Герой-авиатор из Забайкалья

Имена героев-лётчиков той поры редко можно встретить на страницах газет и журналов


В 1912 году в составе русской армии был создан специальный орган военного управления авиацией. Этот день официально установлен в России как День Военно-воздушных сил. Считается, что боевые действия русские авиаторы начали в первую мировую войну. Но произошло это на два года раньше, когда первые русские военные лётчики в октябре 1912 года добровольно взялись оказывать помощь болгарским «братушкам» в их войне с Османской Империей.

Корни — в Иркутске
Важную роль в создании и развитии ВВС России сыграли сыны казачества, одними из первых получившие дипломы пилотов и отправившиеся в Болгарию. Причисленные к казачьим полкам, но служившие в частях авиационных, казаки были вторыми после дворян в числе лётного состава России к 1917 году.

Имена героев-лётчиков той поры редко можно встретить на страницах газет и журналов даже сейчас. В военных музеях не увидишь их портретов.

Один из них — забайкальский казак Игорь Шангин. Он не воевал в небе Болгарии, но стал первым военным лётчиком из Забайкальского казачьего войска и героем Первой мировой войны.

Долго рвали нити нашей истории, что даже отчества нашего героя нет в приложении № 1 к 4 тому «Энциклопедии Забайкалья», где указано: «Шангин Игорь, сотник 2-го Верхнеудинского полка, военный лётчик. Награду (орден Св. Георгия 4-й ст., В.Ф.) заслужил в боевых действиях 1-й мировой войны за бои с 10.10.1914 по 5.3.1915».

Наиболее полные сведения о пребывании Шангина в Забайкалье до Первой мировой войны взяты из сохранившегося его армейского послужного списка. Из него и воссоздается биография Игоря Антоновича Шангина. Родился он 7 ноября 1889 года в Иркутске в семье чиновника, происходившего из забайкальских казаков.

Начальное образование Игорь получил в Иркутской мужской гимназии. После её окончания в 1908 году он поступил в Елисаветградское кавалерийское училище. В августе 1910 года хорунжий Шангин назначен в 1-й Читинский полк Забайкальского казачьего войска, где служил младшим офицером в 4-й сотне.  С 1 апреля 1913 года Шангин числился прикомандированным к управлению Забайкальской казачьей бригады, а 17 июля был вновь переведён в 1-й Читинский полк, где 6 октября произведён в сотники.

25 мая 1914 года Шангина, как наиболее грамотного в техническом отношении офицера, откомандировывают во 2-й Сибирский сапёрный батальон для изучения телеграфного и минно-подрывного дела.

После объявления войны и мобилизации Шангин направляется в распоряжение атамана 1-го отдела Забайкальского казачьего войска, где ему было поручено заниматься формированием 2-го Верхнеудинского казачьего полка.

Корпусный авиаотряд
9 сентября 1914 года началась служба Игоря Шангина в авиации, когда он получил назначение в Гренадёрский корпусной авиаотряд на должность наблюдателя.

Здесь необходимо сделать отступление. До 1914 года вопрос о возможности боя между аэропланами долгое время оставался открытым. Полёты в воздухе сами по себе считались делом смертельно опасным, и, следовательно, вероятность нападения одного самолёта на другой рассматривалась как ненужный риск, а с другой стороны, как нечто нарушающее неписаную корпоративную солидарность авиаторов.

В начале Первой мировой войны, встречаясь в воздухе, лётчики противостоящих армий, как правило, мирно разлетались по сторонам, а иногда даже обменивались приветствиями. Абсурдность такого поведения была очевидной, и, в конце концов, штабс-капитан Нестеров нарушил табу на бои в воздухе. 26 августа 1914 года при помощи тарана он атаковал и сбил австрийский аэроплан, экипаж которого погиб. И всё же основным видом боевых действий авиаторов оставалась воздушная разведка.

