Как Ивану Васильевичу профессию меняли

История легендарного кино-хронопутешествия. Часть I


Новогодние праздники в последние годы не обходятся без демонстрации бесценного шедевра Леонида Гайдая – фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Встретив Новый год и Старый Новый год, «Синескоп» предлагает вам отправиться в хроно-исследовательскую миссию по изучению этого удивительного фантастическо-хохмического феномена. Как и в фильме, начнём с того, что пронзим пространство и время и увидим Москву, но XX века 1930-х...

Вперёд в прошлое
В 1934 году писатель и драматург Михаил Булгаков решил попробовать себя в фантастике – в необычном её поджанре. Вдохновившись серьёзным произведением Г. Уэллса «Машина времени» и другими рассказами о путешествиях в хронопространстве, Булгаков написал пьесу – комедию «Иван Васильевич». Сюжет являл собой комические приключения жулика Жоржа Милославского и управдома Бунши-Корецкого, отправленных машиной времени московского инженера Тимофеева во времена царя Ивана Грозного, где склочный управдом оказался двойником легендарного русского монарха. А сам Иван Грозный попадает в будущее того времени – современную Москву 1934 года.

Булгаков остался доволен работой – получилось оригинально, интересно и очень смешно. Да вот беда – пьеса на сцене шла коряво – сказывались технические сложности (требовалась машина времени и показ её работы), но главное – театральные режиссёры явно опасались очевидного сходства между личностями Иоанна Васильевича и Иосифа Виссарионовича, считавшего к тому же Грозного своим духовным учителем. Булгакова замучили бесконечными просьбами и указаниями об изменениях различных сцен пьесы и переделками. В конечном итоге пьеса была почти забыта – легла на «театральную полку».

...и в будущее
Спустя 38 лет на самой большой киностудии страны «Мосфильме» творил своё искусство самый знаменитый комедиограф СССР, за плечами которого были шедевры: «Пёс Барбос и необычный кросс», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «12 стульев» и прочие смехошедевры – Леонид Гайдай. В конце 1971 года режиссёр решил расстаться с комедийно-эксцентрическим жанром и обратиться к серьёзным темам. В мечтах и планах мэтра ещё до съёмок «Кавказской пленницы» была экранизация пьесы М. Булгакова «Бег». Надо заметить, что Гайдай, вопреки сложившемуся «имиджу», начинал свой путь в большом кинематографе не как комедиограф – его первой большой работой была драма «Долгий путь» – экранизация рассказов классика русской литературы В. Короленко. Но на пути Гайдая в «серьёзный» жанр встало Госкино – в его самых высших сферах режиссёру было сделано «предложение, от которого было невозможно отказаться»: продолжать творить комедии, которые получались не только шедевральными, но и собирали мега-сверх-кассовые доходы, нередко затмевающие суперблокбастеры Голливуда.

По мотивам пьесы Булгакова «Бег», а также романа «Белая гвардия» и либретто оперы «Чёрное море» в 1970 году режиссёры А. Алов и В. Наумов сняли картину с одноимённым названием пьесы. И очень успешно.

Соблазнение Италией
Творческо-профессионального упрямства Леониду Иовичу было не занимать. Идя на встречу высшему киноруководству страны, режиссёр остался верен идее – поработать на литературных первоисточниках великого писателя М. Булгакова, для чего режиссёром и писателем-сценаристом Владленом Бахновым была выбрана «крамольная» и необычная своим сюжетом пьеса «Иван Васильевич».

К началу 1972 года получился остроумный киносценарий «Иван Васильевич меняет профессию». Госкино, руководство «Мосфильма» и худсовет киностудии поняли, что и в этот раз не ошиблись в Гайдае. Сценарий был подписан «в производство» с первого же раза (лёгкость подписания обернулась массой проблем – идеологического характера! Но об этом позже).

С 24 мая Гайдай со своей группой занялись отбором актёров для необычной комедии. Интересно, что за неделю до этого к Леониду Иовичу подошёл его коллега Эльдар Рязанов и начал горячо предлагать заняться проектом «Спагетти по-русски». «Лёня, это же по твоей части – комедия, гэги, погони по типу «Бриллиантовой руки»... Я-то не спец по эксцентрической хохме... И сценарий готов. И можно поработать за границей – в Италии...». Гайдай, подумав, отказался, сохранив верность своему детищу, в одной из сцен которого была фраза: «Меня (царицей) Италией соблазняли, но не поддался я...».

