«Весна»

Любимой музыкальной комедии - 70 лет. Часть I


Журчат ручьи, слепят лучи, и тает снег, и сердце тает…



Наша сегодняшняя встреча выпала аккурат на первый день весны. Самое время вспомнить, что ей – легендарной, нестареющей, вечно юной, весёлой, музыкальной, невероятно лирической и фантастической – исполняется в этом году 70 лет. Добро пожаловать в «Весну»!

Весна начинается с... лета
В первых числах июня 1941 года драматурги Морис Слободской (будущий сценарист комедий «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Бриллиантовая рука») и Александр Раскин задумали не имеющую аналогов в кинематографе тех лет музыкальную комедию о женщинах-двойниках. Поначалу авторы рассчитывали написать сценарий пьесы для мюзик-холла в лучших традициях бродвейских ревю. Идеей заинтересовался постановщик культовых советских музыкальных комедий, любимец Иосифа Виссарионовича Сталина Григорий Александров.

В начале 1930-х, побывав в творческой командировке в Голливуде вместе с Сергеем Эйзенштейном, режиссёр остался покорён американскими киномюзиклами, наполненными энергией, юмором, музыкой. Александров загорелся мыслью создать «аполитичную» весёлую комедию и уговорил драматургов написать нечто универсальное, пригодное к постановке не только на сцене, но и в кино. Энтузиасты засели за работу. Основные роли писались под конкретных актёров: учёная Никитина и актриса Шатрова – Любовь Орлова, режиссёр Громов – Николай Черкасов, Маргарита Львовна – Фаина Раневская, проходимец-консультант Бубенцов – Ростислав Плятт.

За два дня до войны и… ещё восемь раз
20 июня сценарий комедии под рабочим названием «Звезда экрана» был готов. А через два дня началась война. Часть «Мосфильма» и его творческих сил была эвакуирована в Казахстан, в Алма-Ату, другая часть – в Азербайджан, на Бакинскую киностудию (с 1960 года – «Азербайджанфильм»). Именно туда был отправлен Григорий Александров с коллегами. Киношники перешли на военное положение в обеих республиках: хроника, «боевые киносборники», драмы о героях войны. Впрочем, не забывали и о комедиях (естественно, на военную тему): «Антоша Рыбкин», «Небесный тихоход», «Новые похождения Швейка», «Воздушный извозчик».

В 1944 году режиссёр вернулся в Москву, надеясь всё-таки запустить в производство кинокартину. Несмотря на фамилию соавтора сценария – Александрова, «Звезду экрана» не допускали к производству, заставляя авторов вносить бесконечные правки. За годы войны сценарий будущего шедевра переписывался восемь раз.

Профессор Никитина меняет профессию
Восемь раз профессор Никитина меняла свою учёную деятельность. В первой версии сценария она занималась условными рефлексами в институте физиологии, потом – «искусственным интеллектом», создавая могучих роботов. Во время войны она превратилась в физика и работала со взрывчатыми веществами, затем – в химика, разгадывающего тайны сверхнизких температур и т.д. К концу войны Никитина стала атомщиком, овладевающим ядерной энергией.

Главный упрёк авторам сводился к тому, что драматурги и режиссёр подражали Голливуду. Казалось, что в сценарии мало советского. Александров сделал всё возможное, чтобы цензура и руководство «Мосфильма» закрыли глаза на аполитичность картины, вводя в действие прогрессивную советскую науку.

И если пьесе «Звезда экрана» так и не суждено было появиться на театральных подмостках, за исключением нескольких премьерных показов в июле 1946 года в московском театре миниатюр, то киновариант с рабочим названием «Весна» был запущен в производство.

Комедия и нобелевский лауреат
Поскольку это был первый, хотя и комедийный, с примесью научной фантастики, фильм о советских учёных, в качестве консультанта был приглашён Пётр Леонидович Капица (в титрах не указан) – основатель Института физических проблем, впоследствии лауреат Нобелевской премии, а в то время уже академик и герой Соцтруда. Именно он придумал Институт Солнца. В опытах Никитиной, кроме чистой фантастики, консультант Капица подразумевал и кое-что злободневное.

Институт и правда о его «солнечном продукте»
Фантастический Институт Солнца существовал в действительности! Хотя и под несколько иной вывеской. Научное заведение занималось разработкой солнечных печей, солнечных электрогенераторов для республик Средней Азии, а также первыми солнечными батареями. Спустя примерно год после войны в СССР этот институт начал проводить реальные эксперименты по получению «солнечного» энергоносителя. Особую жидкость – кремнийорганический энергофор – помещали в мощнейшее электрическое поле с напряжением в сотни тысяч вольт. Жидкость облучалась мощным концентрированным пучком света. Молекулы жидкости заряжались «солнечной» энергией. Главной целью экспериментов было получение вещества, способного заменить жидкое топливо (бензин, керосин) на более дешёвое и энергоёмкое (пузырёк «солнечного» вещества объёмом в 50 г был способен заменить 10 литров обычного бензина). Однако эксперименты были прекращены по причине сложности хранения полученного «солнечного» вещества. Оно было слишком нестабильно.

