Иван Терентьев: исчезнувший во власти и времени

Часть I


Продолжаем серию материалов о наших земляках, ставших первыми секретарями обкомов КПСС в разных регионах Советского Союза. Иван Терентьев оказался единственным, о чьём завершении жизненного пути отсутствует какая-либо информация.

Даже изданный совсем недавно, в 2019 году, в Ульяновске справочник «За ними стояла область...», где напечатаны биографии всех первых секретарей Ульяновского областного комитета Коммунистической партии, свидетельствует о том, что после выхода на пенсию И.Н. Терентьев проживал в городе Куйбышеве (ныне Самара), но его дальнейшая судьба, а также сведения о родственниках остаются неизвестными и требуют дальнейшей поисковой работы. Пенсионер Терентьев словно исчез во власти и времени. А мог бы исчезнуть гораздо раньше…

Арест на родине Ленина
24 февраля 1949 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О фактах разложения некоторых руководящих работников Ульяновской областной парторганизации». Первый секретарь Ульяновского обкома ВКП(б) Иван Николаевич Терентьев, 1908 года рождения, русский, член ВКП(б) с 1930 года, был снят с работы, а 21 июля 1949-го — арестован.

Он обвинялся в том, что подрывал экономическую мощь советского строя, на протяжении ряда лет лично расхищал социалистическую собственность и позволял другим воровать государственное добро. По данным следствия, при его содействии в Ульяновской области было расхищено большое количество спирта, чем нанесён государству ущерб свыше 70 миллионов рублей. В период карточной системы Терентьев допускал разбазаривание фондовых товаров, предназначенных к выдаче рабочим и служащим. Распространял среди коммунистов вражескую «теорию» о невозможности подъёма сельского хозяйства на родине Ленина без обновления всего существующего тракторного парка. В быту вёл себя недостойно, пьянствовал и развратничал.

Недавний партийный лидер был изобличён показаниями тридцати арестованных по этому делу. Терентьев оказался в расстрельном списке, утверждённом Сталиным 23 марта 1950 г., но ему повезло — его имя вычеркнули из этого списка. Однако четыре года он провёл в заключении. После смерти «вождя всех народов» был освобождён по амнистии.

Ниже мы расскажем о подоплёке нашумевшего «Ульяновского дела», а сейчас остановимся на личности его главного персонажа. Нашего земляка.

Загадка забайкальской географии
В интернет-справочнике по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898-1991 годов говорится, что Иван Терентьев «родился в 1908 г. в селе Верх-Нарым Забайкальской области». Без указания конкретного района, волости или уезда.

При более глубоком изучении вопроса о месте, где появился на свет будущий партийный лидер, возникла неожиданная географическая загадка.

В справочнике 2019 года с биографиями всех первых секретарей Ульяновского обкома КПСС сказано, что Терентьев «родился 23 ноября 1908 г. в с. Верхний Нарым Карымского района Читинской области в крестьянской семье».

У людей, знакомых с административно-территориальной историей Забайкалья, может возникнуть сомнение, ведь до революции ни Читинской области, ни Карымского района не существовало. Читинская область была образована 26 сентября 1937 года, Карымский район — пораньше, в начале 1926-го. А до революции наш край входил в состав Забайкальской области Российской империи, и в этом смысле можно доверять вышеуказанному интернет-справочнику.

Но Забайкальская область — достаточно широкое понятие. Её площадь — более четырехсот тысяч квадратных километров. Где же именно находилась малая родина нашего героя?

В Карымском районе отсутствует поселение с указанным названием. В Реестре административно-территориальных единиц и населённых пунктов Забайкальского края по состоянию на 1 января 2019 г. значится село Верх-Нарым, относящееся к сельскому поселению «Елизаветинское» Читинского района. Но оно основано в 1969 году и, следовательно, не подходит к нашему герою.