Рязанову в конце концов пришлось стать режиссёром совместного советско-итальянс-кого проекта «Невероятные приключения итальянцев в России», который назывался вначале «Спагетти по-русски».

О царях, жуликах, инженерах и жёнах
И вот – кинопробы. Самых главных персонажей-двойников – Ивана Грозного и управдома Буншу – режиссёр видел прежде всего в лице надёжного Юрия Никулина. Сценарий писался под него. Но время съёмок совпадало с гастролями цирка в далёкой Австралии. И Никулин отказался. Правда, есть мнение, что это была «официальная» причина, а на самом деле актёр не захотел сниматься в фильме, который явно претендовал «на полку» – ещё до съёмок первых сцен цензуру начало многое не устраивать в сценарии...

Ничего поделать было уже нельзя, и крайне огорчённый Гайдай стал искать нового управдома и монарха. На непыльную должность царя, кроме Никулина, метило ещё восемь человек. Среди них талантливейший Евгений Евстигнеев, пробы которого не удовлетворили худсовет. Георгия Вицина не взяли, потому что он ассоциировался со знаменитой гайдаевской троицей. Евгений Лебедев, по мнению Гайдая, был прекрасным грозным самодержцем, но не убеждал как управдом. А Юрий Яковлев на первых же кинопробах смог блестяще «раздвоиться» на великого царя и мелкого склочного Буншу.



С утверждением Яковлева появились проблемы с Андреем Мироновым, одобренным на роль жулика Жоржа Милославского: дуэта у них не получалось. На фоне «солидной» игры Яковлева проходимец Миронова показался худсовету слишком артистичным и излишне утонченным. Не устроили и пробы на Милославского известных актёров: Юматова, Никоненко, Буркова, Невинного. Актёры были слишком узнаваемы. Предпочтение было отдано Куравлёву.



На роль изобретателя Тимофеева пробовались два актёра – уже известный по двум популярным картинам Гайдая Шурик – Александр Демьяненко и Олег Видов. Возможно, Гайдай хотел «забыть» про Шурика и ввести нового героя, но потом всё же отказался от участия Видова.

Роль Зиночки, жены изобретателя, «примеривали» три Натальи: Гундарева, Гвоздикова и Селезнёва. Гундаревой (возможно, из-за её эффектных форм) предложили попробоваться на царицу Марфу Васильевну, но и там она не прошла. Женой Шурика утвердили уже известную зрителю «хорошую девочку Лиду» – Селезнёву.



Скромницу Марфу Васильевну сыграла Нина Маслова (она-то и отбила роль у Гундаревой). Маслова, впоследствии исполнившая роль женщины-мечты Афони в фильме Данелии, и в жизни пользовалась мужским вниманием. Отчего и страдала. В первых сценах «Ивана Васильевича» царица смотрит в пол вовсе не от скромности. Актриса пришла на съёмку с фонарём под глазом! Постарался второй муж, руководитель оркестра...

... и о болванах
С утверждением Пуговкина на роль Якина возникли проблемы – выразили свой горячий протест... известные режиссёры. Как так? Пуговкин, играющий дураков, и вдруг – в роли режиссёра?! На худсовете за актёра заступился Г. Чухрай: «Товарищи режиссёры! Вы все думаете о себе очень хорошо. А зря. Пуговкин вам покажет, какие болваны среди вас встречаются...».

«Гитлер... капут!»
В остальном актёрский состав был проверен Гайдаем не единожды – Крачковская, Филиппов, Крамаров, Бредун и т.д. Интересно, что речь для посла шведского (Филиппова) Гайдай сочинил лично. На войне, с которой Гайдай вернулся инвалидом, он был разведчиком, брал «языков». И вот однажды командир построил новобранцев: «Нужны разведчики со знанием немецкого. Кто знает – шаг вперёд». И Леонид вышел. А знал он только «хенде хох», да ещё несколько слов. Также изъясняется и его лжецарь Бунша: «Гитлер... капут!». В сценарии, правда, он восклицал: «Мир и дружба!». Эти слова не пропустила цензура. Досталось и фразе в эпизоде «Трапеза», когда Бунша спрашивает: «За чей счёт банкет? Кто оплачивает это изобилие?». И получает ответ: «Народ, ваше величество».

О машине времени и не только – во второй части нашего хронопутешествия, которое мы продолжим 1 февраля.

А на следующей неделе в «Синескопе» – о фильме «Притяжение» Ф. Бондарчука, премьера которого состоится 26 января.


Часть II
Часть III
Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№3 (1435) // 18.01.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).