Новый год 2017 и Карнавальная ночь

Часть I


Впереди новогодняя ночь и самые радостные зимние деньки под руко... нет, под крыловодством Петуха. По такому случаю позвольте поведать вам сказочную историю появления одной кинотрадиции, без которой немыслима ровно вот уже как 60 лет (!) ни одна встреча Нового года. Именно сегодня, 28 декабря, в 1956 году состоялась премьера новогодней музыкальной комедии Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь». Вы удивитесь, но началась эта весёлая картина со... скандала!

Документалист против комедиографа
Вся эта карнавало-история началась в самом начале 1950-х – время «малокартинья», когда в СССР за год снималось всего от 8 до 15 фильмов. Стране, залечивающей раны от войны, требовались весёлые кинокомедии. Особенно музыкальные. Учитывая ситуацию, известные кинодраматурги Борис Ласкин и Владимир Поляков написали сценарий о том, как во Дворце культуры идёт подготовка к новогоднему карнавалу и, недолго думая, окрестили произведение «Карнавальная ночь».

Будучи написанным ещё в 1951 году, сценарий долго ждал своей очереди, пылясь на полках «Мосфильма» в течение четырёх лет, пока принявший бразды правления студией Иван Пырьев не обратил на него внимание.

Знавший толк в комедиях, Пырьев старался приобщить всех режиссёров к весёлому жанру. Особенно молодых. Поэтому он решил привлечь для «Карнавальной ночи» какого-нибудь никому не известного дебютанта. Первым же под могучую руку киномэтра попался Рязанов. Недавно пришедший с Центральной студии документальных фильмов на «Мосфильм», 28-летний Эльдар занимался исключительно документальным кинематографом и даже имел награды на фестивалях. На главной киностудии страны молодой режиссёр хотел попробовать себя в драматическом жанре художественного кино. В феврале 1956 года он подал заявку на картину «Встречи на Камчатке». Спустя всего пару недель его вызвали в кабинет главы «Мосфильма». Радуясь быстрой реакции руководства, молодой режиссёр галопом примчал к Пырьеву и... через полчаса вышел крайне подавленный. Ему предложили снимать какую-то комедию.

Как Рязанов «Карнавалу» сопротивлялся
Прочитав сценарий Ласкина и Полякова, Эльдар расстроился ещё больше: написанное представляло всего-навсего какие-то связки между эстрадными номерами. Эти номера должны были стать основой музыкального кинообозрения. Характеров не предусматривалось. Действовали, как в мюзик-холле, условные фигуры, маски, выражающие социальную сущность персонажа. Бюрократ от искусства и энтузиасты, которые ему противостоят. Весёлое и жизнерадостное схлёстывалось с унылым и догматическим в музыкальном поединке. И, разумеется, побеждало. Схема более чем привычная. Сюжет «Карнавальной ночи» ничего особенного не обещал. Тем более было неизвестно, какая в фильме будет музыка, и кто в нём будет играть. В общем, сплошной туман.

Раздражённый Рязанов отказался от этой «музыкальной кино-ахинеи». Пырьев настаивал. Дошло до того, что режиссёр стал скрываться в бесконечных коридорах, цехах и павильонах «Мосфильма» от настойчивого руководства. Четырежды молодой строптивый упрямец отказывался от предложения. В конечном итоге Пырьев всё же уговорил Рязанова, посулив полную свободу творчества после «Карнавальной ночи». Поворчав, Эльдар сдался и принялся за режиссёрскую версию сценария комедии.

«Дубово и не смешно!»
Прекрасно понимая, что молодой режиссёр самостоятельно не справится с постановкой полнометражного фильма, да ещё и в таком сложном жанре, как музыкальная комедия, Иван Александрович с первого дня стал лично следить за процессом. Так, сценарий Эльдару пришлось переписывать восемь раз! Пырьев безжалостно исправлял текст, вычеркивал сцены и при этом жёстко критиковал не только видение режиссёра, но и авторов текста. Сценарий просто пестрел его комментариями вроде: «Бредятина!», «Всё плохо!», «Это дубово и не смешно!».