Может быть, речь идёт о том селе, которое упомянуто в работе забайкальского краеведа Николая Тяжелова? В 1930-40-х годах он служил в Читинском областном краеведческом музее и составил алфавитный указатель населённых пунктов Читинской области (рукопись хранится в фондах Государственного архива Забайкальского края). В ней значатся два села с таким названием.

Это Верхний Нарым Читинского района (от бурятского «нарым» — «длинный, узкий»), основанный в 1800-1803 гг. по указу от 17 октября 1799 г. о заселении тракта от Байкала до Нерчинска. И это Верхний Нарым (другое название Ключи) на реке Чикой в Коротковской волости до революции — старейшее село, основанное в 1770 г. первыми русскими насельниками.

Подтверждение второго названия встречается на сайте Красночикойской средней образовательной школы №2, где большое место отведено истории района: «Старообрядцев в основном селили на неосвоенных местах, в глуши. Это селения Гутай, Ключи (Верхний Нарым), Маргентуй и других».

Встречается такое название и в статье о схеме поселений Красночикойского района в «Малой энциклопедии Забайкалья: архитектура и строительство» (Новосибирск, 2016). Говоря о селениях в «падевых» ситуациях, то есть расположенных в падях (сухих долинах), её автор Г.П. Мартынюк в качестве примера привел чикойские сёла Жиндокон, Верх. Шергольджин, Альбитуй, Верх. Нарым. И хотя в современном реестре интересующее нас село отсутствует, но в те далёкие годы оно вполне могло быть местом рождения Ивана Терентьева.

Вопрос остаётся открытым. Ясно одно — все немногочисленные источники свидетельствуют о том, что Иван Терентьев родился в Забайкалье.


Первый секретарь Ульяновского обкома ВКП(б) Иван Николаевич Терентьев.
Фотографию разыскали сотрудники Архива новейшей истории Ульяновской
области. Впервые опубликована в газете «Ульяновская правда» 15 января 2013 г.


На Дальнем Востоке
Информируют они и о том, что Иван Терентьев родился в семье крестьянина-бедняка. Рано остался без матери. С тринадцати лет батрачил у деревенского кулака, затем трудился на золотых приисках: сначала рабочим, потом смотрителем и управляющим. В 1930 году, во время прохождения военной службы на Тихоокеанском флоте, вступил в ряды ВКП (б), стал секретарём партийной организации корабля и начал активную политическую деятельность. После флотской службы остался на Дальнем Востоке на освобождённой партийной работе. Дорос до первого секретаря обкома партии ныне несуществующей Уссурийской области.

…Российская земля частенько подвергалась всевозможным административно-территориальным реформам и переменам. Их свидетелями и участниками были и забайкальцы. Вспомним, например, не столь давнее объединение ранее самостоятельных субъектов Федерации — Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа — с последующей передачей вновь созданного Забайкальского края из состава Сибирского федерального округа в Дальневосточный.

А если заглянуть в более отдалённые времена, можно вспомнить, что Забайкальская область, созданная ещё при царизме — в 1851 году, в начале 1920-х годов была преобразована в Забайкальскую губернию буферной Дальневосточной республики. А после ликвидации ДВР в ноябре 1922-го вошла в состав Дальневосточной области РСФСР. Но ненадолго. В январе 1926-го Дальневосточная область была преобразована в Дальневосточный край, который стал третьей по величине административно-территориальной единицей Советского Союза (после Якутской АССР и Казахской ССР). В октябре 1938-го последовала новая перемена: Дальневосточный край разделили на два — Хабаровский и Приморский. В Приморский край вошла и интересующая нас Уссурийская область, которая была образована в июле 1934 года постановлением ВЦИК с центром в городе Никольске-Уссурийском.

