«Кавказская пленница»

Часть I


Лето… И вот она — середина июня! Ура! Вот они — полностью вступившие в свои права заслуженные отдыхательно-развлекательно-увеселительные «мероприятия» у водоёмов различного масштаба, глубины и солёности, а также — в лесах и дачных угодиях. Однако ещё не всё население страны «в теме»… Некоторых начинают терзать-пытать экзаменационно-зачётные сессии, лишь в финале которых наконец-то настанет вожделенная пора каникул. Студенческих...

...Впрочем, и потом иные из обучающихся, твёрдо выбравших для себя нелёгкую стезю будущего «жреца» науки, вместо типичных летних студенческих увеселений следуют, порой даже самостоятельно, в научно-исследовательские экспедиции. Сегодня об одном из таких энтузиастов, жизнерадостном, неунывающем и самом знаменитом в СССР (и современной России) студенте-фольклористе-очкарике, ровно 55 лет назад отправившемся не без помощи другого очкарика — великого режиссёра-комедиографа, с благородной целью — пополнить анналы отечественной науки этнографии на Кавказ, с целью добычи местных старинных сказок, легенд, тостов. По такому юбилейному случаю предлагаю поехать, уважаемые друзья, вслед за ним в экспедицию по исследованию его невероятных киноприключений, порождённых в одном горном районе. Итак, пошли…

«Правдивая» идея «экспедиции»…
…объявилась в далёком 1965 году, весной, когда троица великих… Э-ээ, нет! Та Самая кинотроица, о которой вы подумали, друзья, появится в нашей «кавказской» истории чуть позже, я говорю о троице их «родителей» — комедиографов: сценаристов Якова Костюковского и Мориса Слободского, а также — режиссёра Леонида Гайдая. Произошло событие при таких делах: писатель и драматург Яков Аронович Костюковский, многие годы сотрудничавший в качестве журналиста с разными газетами, включая всесоюзную «Комсомольскую правду», увидел как-то в одном из её номеров даже не статью, а заметку. Речь в ней шла о юной девушке, приехавшей на каникулы к тёте на Кавказ, а там какие-то местные «горячие джигиты» пытались её купить за стадо баранов. Это была вполне серьёзная критическая информация без какого-либо намёка на юмор. Однако заметка чем-то зацепила...

В июне драматурги уже подали на студию «Мосфильм» литературную заявку на ещё не написанный сценарий о новых похождениях студента Шурика. Далее уже последовал не только свободный творческий поиск, но и суровая кинематографическая необходимость, заключающаяся в том, что нужно было обязательно…

Продолжить «Ы»!
На дворе жарил июль 1965 года. После официальных просмотров приёмной комиссией Госкино и различных худсоветов, в это горячее время готовилась к прокату будущая культовая комедия, шедевр режиссёра Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Чиновники Госкино, экономисты и руководство «Мосфильма» отлично понимали, что эта, ещё не вышедшая в прокат, картина принесёт государству огромные денежные прибыли, в связи с чем был отдан приказ: «…Сценаристам Костюковскому и Слободскому начать работу над продолжением приключений студента Шурика…», или, как сейчас бы сказали, «сиквелом».

Надо заметить, Гайдая это вовсе не обрадовало. Сняв «Операцию», он считал, что данная комедия опустошила его как режиссёра, что Шурик уже себя исчерпал, да и вся троица: Трус, Балбес и Бывалый тоже. Поэтому хотелось снимать иное кино, тоже комедию, но уже с другими героями. Однако, начавшийся прокат «Операции» сделал Гайдая заложником своих же собственных персонажей. Сказочно-сумасшедшие кассовые сборы оправдали все ожидания экономистов от картины и уже далее высокое киноруководство СССР в добровольно-принудительном порядке «предложило» режиссёру работать над продолжением приключений студента-очкарика, полюбившихся народу.

Князь, Снежный человек и др.
В июле 1965 года литературная заявка сценаристов на новую комедию поступила в творческое объединение «Луч» при киностудии «Мосфильм» и была принята. Будущий сценарий носил название «Шурик в горах» и состоял из двух новелл. В первой — «Кавказская пленница» — речь шла о том, как красивая девушка Нина приехала на каникулы к своим родственникам на Кавказ, но была похищена местным сластолюбивым «князьком» Ахоховым. Шурик вызволяет девушку из рук похитителя.

Во второй новелле — «Снежный человек и другие» сюжет был таков: научная экспедиция под руководством видного учёного (роль писалась специально под Михаила Пуговкина), ищет в горах снежного человека. Удаётся выйти на его след, но поймать не получается. Но группа даже не догадывается, что за Снежного человека себя выдаёт троица в лице Труса, Балбеса и Бывалого. После того как провалилась их затея с похищением Нины, они смотались в горы и стали изображать «снежного человека», чтобы сбить со следа милицию. Однако Шурик и Нина разоблачают авантюристов.