Кастинг и «Огурец»
Пока молодой режиссёр переписывал сценарий, на «Мосфильме» уже набирали съёмочную группу и проводили пробы. Почти без оных молодой актёр Юрий Белов был утверждён на роль застенчивого радиста Гриши Кольцова.

На роль пылкого «звёздно-коньячного» лектора был приглашён Сергей Филиппов. Почитал про своего героя в сценарии, посмеялся и сразу согласился сниматься.

Давно известна истина, что все режиссёры стремятся открывать актёров. Эльдар Рязанов не стал исключением. Начал с образа «культурного» бюрократа – товарища Огурцова. Режиссёр пригласил на эту роль актёра Петра Константинова. Но и тут вмешался Пырьев: увидев пробу Константинова, забраковал: «Роль «Огурца» должен играть Игорь Ильинский!».

Рязанов был в панике. Знаменитый актёр театра и кино Игорь Ильинский – классик сценического искусства. Значит, будет навязывать режиссёру своё видение фильма? И пока Игорь Владимирович читал сценарий, Рязанов молил в душе: «Хорошо бы отказался!».

Поначалу так и вышло. «Я уже играл «музыкального» бюрократа Бывалова», – сказал Ильинский. Однако режиссёр уже загорелся актёром и предложил ему исполнить не отрицательную, а положительную роль. Огурцов, в отличие от придирчивого карьериста из «Волги-Волги», должен был на экране стать человеком по-своему честным, преисполненным самых благих на конченным дураком. Ильинский согласился.

Как «Ночь» в корзину полетела
И если с Огурцовым всё было ясно, то с «центром» молодёжного противостояния – Леночкой Крыловой – был ступор. Требовалась молодая актриса, музыкальная, обаятельная, с такой открытой улыбкой, чтобы зритель сразу её принял и полюбил без всяких доказательств.

Просматривая претенденток, более всего интересовались внешностью и актёрскими данными – песни можно было спеть и под чужую фонограмму. Так что на пробах никто и не пел. И петь, кажется, не умел. Кроме Гурченко. Её позвали, и она пришла со своего вгиковского курса абсолютно в себе уверенная. Спела сама песенку популярной тогда Лолиты Торрес из фильма «Возраст любви». Пробы снимал малоопытный оператор. Просматривая материал, Рязанов ужаснулся – на экране пел и плясал какой-то жуткий уродец. «Страшная, как смертный грех...» – вспоминал Рязанов. Снимать стали другую, хорошенькую актриску. У той всё получалось чудесно. Но! Вскоре обнаружилось, что у девушки напрочь отсутствует музыкальное чувство ритма. Для жанра киноревю это был удар. Так отснятая уже четверть «Карнавальной ночи» целиком полетела в корзину. Группа и особенно начинающий режиссёр, считавший эту картину своим «проклятием», погрузились в уныние.

Люся возвращается
Отвергнутая 20-летняя Люся Гурченко не горевала. Переполненная творческим энтузиазмом, своей неповторимостью и верой в будущее она носилась по «Мосфильму», пока не попалась на глаза директору. «Где-то я вас, деточка, уже видел», – сказал Пырьев, разглядывая нахальную красавицу. «Я пробовалась в «Карнавальной ночи» и пела сама». «Пела-то хорошо, только зачем физии такие делала, гримасничала и кобенилась?». «Ну...» – Гурченко растерялась. Пырьев повёл её за собой. В мосфильмовском павильоне №3 была сделана декорация радиоузла – сцены, где Гриша Кольцов признаётся в любви Леночке Крыловой. Пырьев подвёл Гурченко к оператору: «Вот тебе актриса! Снимайте на здоровье!». Рязанов в полной безнадёге махнул рукой – ему было почти всё равно, лишь бы закончить быстрее этот кошмар. Вот тут-то и начался нескончаемый карнавал. Ибо настало... лето!

Часть II


Все материалы рубрики "Синескоп"
 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№52 (1432) // 28.12.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).