В 1935-м этот город переименовали в Ворошилов в честь Климента Ворошилова. В качестве наркома по военным и морским делам он находился в Никольске-Уссурийском всего три дня, с 31 июля по 2 августа 1931 года. Кстати, как сообщил краевед Николай Паничкин в своей книге «Уссурийский хронограф», звание «Ворошиловский стрелок» родилось именно в Никольске-Уссурийском после того, как Ворошилов на командирских стрельбах на местном Барановском полигоне выбил из чужого, якобы неисправного нагана 59 очков из 70 возможных.

В южной части Уссурийской области, на границе России с Китаем, располагался Бикинский район с центром в городе Бикин. Его название происходит от удэгейского слова, которое переводится как «родившийся старший брат» — так называется и протекающая здесь одноимённая река. Статус города был присвоен Бикину Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 9 ноября 1938 года.

В это время герой нашего рассказа — первый секретарь Бикинского районного комитета ВКП(б) Иван Терентьев, который по долгу службы, надо полагать, приложил руку к повышению статуса своего населённого пункта, тоже получил повышение. Он стал вторым секретарём Уссурийского обкома партии.

Три его предшественника на этом посту плохо кончили. Сергей Овчинников, который сначала поднялся до должности первого секретаря, вскоре был расстрелян как «враг народа». Самуила Рохлина тоже расстреляли за «антисоветскую деятельность». А их сменщик, кавалер ордена Ленина Эммануил Чудновский, как скупо известил партийный справочник, в июле 1937 года погиб в Хабаровске во время пленума крайкома ВКП(б). Все трое ушли из жизни в 34-летнем возрасте.

В кресле второго секретаря обкома 30-летний Иван Терентьев просидел недолго, меньше четырёх месяцев, поскольку уже в октябре 1938-го был избран первым секретарём. Столь стремительной партийной карьере способствовало то обстоятельство, что его предшественники досрочно покидали свой пост по независящим от них причинам. Были расстреляны уже упомянутый Сергей Овчинников и вслед за ним — 36-летний Павел Федин, который и сам приложил руку к репрессиям, входя в состав особой тройки, созданной по приказу НКВД СССР.

Пришедший им на смену в октябре 1938-го Семён Шабалин буквально через несколько дней был назначен председателем Организационного комитета Президиума Верховного Совета РСФСР по Приморскому краю, который был образован 20 октября 1938 года указом Президиума Верховного Совета СССР «О разделении Дальневосточного края на Хабаровский и Приморский край». Дальнейшая судьба Семёна Ивановича сложилась вполне благополучно. Военные годы он провёл на высоких тыловых должностях и скончался в 1961 году в звании генерал-майора интендантской службы.

Пост первого секретаря Уссурийского обкома партии Иван Николаевич Терентьев занимал до декабря 1942 года. Он являлся членом дальневосточной делегации на XVIII съезде Всесоюзной коммунистической партии (большевиков), который проходил в Москве в марте 1939 года. Съезд подвёл итоги переходного периода от капитализма к социализму, наметил курс для создания условий перехода к коммунистическому строительству, утвердил третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР.

Реализации решений съезда помешало нападение фашисткой Германии на Советский Союз. Вся страна, в том числе и далекая от линии фронта Уссурийская область, под руководством коммунистов встала на военные рельсы. Иван Терентьев возглавлял партийную организацию Уссурийской области до самого конца 1942 года. Потом его направили в Москву, в аппарат ЦК ВКП(б). Через несколько месяцев Уссурийская область была ликвидирована, а входившие в неё районы подчинены непосредственно Приморскому краю.

…Осенью 1957-го, спустя год после исторического ХХ съезда партии, на котором Никита Хрущёв выступил с докладом «О культе личности и его последствиях», по Советскому Союзу прокатилась волна переименований. Она стала прямым продолжением разоблачения культа личности Иосифа Сталина. На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР (он был опубликован 11 сентября 1957 г.) с длинным названием «Об упорядочении дела присвоения имён государственных и общественных деятелей краям, областям, районам, а также городам и другим населённым пунктам, предприятиям, колхозам, учреждениям и организациям», менялись названия, связанные с именами видных государственных и политических деятелей. В результате город Ворошилов, где поработал Иван Терентьев, получил новое название — Уссурийск. По иронии судьбы, под документом о переименовании стояла подпись председателя Президиума Верховного Совета СССР Климента Ворошилова.


