По морю знаний сквозь штормы страданий

Часть II


Часть I

Вторая неделя учебного года,
процесс обученья поддал обороты…
Кому-то «пятёрки», кому-то – невзгоды,
Такой вот закон этой школьной «природы»…


…Впрочем, здесь каждый учащийся решает сам – быть ему оценко-поведенчески лояльным к этому самому Закону и быть в гармонии с соответствующим благожелательным отношением его «властей-законодателей» – учителей, завучей, директоров, а также родителей. Или, наоборот, проникнуться духом внутренней и внешней независимости, бунтарства и свободы, пытаясь пойти против Закона этой самой «школьной природы» или переделать его. Здесь каждый выбирает свой путь…

Дз-ззыыынь… Это звонок! Итак, все вновь в киноклассе. Продолжим начатую на прошлом уроке тему… Почему-то считается, что, в отличие от чересчур жизненно-активных учеников-мальчишек, независимо от страны проживания, девочки-школьницы всегда спокойней, усидчивей мальчиков, лучше учатся, более дисциплинированны. Так уж ли это на самом деле? А вот и нетушки! Многие представительницы кинематографа периода «золотого» детства запросто разрушают этот миф.

«Прощай, Вася!», верней… Лариса!
Задолго до того, как она блеснула в своей первой и звёздной главной роли Ларисы Огудаловой в картине Эльдара Рязанова «Жестокий романс» и стала знаменитой, Лариса (в жизни и по паспорту Гузеева), в отличие от своего экранного персонажа, была вовсе не тихой и даже застенчивой, а с точностью до наоборот. С самого школьного детства Лариса, несмотря на очень миленькую внешность, являлась бунтаркой, начинённой всяческими «сюрпризами», к примеру, в поведении, нередко тянущим на «неуд». В общении активно и с энтузиазмом использовала отборную и «высококачественную» ненормативную лексику, дымила табакосодержащими изделиями и самоотверженно срывала уроки. Оценки за знания у юной сорвиголовы были «по левую сторону» от «удовлетворительно», что заставляло краснеть её маму особо, поскольку она была… учительницей истории школы, где училась девочка. Даже одеждой Лариса умудрялась «протестовать» против школьного «занудства», нередко надевая ультракороткие юбки, что для советской сельской школы (семья жила в селе Нежинка Оренбургской области) было особо «преступно». Мать Ларисы нередко просто боялась зайти в учительскую, понимая, что ничего хорошего от своих коллег о дочери она не услышит. Когда Гузеева-младшая наконец-то получила свой аттестат, все учителя вздохнули с облегчением, и в тот долгожданный, захватывающий момент они, возможно, подобно одной из героинь сюжета киножурнала «Ералаш» – инспектора детской комнаты милиции в исполнении актрисы Ольги Аросевой, а затем и всего класса, начали дружно хлопать и скандировать: «Прощай, Вася!», то есть, Лариса.. «Прощай, Ла-ри-са!»…

Кстати, о вышеупомянутой великолепной Ольге Аросевой, звезде советских, прежде всего – кинокомедий, и знаменитой особо благодаря ярчайшему персонажу – пани Монике из популярной юмористической телепередачи «Кабачок «13 стульев»! В детстве актриса тоже нередко грешила шалостями.

Подайте за Христа ради
Младшая, двенадцатилетняя, Оленька – дочка известного большевика, писателя и посла СССР в Чехословакии, товарища Аросева, как-то посмотрела спектакль «Трёхгрошовая опера». Под впечатлением девочка нарезала лохмотьями своё платье, как у нищих персонажей спектакля, и вместе с подружкой-чешкой отправилась просить милостыню, рассказывая изумлённым буржуа трогательную легенду, будто мама их оставила, а папа денег не даёт. Так что: «…Подайте, добрые панове, грошик-другой за Христа ради…». Дело едва не кончилось дипломатическим скандалом: в газете появилась заметка о дочери советского посла, собирающей подаяние.

Итак, у Олечки уже задолго до кино-, теле- и театральной карьеры были неплохие актёрские задатки – «добрые панове» хорошо подавали «бедной» юной «авантюристке-мошеннице». Но одна её «коллега», находясь в ещё более младом возрасте, эту карьеру начала реально, причём оставаясь малоуправляемой оторвой, отнюдь не радовавшей родителей положительными гимназическими отметками, но обожавшей выкидывать всяческие «номера» с переодеванием. Итак, о том…

…как Таня была (с успехом)... Серёжей
Будущая «Главная кинобабушка СССР» Танечка Пельтцер, будучи девятилетней девочкой, в роли Авдия была уже занята в спектакле одного из столичных театров (дело было в 1913 году) «Камо грядеше». А за работу в следующей постановке – «Дворянское гнездо» она впервые получила гонорар. Все спектакли ставил папа Танечки – известный театральный режиссёр Иван Романович Пельтцер. В 11 лет Таня играла Серёжу Каренина с таким надрывом, что впечатлительных зрительниц-дам выносили из зала без чувств: так на них действовала сцена прощания Анны с сыном. А юная талантливая артистка уже за кулисами хохотала во всё горло, потешаясь над «плаксами». Затем Танечка нередко удирала на улицу в сценическом костюме гонять местных мальчишек, иногда драться, при этом осыпая противников различными непечатными словами или, смотря по настроению, «резаться» с ними «в ножички», чижа, пуговицы или даже в… орлянку (если была мелочь в карманах), называя себя при этом «Серёгой»...

