприятной «мелочи» избавлены. Кстати, трос, фиксирующий Вольку под потолком, был полностью «замаскирован» при помощи этого же метода.

Главный зелёный презелёный «ляп» 
Любопытно, что с ковром-самолётом связан один из главных ляпов фильма. 
На ковре-самолёте появляется прибывший из индийского «рабства» Женька со здоровенной связкой бананов. А бананы-то... изумрудно-зелёные! Зритель и по сей день находится в недоумении. Курьёз случился из-за того, что в ту пору экзотический тропический фрукт почти не завозился в СССР, а если такое случалось, то бананы появлялись только в зелёном виде. Мастера-реквизиторы, сделавшие бананы из папье-маше, спелыми эти дары тропиков отродясь не видывали, потому и предали им «натуральный» цвет.

Джин и мороженое... кусками
Кстати, о вышеупомянутом цирке. Именно там с Николаем Волковым случился единственный за все восемь месяцев съёмок нервно-гастрономический срыв – «джинн» праведно разгневался на... эскимо. В фильме Хоттабыч с удовольствием наворачивает морозное лакомство. Есть мороженое в таком количестве в течение репетиций и многих дублей без риска для здоровья, да ещё глотая огромные куски, – вещь просто нереальная. Для съёмок было заказано более полусотни глазированных в шоколаде... сладких сырков, «замаскированных» под «эскимо» на палочке.

Актёру пришлось съесть почти всю партию этого «мороженого» с «аппетитом». Волков едва дышал после съёмок. 

Пионер-миллионер
Работали юные актёры наравне с взрослыми, а поскольку на проект, призванный обогнать по киночудесам Голливуд, финансов не жалели, то и гонорары им платили не маленькие.

Тому же Лёше Литвигцеву платили вдвое больше, чем получали его родители. «Волька» получал 1000 рублей в месяц, тогда как его мама зарабатывала 600. Пионер-миллионер, как в шутку называли его друзья, с первой получки купил фотоаппарат, велосипед и «сенсацию» для того времени – телевизор «Темп-2», смотреть который приходил едва ли не весь дом, где жил Лёша.

Стадион, штанга и фанат Хоттабыч
В августе группа приступила к съёмкам в Ленинграде: там снимались и знаменитые сцены футбольно-чародейской баталии между командами «Зубило», «Шайба» и Гасаном Абдурахманом ибн Хоттабом. Основные съёмки велись на маленьком стадионе «Светлана». Интересно, что все задействованные в съёмках игроки были настоящими футболистами. Поскольку стадион был невелик, пришлось при монтаже «дорисовывать» на общих фонах прожекторы, табло и массовку – болельщиков, которые были сделаны из картона. К чести мастеров комбинированных съёмок, зритель и сегодня принимает эти сцены за «чистую монету».

Крупные планы сидящих на трибунах болельщиков доснимали уже на центральном ленинградском стадионе им. Кирова. Ворота для матча, коими «управлял» новоявленный футбольный фанат Хоттабыч, были специально изготовлены в столярных цехах «Ленфильма». Например, штанга, которая по сюжету изгибалась и «подыгрывала» соперникам, была сделана из резины, а сами ворота изготовили раздвижными, чтобы они могли в нужный момент стать больше или меньше. Также они могли «бегать» взад-вперёд – когда требовалось, ассистенты тянули за трос и ворота по специальным рельсам «мчались» куда надо. А чтобы мячи посылались точно в намеченную цель, на поле была установлена специальная катапульта, которая в реальности служила (и служит ныне) для тренировки футболистов.

Гасан Абдурахман и «Оскар»
Премьера картины «Старик Хоттабыч» состоялась в Ленинграде 12 июля 1957 года. Кроме многочисленных зрителей присутствовали писатель-сценарист Лазарь Лагин, режиссёр Геннадий Казанский и все исполнители главных ролей. Во время просмотра вдруг горько расплакался Лёва Ковальчук (Гога) и убежал из зала. За ним поспешил режиссёр и поймал мальчишку уже на улице. «Мне так стыдно... так ужасно себя видеть... – всхлипывал Лёва. – Ничего не получилось..». «Наоборот, всё здорово вышло», – успокаивал Казанский. И он оказался прав. Картина была встречена громом аплодисментов. Триумф «Старика Хоттабыча» можно сравнить ныне разве что с «Властелином колец» или «Гарри Поттером».

Фильм шёл во всех кинотеатрах СССР на все сеансы, включая «взрослые» вечерние. Только за четыре месяца «Хоттабыча» увидело более 40 миллионов зрителей. Картину, оставившую по оригинальности сюжета и революционным спецэффектам Голливуд этак на десяток лет позади, «Ленфильм» собирался отправить за океан, на «Оскара», как в легендарном «Левше» русские отправили аглицким мастерам подкованную блошку. Увы, руководство Госкино по неясным причинам этого сделать не разрешило. А зря. По мнению ряда самих экспертов из мировой «фабрики грёз», «Старик Хоттабыч» забрал бы явно не одну золотую статуэтку...

Жаль, что современное юное поколение русских зрителей мало знает об этом удивительном чуде – украшении отечественного кино, что сотворили 60 лет назад сказочник Лазарь Лагин и киночародей Геннадий Казанский, да прибудет мир с ними обоими. Но всё же, думаю, ещё не вечер, и дозволенные мне сегодня речи коим-то образом достигнут их ушей и глаз. На том и закончу, о мои пытливые, высокочтимые друзья.

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№25 (1457) // 21.06.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).