Интересно, что в будущем фильме «Весна» показан ряд сцен в Институте Солнца, а также видов приборов и устройств вполне реальных.

Забегая вперёд, скажу, что сцена, где тов. Бубенцов, «научный» консультант и жлоб-тунеядец «по совместительству», случайно разбивает ампулу с «солнечным» веществом, а затем появляется дымящийся, в оборванно-обгорелом виде («Боже, как я погорел!»), близка к действительности. Случись такое в реальности, от Бубенцова осталась бы горстка пепла.

Консультант-академик Капица в картине подразумевал ещё и следующее: американская атомная бомба уже два года тревожила сознание советских вождей. Научный «мотив» «Звезды экрана» отдавал осторожным и успокоительным политическим намёком: они укрощают атомную энергию, а мы солнечную, и это будет куда посильнее. Создание в СССР первой в мире термоядерной бомбы на основе одного из составляющих солнечного вещества – водорода, точней его «родственника» – дейтерия, в сотни раз мощнее атомной американской «дубины» подтвердило это через шесть лет.

Орлова на коленях, или Трое «с приветом»
Несмотря на то, что главные роли были написаны под конкретных актёров – звёзд советского кино, Александров столкнулся с проблемой. Если жена режиссёра, блистательная Любовь Орлова была рада, что наконец-то исполнит роли женщин, близких ей если не по характеру, то по духу: образованных, интеллигентных, творческих, женственных (до этого героини Любовь Петровны были «из народа»: крестьянки, домработницы, ткачихи, почтальонши и т.п.), то её партнёр Николай Черкасов вовсе не горел желанием сниматься в «водевиле».

Весной 1946 года Черкасова пригласил на дачу Александров, где и предложил ему ознакомиться со сценарием комедии под рабочим названием «Весна». Маститый актёр, заинтересовавшись новым проектом главного комедиографа СССР, вдохновенно принялся за чтение. Читал с удовольствием, хохотал, спрашивал, как Александров будет делать те или иные спецэффекты. На последних страницах актёр заметно скис. Отложил сценарий и вдруг заявил: «Ты, Гриша, как хочешь, но этого болвана-режиссёра «с приветом» я играть не буду, а потому мне здесь играть нечего. Не обижайся, но я отказываюсь». Ситуацию спасла жена режиссёра. Любовь Петровна долго молчала расстроенная, потом подошла к креслу, на котором сидел Черкасов, и, полушутя-полусерьёзно встала перед ним на колени: «Не поднимусь, пока ты не согласишься!». Перед коленопреклонённой примой советского кинематографа Черкасов сдался. «Да вы оба тоже «с приветом», – рассмеялся актёр. – Ладно, буду у вас третьим...».
Остальные актёры, включая Раневскую и Плятта, согласились участвовать в фильме сразу.

Институт Солнца – на Запад
Главные интерьеры декораций, где проходила основная часть действия фильма: Институт Солнца и киностудия, по замыслу авторов, были битком набиты самой «продвинутой» специфической аппаратурой: солнечными рефлекторами, излучателями, генераторами молний, пультами управления, великолепной кино- и звукотехникой, операторскими кранами, тележками, мощными прожекторами и т.п. Строить сложнейшие фантастические декорации по причине отсутствия надлежащих материалов на «Мосфильме» было не реально. Не было и инженеров-электриков, способных обслуживать эти сияющие сотнями огней устройства. Подходящей (и в нужном количестве) кинотехники для антуража тоже не было. Недавняя война опустошила техническую базу «Мосфильма». И тогда взгляды режиссёра Александрова и его сотоварищей устремились на свободный Запад...

Проект «Весна» закрывается? Институт Солнца – на Запад. Любовь Орлова: проблемы со временем и пространством. В чертогах европейского киноконцерна. Когда троллейбус ...двухэтажный! Реальность русских двойников. «Храм солнца»: вымысел или правда? Венеция и последний триумф. И вновь весна – летом... Об этом и не только в продолжении истории рождения одной из самых знаменитых «весенних» комедий СССР – 15 марта. А в ближайшем «Синескопе» – праздник любви, красоты и женской неотразимости (с сюрпризами для вас)!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№9 (1441) // 01.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).