Специфическим успехом в искусстве вхождения в образ также отличалась в школьном детстве девочка по имени…

Николь ведьма-Морковка
Учась в начальных классах, она в течение двух лет притворялась, что она самая натуральная… ведьма! Да так убедительно, что большинство одноклассников ей верило. И неудивительно, у девочки волосы были похожими на форменную мочалку и торчали в разные стороны, как она их ни причёсывала. «Колька» потихоньку даже пыталась их разглаживать… утюгом. Волосы к тому же были рыжими, да ещё и отдавали оранжевым – отчего и вышла кличка – Морковка. А ещё девочка умела по-особому зловеще сверкать глазищами и подвывать. Ведьмистости к Морковке добавил существенный «ужасающий» «аксессуар» – метла, которую она иногда таскала с собой на уроки, уверяя, что в полночь использует её как воздушное транспортное средство. Неудивительно, что вскоре одноклассники стали шарахаться от Морковки. В добавление к прочим «странностям» у неё была аллергия на клубнику и панический ужас перед... бабочками. К 13 годам «Морковка» стала «Аистом» и… «Шваброй», поскольку Николь внешне выглядела нескладёхой, вымахавшей аж до 1 метра 75 сантиметров! Ныне она является одной из самых узнаваемых и востребованных актрис Голливуда и остаётся по-прежнему, несмотря на возраст, красивой и элегантной. А настоящее имя ведьмистой Морковки – Николь Кидман.

Как известно, некоторым юным ученицам изрядно портят жизнь в школе несносные мальчишки. Как защищаться? Можно реветь, не жалея слёз (на жалость мальчишек не купишь, как и на испуг), можно эффективно ябедничать (помогает, но может вызвать ещё большие «наезды»), можно орудовать кулаками (но не у всех имеются к этому данные), а можно и…

Ножами и «поцелуйками»…
…как будущая боевитая Ларочка Крофт и рогоносная зловеще-чарующая Малефисента, сверхсексапильная Анджелина Джоли. Девочку изводили одноклассники за чрезмерную худобу, очки и брекеты на зубах. Многие дети собирали значки, фантики, марки, а вот Энджи в детстве коллекционировала... ножики и всегда держала один под рукой. На всякий случай! Кроме того, лет этак в двенадцать Анджелка, не выдержав мальчишек-террористов, собрала и стала во главе воинствующей «банды» – компании «Целующих девочек». Бандитки загоняли мальчишек-обидчиков в угол и… зацеловывали до воплей потерпевших. Далее «злодейки» во главе с «атаманшей» воинственно хохотали и любовались, как через минуту после «акции» собратья по полу задразнивали до слёз их «жертву».
А теперь…

Свобода и панк-мутант
Несмотря на то, что она родилась в США, её школьное детство началось в «чопорной» Англии, в одном из солидных учебных заведений Лондона, где она отличалась прилежанием и даже хорошими отметками. Именно такой поначалу была будущая секретно-материальная эФБээРовка Дана Скалли – Джиллиан Андерсон. Но вот семейство Андерсонов вновь перебралось в США. И тут юная Джилл решила, что её настоящая родина – это, в прямом смысле, – страна Свободы. Вскоре из пай-девочки она превратилась в раскрашенно-бритого панк-мутанта. А пирсинг в носу сверкал у ней уже с 12 лет. Этот «панк-мутант» как-то умудрялся при этом всюду поспевать: получать местами неплохие отметки, интересоваться… морской биологией, театром, стал употреблять «горькую», гоняться за мальчишками, гонять с ними же на ворованных авто и активно использовать на школьных занятиях русскоязычную ненормативную лексику. Где нахваталась мисс Андерсон-младшая «знаменитых» русских выражений, неизвестно, но звучали они смачно и экзотично. Странно, но её отлично поняли «тупые» американские учителя. Детки-одноклассники немедленно подхватили «очень интересные» слова. Через пару часов, попади в это американское учебное заведение наш земляк-русский, он бы чувствовал себя как на родине... Бесчинствующая Джилл не раз оказывалась на грани вылета из школы, в классе была обладательницей «номинаций»: «Клоун класса», «Ученичка с приветом», «Скоро облысеет» и «Арестантка». Последняя оказалась провидческой – Джиллиан была задержана копами, когда накануне выпускного бала, эксперимента ради (видимо, уже тогда задумывалась над проблемой X-files?) она заливала клей в замок двери школы… И всё бы сложилось в судьбе будущего знаменитого секретно-материального агента ФБР грустно, если бы в дело не вмешивался папенька девочки, скромный кинобизнесмен. Он «прописывал» своей чадушке известный, действенный и бодрящий «витамин эР», попутно внушая во время его воздействия, что «свобода, даже в Америке, – есть понятие условное».

Итак, если с будущей «секретно-материальной» школьной хулиганкой Джилл всё ясно, то с её таким же будущим коллегой – агентом Ф. Малдером – юным Дэвидом Д. особая история, поскольку в школе он почти соответствовал своей фамилии и был…

…Что? ...Дззз-зззынььь! Уже звонок? Завершаем наш урок! Эти кошмарные «зубрилки», «ботаники», отличники – хулиганы-неприличники. Шкафом по завучу, дрожжами по школе. Великие двоечники – кинозвёздные и наоборот. О «Конях», «Стенках», «Подушках», «Скелетинах» и т.п. В школе… мотоциклист-хулиганист! Странные мечты, безбашенные выходки и прочие ученические «чудеса-закидоны» будущих кинокумиров в нашем следующем, заключительном, третьем киношкольном уроке. А теперь – всё...

Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№37 (1677) // 08.09.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).