Картина личного портретиста Сталина Александра Герасимова
«И. В.Сталин делает отчётный доклад на XVIII съезде ВКП(б)»
(1939; Государственная Третьяковская галерея, Москва).


Новое назначение
Родина В.И. Ленина — город Симбирск, основанный в 1648 году по указу царя Алексея Михайловича для защиты восточных границ от набегов кочевых племен, — в течение почти четырёхсот лет являлся важным административным центром Российского государства в Поволжье. Переименованный постановлением ЦИК СССР в связи со смертью Ульянова-Ленина в Ульяновск, город оставался центром губернии, позже — округа. Но после серии типичных для того времени административно-территориальных пертурбаций утратил этот статус и превратился в рядовой районный центр обширной Куйбышевской области.

Однако с началом войны Ульяновск стал важным стратегическим узлом, соединявшим центр страны с индустриальным Уралом. Ульяновский патронный завод ежедневно оправлял на фронт тысячи патронов. На здешних суконных фабриках была сшита каждая четвёртая солдатская шинель. Ульяновские военные училища готовили офицерские кадры. В город эвакуировали пятнадцать промышленных предприятий и тысячи людей, а также духовный центр православия вместе с Московской Патриархией.

Тяжесть первых военных лет показала необходимость разукрупнить некоторые большие регионы, чтобы эффективнее управлять ими. Поэтому с 1943 по 1944 год в стране было создано 13 новых областей. Первой — Ульяновская область. Указ Президиума Верховного Совета СССР об её образовании в составе РСФСР вышел 19 января 1943 года.

Территория новорождённого региона составила около 35 тысяч квадратных километров — 24 района с населением более миллиона человек. Здесь действовало около двухсот промышленных предприятий и полторы сотни различных артелей, 33 совхоза, 68 машинно-тракторных станций и 1151 колхоз.

Новую область доверили возглавить 34-летнему Ивану Терентьеву, который на тот момент находился в резерве ЦК. Он был назначен на пост первого секретаря Ульяновского обкома ВКП(б).

Накануне его вызвали к секретарю ЦК ВКП(б) Георгию Максимилиановичу Маленкову. Беседа продолжалась около часа. В своих воспоминаниях, направленных в 1988 г. в партийный архив Ульяновского обкома КПСС, Терентьев писал, что Маленков «посоветовал при формировании области рассчитывать на местные ресурсы и настоятельно внушал, чтобы я как первый секретарь всегда был правдив, чтобы мои указания всегда были реальны, чтобы в речах секретаря приводимые факты соответствовали действительности. Иначе, говорил он, руководитель теряет авторитет и доверие парторганизации. Правда и правда во всём, повторял он неоднократно».

О первых впечатлениях от Ульяновска Терентьев писал так: «Город был буквально забит эвакуированными предприятиями, учреждениями, военными училищами, учебными заведениями. По решению правительственных органов в Ульяновске были размещены Наркомат речного флота РСФСР, Наркомат внешторга СССР, тыловые и хозяйственные службы Военно-морского флота, Управление шоссейных дорог НКВД СССР, частично Приволжский военный округ, шесть военных училищ, эвакогоспитали, институты и др. Здесь же находился штаб Волжской военной флотилии во главе с контр-адмиралом Рогачевым. В Ульяновск были эвакуированы заводы и фабрики из Москвы, Киева, Харькова, Витебска и других городов, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками. О плотности заселения города говорит такой показатель: из 35 школьных зданий 25 были заняты фабриками, заводами, госпиталями и разными учреждениями. Естественно, что в городе увеличилось количество жителей. Норма жилплощади на одного человека сократилась до двух-трёх квадратных метров.