За боевые отличия награды получали  не только авиаторы, а зачастую и их сопровождающие (наблюдатели). Один из них — Шангин, который за боевые отличия уже в начале войны был награждён орденами Св. Станислава 3-й степени и Св. Станислава 2-й степени, оба ордена с мечами. С 17 октября Шангин занимал должность временно исполняющего обязанности отрядного адъютанта, а затем был исполняющим дела казначея и квартирмейстера (начальника разведки) отряда. 31 мая 1915 года Шангин был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Высочайшим приказом от 10 июня 1915 года Шангин был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени. В наградном листе было отмечено: «За то, что в боях с 10-го октября 1914 г. по 5-е марта 1915 г., будучи наблюдателем на аэроплане, под ружейным и артиллерийским огнём привозил много раз ценные данные о расположении противника в тылу, а также о его передвижениях. Сведения были точны и влекли за собой успех».

2 сентября 1915 года Шангин получил очередной орден — Св. Анны 4-й степени «За разведки в сентябре 1914 г.». С 11 июня по 21 ноября 1915 года он прошёл курс в Севастопольской военной авиационной школе и 24 декабря того же года был назначен временно командующим Гренадёрского корпусного авиаотряда. С 26 марта 1916 года он командовал 27-м корпусным авиаотрядом, 5 июля награждён орденом св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, а 2 декабря был произведён в подъесаулы.

В начале 1917 года Шангин заболел малярией и с 23 марта находился в отпуске для излечения. По возвращении на службу 24 апреля он был назначен исполняющим дела помощника командира Петроградского авиационного дивизиона. С 1 июня 1917 года — помощником командира 1-й авиационной группы. Накануне октябрьского переворота, 12 октября 1917 года, И.А. Шангин был произведён в чин есаула.

В Сибири, у Колчака
После Октябрьской революции Шангин уехал в Сибирь и служил в армии Колчака. Известно, что на июль 1919 года он был начальником воздушного флота Западной армии, затем начальником воздушного флота 3-й армии. Произведён в полковники за боевые отличия. С 25.09.1919 года — и.д. начальника авиации Восточного фронта.

В армии адмирала Колчака награждение Георгиевским оружием продолжалось и в годы гражданской войны. Историк по российским наградам и архивист Валерий Дуров в статье «Асы российской империи», опубликованной в журнале «Родина» в 2008 году, отметил: «Последним по времени получения Георгиевского оружия лётчиком стал Игорь Антонович Шангин, заслуживший эту награду уже в белой армии адмирала Колчака (приказ от 12 июля 1919 года) за сбитый неприятельский самолёт». Здесь, казалось бы, можно поставить и точку: белый авиатор сбил красного…

Но прошлое истории не стоит на месте.
Послужной список И.А. Шангина, с которого мы начали, рассказывает: «За боевые отличия был произведён в полковники и 12 июля 1919 года награждён Георгиевским оружием «За то, что 20 июля 1917 г., будучи в чине подъесаула помощником командира 1-й авиационной группы армий Юго-Западного фронта, вылетел на самолёте «Ньюпор» для борьбы с неприятельскими самолётами и, встретившись с одним из таковых, сбил его в 10-ти верстах к югу от Хотина. Неприятельский лётчик был убит, а аппарат достался нам в целом виде» (дополнительные данные: «20.07.1917 г. сбил вместе с ротмистром А.А. Козаковым в районе Ставчан между Хотином и Новоселицей вражеский самолёт»).

Отсюда следует, что в штабе Колчака, исследуя бои первой мировой войны, Георгиевская дума (и такая имелась у Колчака) сочла совершённый подвиг Шангина этой высокой награды. То есть получил он эту награду не за бои в годы гражданской войны.

После поражения белогвардейцев в Сибири и в Забайкалье И.Н. Шангин эмигрировал в Китай. Скончался Игорь Антонович 1 декабря 1938 года на одной из улиц Харбина. Похоронен герой Первой мировой войны как бездомный в общей могиле на Биньцзянском кладбище Харбина.


Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 

Валерий Филоненко
«Читинское обозрение»
№47 (1635) // 18.11.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).