Рыцари Читы

Глава из книги Ирины Куренной «Горжусь, что я читинец» к 100-летию со дня рождения Олега Лундстрема. Часть VII


 Елена Карловна Лундстрем 14 лет своей жизни (с 1906 по 1920 год) отдала обучению знаниям читинских гимназисток. По всей видимости, она так и не сумела создать в Чите свою семью, поскольку до сей поры носила девичью фамилию. Во Второй читинской женской гимназии, расположенной по улице Иркутской (здание гимназии по улице П. Осипенко сохранилась до наших дней и является одним из старейших учебных заведений краевого центра – вечерней средней школой), при решении её руководством вопроса о качестве преподавания иностранных языков Елене Карловне была дана такая характеристика: «По-английски преподаёт русский язык, знает французский, немецкий языки, читает и переводит довольно свободно по-английски, немного по-шведски». 

В доме по Сретенской, в котором на какое-то время осталась Елена Карловна после переезда Франца в новую семью, осталась семейная библиотека. На каждой книге значились штампованные экслибрисы: «Ф.К. Лундстрем», «Книга № ... Леонида Лундстрема». Несмотря на то, что часть литературы из дома забрали с собой её владельцы, по количеству томов библиотека оставалась солидной. Большинство книг было на французском и немецком языках. Их содержание относилось как к художественной прозе разных зарубежных авторов, так к научно-популярной и чисто учебно-методической литературе. О.Л. Лундстрем долгие годы считал, что библиотека семьи погибла «в огне Гражданской войны», однако в 1999 году он познакомился с небольшой частью книг фамильной реликвии в фондах областной научной библиотеки им.  А.С. Пушкина и краеведческом музее им.  А.К. Кузнецова.

Тётя Олега Леонидовича – Елена Францевна – также  все силы отдавала обучению детей химии в гимназиях Читы и в Читинских политехнических курсах. Брат и сестра Лундстремы благодаря блестящему образованию, которое им дал отец, отличались как преподаватели глубокими знаниями, профессионализмом и педагогическим опытом. Среднее образование они получили в классических гимназиях Читы. Леонид окончил мужскую гимназию в 1910 году, а Елена завершила обучение во Второй женской гимназии в 1912 году. Оба – с высокими оценками, что позволило им продолжить образование в столице. Но если Леонид успел до трагических революционных событий окончить Петроградский университет, то Елена, прослушав четыре курса отделения химии Петроградского женского политехнического института, в 1918 году вернулась в родительский дом. 

Уже шла жестокая Гражданская война. Городское хозяйство Читы подверглось разорению, горожане впервые за много лет почувствовали, что такое голод. Леониду пришлось заботиться не только о своей семье, но и о тёте и сестре. Решение сложных вопросов образования в крае и всё возрастающие общественные нагрузки уносили время и силы. Но Лундстрем по-прежнему политически активен и твёрд в своих убеждениях – решать все общественно-политические вопросы только ненасильственным путём.  Смысл высоких гуманистических идей, лежащих в основе политической борьбы его отца и его товарищей (равноправие всех граждан, независимо от национальности, сословия, пола и вероисповедания, отмена ограничений для разных сословий и национальностей, права на неприкосновенность личности, свободу передвижения, совести, слова, собраний, печати и вероисповедания) оставался главным в программе кадетов. 

В мае 1920 года Леонид Францевич был избран секретарём Читинского комитета партии кадетов – «профессорской партии», как в России называли Конституционно-демократическую партию за исключительно высокий уровень образованности входивших в неё россиян, к которым принадлежал и Леонид Лундстрем. В этом же году его избирают председателем Земской областной управы, а 15 сентября Леонид Францевич становится членом Восточно-Забайкальского народного собрания, выборы в которое проводил атаман Семёнов. 

Вскоре в Чите очередная смена власти. Создано буферное государство, город становится столицей Дальневосточной республики (ДВР) – громадной территории от берегов Байкала до Тихого океана, объединяющей весь Дальний Восток, Камчатку и Сахалин. 