Основная цель образования области состояла в том, чтобы приблизить руководство к промышленности, сельскому хозяйству, социально-культурным сферам — следовательно, включить все резервы и дать новый импульс в работе. Особенно это касалось сельского хозяйства. Начало практической работы вновь образованной области выпало на середину Великой Отечественной войны — трудности колоссальные… Ограниченное снабжение населения продуктами питания, нехватка людей на заводах и фабриках, старики и женщины в колхозах и совхозах, септическая ангина в сельской местности. Все это надо было пережить, выстрадать и выстоять».

В Ульяновске
На информационном портале Ульяновского областного отделения Русского географического общества достаточно подробно освещена почти шестилетняя деятельность Ивана Терентьева на посту первого секретаря обкома партии (19 января 1943 г. – 5 марта 1949 г.).


Иван Терентьев. Фото с информационного портала Ульяновского
областного отделения Русского географического общества


На первых порах перед ним встали три основные задачи: разместить в переполненном городе областные организации, укомплектовать штаты, установить связи с центральными органами и местными организациями.

Постепенно работа налаживалась. Терентьеву пришлось размещать эвакуированные предприятия, решать проблему жилья для людей, спасавшихся от войны, давать фронту хлеб и боеприпасы. Началась сборка автомашин на Ульяновском автозаводе, росли поставки сельхозпродукции.

На первой областной партийной конференции в 1944 году Иван Николаевич резко критиковал производителей товаров широкого потребления: «…Мыла, выпущенного местной промышленностью, приходится в год на душу 23 грамма. Если положиться на руководителей местной промышленности, промысловой и инвалидной кооперации, будешь ходить разутый, оборванный и грязный. Работники местной промышленности и промысловой кооперации далеко не всегда прислушиваются к запросам и нуждам населения. Например, в 1943 г. артели выпустили на рынок 25 тонн зубного порошка. Это хорошо. Но они не дали ни одной зубной щётки, чем поставили потребителя порошка в затруднительное положение».

Терентьеву приходилось постоянно реагировать на сигналы, приходящие из разных мест новой области, и принимать меры. Приведём пару таких сигналов, опубликованных в 2015 году в сборнике рассекреченных документов периода Великой Отечественной войны из фондов Государственного архива новейшей истории Ульяновской области.

«Трудящиеся Володарского района выражают целый ряд недовольств, главным образом на то, что одновременно со снижением норм резко снизилось качество хлеба. Хлеб имеет большой процент примеси и часто бывает сырой, а, следовательно, тяжёлый на вес и малопитательный. Не устранены также очереди в магазинах, в них зачастую по несколько часов не бывает хлеба, и рабочие, окончив 11-часовой рабочий день, не имеют возможности быстро получить хлеб».

«Народным Комиссариатом коммунального хозяйства на новое жилищное строительство в г. Ульяновске в 1944 г. отпущено 1840 тыс. руб. До сего времени Ульяновский горисполком к работам нового строительства не приступил, а также не заготовил и не завёз на строительные площадки стройматериалы, хотя строительный сезон уже проходит. Часть отпущенных средств израсходована не на строительство, а на проектно-сметные работы, изменяя четвёртый раз проекты дома».

В тот период удалось решить серьёзную для Ульяновска проблему — ликвидировать недостаток электроэнергии. К 1946 году была полностью построена и введена в работу электростанция Ульяновского автомобильного завода мощностью в 12000 киловатт, что вместе с поставкой из других источников на несколько лет опережало потребность города в электроэнергии.

Во всех сферах экономики, образования и культуры Ульяновской области к 1949 году был превзойдён довоенный уровень. Регион восстановился от тягот и лишений военного времени. В этом немалая заслуга первого секретаря обкома партии.

Часть II

Все материалы рубрики "Время первых"

 


Сергей Забелин
«Читинское обозрение»
№9 (1649) // 24.02.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).