Литературную заявку, как первооснову сценария, приняли. К работе подключился Леонид Гайдай. 26 октября 1965 года, когда зрители всего СССР безудержно хохотали над «Операцией «Ы», сценарно-редакционная коллегия «Мосфильма» вновь собралась на своё заседание, чтобы обсудить сценарий под названием «Шурик в горах». На этот раз он представлял собой полнометражный фильм без каких-либо новелл, сюжет которого вращался вокруг похищения девушки.

Балбес и «Мосфильм» — против!
Сначала сценарий категорически не понравился руководству «Мосфильма». История с похищением невесты показалась чиновникам несмешной, надуманной и вообще, по выражению одного из киноначальников, «какой-то дурацкой». Также появилась проблема с «центральным» персонажем троицы — Балбесом. Юрий Никулин отказался от участия в съёмках. И тоже по причине бредового, на его взгляд, сюжета. Но поскольку к этому моменту картина уже стояла в плане, а план в советские времена был делом первостепенным, Никулина быстренько вызвали на партком и обязали сниматься в картине. А Гайдай пообещал троице, что будет рассматривать все их предложения... Литературный первоисточник был утверждён, за исключением рабочего названия.

Тов. Саахов и дядя...
10 марта 1966 года в павильоне №4 студии «Мосфильм» начались кинопробы актёров. Если с Шуриком — Александром Демьяненко и троицей: Вицин, Никулин и Моргунов было всё ясно, то с выбором актёров на роли новых персонажей режиссёру пришлось поломать голову. На роль товарища Саахова пробовались (см. фото): Борис Сичкин, Фёдор Мустафаев, Евгений Петров. Утвердили Владимира Этуша.

Личным шофёром и дядей будущего педагога — студентки Нины, товарищем Джабраилом могли стать Спартак Мишулин, Герман Качин, но остановились на Фрунзике Мкртчяне.

Мечтаем похититься!
Труднейшим для режиссёра оказался выбор на роль главной героини, Нины. «Похищенными» на Кавказе «спортсменками, комсомолками, красавицами» мечтали быть известные молодые актрисы: Наталья Селезнёва, Лариса Голубкина, Марианна и Анастасия Вертинские, восточная красавица Земфира Цахилова, Наталья Кустинская, Жанна Болотова, Наталья Фатеева и ещё более 500 (!) кандидаток. Всё не то. Гайдай, обычно спокойный, уравновешенный человек, стал понемногу «закипать». Случай, как всегда в таких ситуациях, подбросил шанс.

Пленницу — за «ёмкость»
В Одессу, где в это время начал работу над своим первым полнометражным фильмом — фантастической комедией «Формула радуги» режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич («Д'Артаньян и три мушкетёра», «Ах, водевиль, водевиль!») приехала на гастроли цирковая труппа. Режиссёр обратил внимание на гимнастку-акробатку, 19-летнюю девушку удивительной красоты — Наташу Варлей и тут же пригласил её в свой фильм на небольшую роль медсестры. Узнав, что Гайдай мучительно пытается найти актрису для своего нового проекта, Юнгвальд-Хилькевич тут же позвонил коллеге в Москву и порекомендовал очаровательную циркачку в «комсомолку, спортсменку, красавицу». Едва увидев Наташу, Леонид Иович сразу понял, что это и есть главная героиня его будущей картины. Счастливый Гайдай на радостях вручил Юнгвальд-Хилькевичу «выкуп за невесту» — стеклянную «ёмкость» дорогого коньяка.

«Волюнтаризьм»
22 апреля 1966 года на «Мосфильме» начались съёмки самого первого эпизода «Кавказской пленницы, или Новые приключения Шурика». Как это часто бывает у киношников, фильм снимали с середины. В декорации «Дом Джабраила» разыгралась сцена, где шофёр товарища Саахова отчитывает троицу, которая не смогла с первой попытки похитить Нину: «Вы не оправдали оказанного вам высокого доверия». Бывалый оправдывается: «Невозможно работать...». Трус поясняет: «…Вы даёте нереальные планы». А Балбес заканчивает в своём репертуаре: «Это, как его… — волюнтаризьм». На что Джабраил возмущается: «В моём доме прошу не выражаться...».

…В мае были сняты сцены в ресторане со знаменитыми, ставшими культовыми, фразами кунаков влюблённого джигита: «Бамбарбия… Кергуду» и «Баттабарли!.. Курзал!». Что означали сии невероятно «загадочные» и «таинственные» слова? Кто изобрёл их? Об этом в следующий раз, как и ещё много о чём прелюбопытном и не слишком известном, о приключениях студента-фольклориста Шурика, режиссёра Гайдая сотоварищи в следующей нашей встрече. А покудова привал и, как говорится, всем...

Часть II
Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№25 (1665) // 16.06.2021 г.




Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).