9-11 января 1921 года в Чите состоялись выборы в Учредительное собрание ДВР. Лундстрем избирается его членом, отвечает в республике за культурное просвещение. Несмотря на первоначальную относительную свободу различных политических партий, начались репрессивные действия со стороны господствующих на всех ключевых постах коммунистов. Остальным партиям, которым было разрешено быть на легальном положении, многое запрещалось, в том числе заниматься агитацией среди бойцов и иметь свои организации в созданной и экипированной В.К. Блюхером Народно-революционной армии. Город наводнили преступные банды уголовников, хлынувших с ликвидированной Нерчинской каторги, они не давали проходу читинцам не только в вечернее, но и дневное время. Народная милиция бросается на борьбу с уголовниками, но обстановка принимает угрожающий характер.

Леонид Францевич задумывает покинуть родной город, Галина и сестра Елена плачут и, хотя очень сожалеют об отъезде, поддерживают непростое решение главы семьи. Спустя много лет Олег Леонидович скажет: «Я так до сих пор и не понял, при какой власти прошли мои первые годы жизни: после революции Дальний Восток то и дело переходил из рук в руки от одних бандитов к другим.  В конце концов, мой отец не выдержал и, как только наши соседи-китайцы признали советскую власть, устроился по контракту на Китайско-Восточную железную дорогу, управляемую на паритетных началах русской и китайской сторонами. В 1921-м мы всей семьёй – отец, мать, я и мой брат-погодок Игорь – перебрались в Китай. Сначала в посёлок Хондохэдзе, в 1925 г. – в Харбин. Думали, года на два, а получилось на двадцать шесть...».

Да, они уезжали всего на два-три года. Семья оставила здесь свою квартиру со всеми вещами, библиотекой, музыкальными инструментами и всем тем, что было дорого. В начале 1920-х в столице ДВР было много оставленных домов и особняков тех горожан, кто покинул город в смутные времена гражданского противостояния и буферной республики. Уже после в газетных объявлениях и рекламных заметках читинцы будут иногда встречать списки вещей и книг, проданных на городских аукционах из брошенных домов. Эта участь была уготована и для имущества Лундстремов. 

Поезд уносил их на юг, далеко от небольшого сибирского городка, ютящегося на песчаном блюдечке между больших сосновых хребтов. И хотя они совсем недавно потеряли своих родителей, друзей и товарищей, в том числе известных политических деятелей края, сами они выжили в этой кровавой братоубийственной бойне и разрухе. 

Увы, борьба за свободу, равенство и братство не пройдёт даром для большой семьи Лундстремов. Пролетит всего полтора десятка лет, и ни один из её членов не избежит страшной участи. Каждый из них ощутит на себе или горечь потерь и сиротства или тюремной пайки и скитаний по сталинским лагерям.  

Леонид и Галина страстно хотели обеспечить своим маленьким сыновьям Олегу и Игорю, прилипшим к вагонному стеклу, долгую и счастливую жизнь. Это были их дети, которые не только родились в Чите, но и подросли среди багуловых сопок, окружающих город, взгорков с чистейшей ключевой водой, под синевой и прозрачностью его неба. Они были взращены культурной средой города, атмосферой семьи, которую генетически наделили способностями и талантами её предки, родившиеся по разным сторонам света от Чёрного до Белого моря, от украинских степей до глухой забайкальской тайги. Поезд уносил вдаль будущего великого музыканта сложной и драматической эпохи 20 столетия – кумира не одного поколения землян. Но спустя годы он обязательно вернётся сюда, чтобы сказать этому городу «Спасибо». 

Больше фото смотрите в №18 (1398) газеты "Читинское обозрение" 

Читать начало (части I-VI)
Все материалы рубрики "Золотой фонд" Земли Даурской"

 


Ирина Куренная
«Читинское обозрение»
№18 (1398) // 4.05.2016 г.


Вернуться на главную страницу

  

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).